29.07.2017
В республике обнаружены крупные месторождения нефти и газа

Ученый Геннадий Червяков, известный в республике как специалист по определению точного расположения мест для бурения водных скважин, убежден, что между Селенгинским и Мухоршибирским районами расположено крупное месторождение нефти и газа. Ученый готов поделиться своими разработками с геологами и учеными. 

Геннадий Витальевич уже отправил запрос региональным властям с предложением провести в указанных на карте точках геологические исследования. По его  мнению, это станет первым шагом для превращения республики в нефтедобывающий регион, а дешевый газ позволит заменить дорогую электроэнергию. 

Разрубить узел проблем

Улан-удэнец Геннадий Червяков разработал новую концепцию нахождения крупных залежей углеводородов. Согласно этой теории, крупные запасы нефти и газа расположены на поверхности земли в так называемых геоактивных местах, имеющих точную координатную привязку. 

– В этих точках, названных «узлами», участки соединены линиями сейсмической сетки и образуют глобальную сеть, имеющую вид треугольников с размерами до 1000 километров, – рассказывает Геннадий Витальевич. – В данных узлах, где накопились напряжения, земная поверхность меняет естественный уклон, вследствие чего происходят наводнения на равнинных реках, понижение уровня грунтовых вод и пересыхание озер. В них часто происходят аварии на железнодорожном транспорте из-за деформации железнодорожных путей, землетрясения, обвалы в шахтах, тоннелях и необъяснимые взрывы жилых домов. 

Также в этих местах наблюдаются прорывы магистральных  трубопроводов, отказ работы навигационного оборудования, пожары и взрывы на воздушном и водном транспорте. Однако помимо проблем  для людей и техники в тех же самых узлах геоактивной сетки расположены и крупные месторождения углеводородов. То есть эти зоны всегда точно совпадают с крупнейшими месторождениями нефти и газа.  

В Бурятии  подобный крупный геомагнитный узел расположен между Селенгинским и Мухоршибирским районами. И как раз это место можно использовать для добычи нефти. 

–  Когда я искал в Тугнуйской долине артезианскую воду методом биолокационного картографического дистанционного сканирования , то часто обнаруживал, что там  есть и нефтеносные слои, – отмечает Геннадий Червяков. – Речь идет о направлении Санага – Новоселенгинск – Мухоршибирь. Именно там расположен геоактивный узел и месторождение нефти и газа. 

Клондайк для нефтяников

Как отмечает ученый, в республике есть большие запасы золота, урана, вольфрама, молибдена и нефрита. И бурятские геологи имеют большой опыт в разведке полезных ископаемых, однако они нацелены, прежде всего, на поиски металлов и минералов. Но что касается нефти, то разведкой занимаются крупные нефтедобывающие компании, которые не заходят на территорию республики. 

– Если посмотреть на карту нефтяных месторождений России, от Ковыктинского газоконденсатного месторождения Иркутской области до нефтяных залежей острова Сахалин, то на ней ничего не обозначено. Означает ли это, что вся Восточная Сибирь и Дальний Восток обделены этими богатствами? – задает вопрос Геннадий Червяков. –  Конечно же, нет, просто нефтяники пока не вкладывают крупные средства в геологоразведку к западу от Байкала, когда еще не закончились запасы нефти в Западной Сибири и других регионах. 

Те регионы, которые не имеют на своей территории хотя бы небольшое количество нефтяных вышек, обречены на постоянное дотационное существование со стороны федерального центра. Те же субъекты РФ, не являющиеся чисто нефтедобывающими, но развивающие отрасль добычи и переработки углеводородов (Томская и Иркутская области), растут ускоренными темпами. В том числе по причине поступающих от нефти вливаний на развитие новых технологий. 

По словам Геннадия Червякова, если продолжать последовательное нефтяное исследование Сибири в восточном направлении, то следующей после Иркутской области будет  Бурятия. Как отметил он,  благодаря запасам углеводородов в республике может начаться газификация, рост инвестиций и появятся новые рабочие места. Другой вопрос, что необходимо начать работу, не дожидаясь, когда нефтяные компании обратят внимание на республику. И здесь фактор времени имеет большое значение, так же как и поиск источников финансирования для начала геолого-разведывательных работ. 

«Ни одной промашки»

За несколько десятилетий своей работы оператор биолокации нашел более тысячи источников воды для бурения скважин. И еще ни разу метод Геннадия Витальевича не давал сбоя. Даже если вода находилась на глубине ста и более метров. Ученый не помнит ни одной жалобы, поступившей от предприятия или от частного лица, когда после земляных работ его информация оказалась бы недостоверной:

– Искал воду или утечки воды я и в Улан-Удэ, и по всей республике: Закаменск, Сосновоозерск, Посольск, Сотниково и так далее. Один раз нужно было найти прорывы водопровода на территории от Сокола до авиазавода. Позже мне рассказали, что по моим данным была найдена каждая из утечек воды.  

Ученый уверен: его метод поиска месторождений ископаемых, как и воды, тоже не даст сбоя. 

– По моим оценкам, в Бурятии есть и нефть, и газ, необходимо лишь подтвердить теорию практикой и уже начать бурить, – заявил Геннадий Витальевич.

Ученый готов к сотрудничеству с геологоразведчиками, нефтедобывающими компаниями.  

– Сейчас мне 66 лет, я на пенсии. У меня нет никаких меркантильных интересов. Просто хочется что-то сделать для республики. Или мы так и будем жить за счет федеральных дотаций и ничего не будем делать? Мне кажется, это хороший вариант выхода Бурятии из экономической ямы и бедности, – считает Геннадий Витальевич.  

Есть опасность для Байкала?

Между тем есть эксперты, которые достаточно скептически относятся к перспективам развития нефтяной промышленности в регионе.

– В 90-е годы, когда я работал в правительстве республики, то участвовал в совещании по итогам геологических изысканий в рамках федеральной программы поиска нефти в Кабанском районе, куда и мы вложили свои средства,  – говорит экономист Юрий Кравцов. – И тогда геологи сказали, что нефти там нет. Что касается Тугнуйской долины, то там нефть никогда не искали, и вполне возможно, что там она есть. Другой вопрос – будут ли ее добывать в современных условиях? 

По словам Юрия Кравцова, эпоха углеводородов идет к своему закату, например, в ближайшие пять лет нефть вряд ли выйдет из коридора 50 долларов за баррель, плюс-минус 15 долларов, что делает бизнес на нефти не таким доходным, как ранее. В мире происходят колоссальные изменения, идет последовательный и неумолимый переход на возобновляемую энергию, с уменьшением доли газа, нефти и АЭС. В этих условиях  вкладываться в нефть никто не будет. 

И, наконец, самое главное. Экономист считает, что бурению будут препятствовать экологические требования по Байкалу. 

– Сегодня Россия продает байкальскую воду Китаю дороже цены нефти, и с годами дефицит чистой питьевой воды будет лишь увеличиваться, – убежден эксперт. – Тугнуйская долина расположена в границах Байкальской природной территории, согласованных с ЮНЕСКО. Соответственно, бурение скважин вызовет очень жесткую реакцию мирового сообщества. И даже если начнут ее добывать, то возникает проблема попадания нефти в Байкал, ведь из нефтепроводов постоянно происходят утечки нефти в почву. Этого делать  никто не позволит.

Как отметил экономист, в Бурятии более перспективно развивать имеющиеся у нас традиционные месторождения ископаемых. Например, месторождения угля в Тугнуйской долине. Ведь угольная генерация в связи с ускоренным отказом крупнейших стран в мире от опасной атомной генерации займет ее место, и перспективы у угля есть. 

Таким образом, мы имеем две разных позиции по одному и тому же интересному вопросу. Прислушаются ли власти к голосу энтузиаста ученого-одиночки или проигнорируют перспективную возможность обогащения региона, станет известно в ближайшее время.  

Дмитрий Родионов, «Номер один».
^