29.07.2017
Почти все фигуранты дела Никиты Кобелева ушли от ответственности

Год спустя после убийства Никиты Кобелева в полицейском подвале дело было переквалифицировано. Ни одному из шестерых обвиняемых не предъявлена особо тяжкая статья. Более того, большинство истязателей уже выпущены из СИЗО.

Подростков ловили с ОМОНом

Напомним, 9 июня 2016 года группа оперативников и ОМОН задержали двоих подростков из улан-удэнского поселка Аршан в местном магазине. Парней затащили в автомобили и увезли в неизвестном направлении.  В тот же вечер бездыханное тело 17-летнего Никиты Кобелева привезли в республиканскую больницу имени Семашко. 

На следующий день домой пришел его друг Дима Тутынин. Он рассказал родным, что его держали в полицейском подвале, лишали воздуха и выбивали признание в кражах. 

Поднятая журналистами история мгновенно вызвала огромный резонанс. Опасаясь, что дело «замнут», друзья Никиты и другие улан-удэнцы планировали выйти на митинг, чтобы публично потребовать открытого и гласного расследования. 

Но после того как о смерти подростка сообщили руководителю Следственного комитета России Юрию Бастрыкину, а на центральном телевидении прошло шоу «Пусть говорят» с участием Дмитрия Тутынина и родных погибшего Никиты Кобелева, расследовать дело назначили непредвзятого новосибирского следователя.

Следствию удалось доказать причастность к преступлению шести сотрудников улан-удэнской полиции. Среди них и старший оперуполномоченный, и начальник оперативного отдела, и простые оперативники. Большинство почему-то из разных отделов. Все они до суда остаются кадровыми сотрудниками полиции. 

За десять месяцев следствия опера неоднократно меняли версии о том, что произошло злополучной ночью.

Взял вину на себя

Но в итоге обвиняемым и их адвокатам, видимо, удалось договориться. Вину за смерть Никиты взял на себя один из шести фигурантов – начальник отдела. Он утверждает, что «отправил всех покурить», а сам собрался «поговорить» с подростком. В итоге «разговора» Никита захлебнулся собственными рвотными массами. 

Все остальные соучастники дружно соглашаются, что дело было именно так. В истязании не участвовали, а даже пытались делать Никите искусственное дыхание, но не смогли его откачать. Тот же самый «начальник» принял на себя и часть вины за истязание Дмитрия Тутынина. 

Все время следствия пятеро фигурантов (за исключением водителя) провели за решеткой. Но в апреле всех «не причастных» неожиданно выпустили. 

– Мне позвонил следователь, сказал: есть информация, что их завтра выпустят. Мы с Димкой побежали туда, выступили перед судом, все рассказали. Но толку-то! Нас как будто и не слушали – суд за пять минут уже вынес решение. Оно как будто было готово заранее, – рассказала «Номер один» Марина, мама Никиты. – Не выпустили только одного, у которого и по Никите, и по Диме 286-я статья.

В апреле расследование было завершено. До передачи его прокурору и в суд все обвиняемые и потерпевшие вправе ознакомиться с материалами дела. У работающей матери погибшего Никиты на ознакомление ушло три недели. Обвиняемые, находящиеся под домашним арестом, продолжают читать материалы своего преступления уже четвертый месяц. Что так затрудняет ознакомление, остается только догадываться. 

«Не будет никакой справедливости»

Напомним, год назад, после обнаружения тела Никиты Кобелева, Следственный комитет возбудил дело по статье 105 УК РФ («Убийство»). Ответственность по статье – от восьми до двадцати лет лишения свободы. 

Однако сейчас всем соучастникам обвинение предъявляется по статьям 285 и 286 УК РФ – «Превышение должностных полномочий» и «Злоупотребление должностными полномочиями». За злоупотребление даже при самых тяжких последствиях ответственность вдвое меньше, чем за убийство, – от трех до десяти лет. За превышение минимального срока лишения свободы и вовсе нет – обвиняемые отвечают за преступление в основном штрафами. 

С этим категорически не согласен дедушка погибшего Никиты, милиционер в отставке Валерий Чоботок. 

– Когда привозят в подвал, начинают «гасить», надевают противогаз и садятся на дыхательные органы, на что направлен умысел? На причинение вреда здоровью, последствий которого полицейский не может предвидеть и предсказать, однозначно это убийство, – прокомментировал дедушка погибшего подростка.  

Валерий Чоботок усматривает в сегодняшней квалификации дела осознанную недоработку следствия с целью защитить честь мундира.

– Я понимаю, доказать мысли человека очень сложно. Но действия, после которых наступили последствия, нельзя не доказать, – пояснил экс-сотрудник. – Сейчас они сошлись, один признает всю вину. Меньше сроки, и легче всем. Думаю, им засчитают срок содержания под стражей во время следствия, и они выйдут на свободу. По сути и не будет для Никиты никакой справедливости.

Наглые взгляды

Спустя год после смерти второго сына жизнь матери Никиты почти потеряла смысл. Оставшийся сын Саша с тех пор не заходит в материнский дом. Марина одна занимается хозяйством. Новый дом, который не успел достроить Никита, стоит заброшенный. Но от убийц сына Марина ни разу не услышала ни слова раскаяния.

– В глаза мне смотрят нагло. Я начала что-то основному подозреваемому говорить, а он мне резко так: «За словами следи», – рассказала мать. 

– Ни я, ни мои родные, мы не желаем никому горя, которое нас постигло. Мы не желаем крови и мести. Только справедливости. Ведь если эти люди чувствуют вину, у них должна быть хотя бы моральная потребность прийти к матери, повиниться за то, что произошло, – прокомментировал Валерий Чоботок.

Но защищенные честью мундира и статьями закона фигуранты явно уже не способны слышать голос совести. Хотя в материалах дела все они официально признают свою вину. И наверняка вскоре начнут предлагать родным деньги – чтобы суд «учел» понятное закону «деятельное раскаяние». Раз для закона их действия – всего лишь злоупотребление, а смерть подростка – видимо, досадный «побочный эффект», то и раскаиваться не в чем.

Добавим, в июне Верховный суд Бурятии рассмотрел похожее дело. Вот только в том случае было нападение на полицейского. И пострадавший остался жив. Но только лишь за попытку убийства виновника осудили на 13 лет лишения свободы. 

По делу Никиты Кобелева ни одному из обвиняемых такой срок не грозит. Притом что в его смерти виновны не случайные отморозки, а представители власти. Те самые, кому мы доверяем свою безопасность и обязаны подчиняться без возражений. И те самые люди, нападение на которых закон оценивает, похоже, намного строже, чем если бы речь шла об обычных смертных. 

Напомним, никаких реальных уголовных дел на Тутынина и Кобелева заведено не было, они попались «под руку» сотрудникам полиции по ошибке. 

Елена Буерачная, «Номер один». 
^