28.01.2017
Больных родителей отказываются забирать домой

В Бурятии тревожная тенденция. Дети отказываются от родителей, переживших инсульт, не желая их забирать из больничной палаты и ухаживать за ними. Старики неделями и месяцами живут в больнице, а потом их определяют в дома престарелых или «бомжатники». 

Любящие и заботливые родители становятся никому ненужными только потому, что их постиг страшный диагноз – инсульт. После болезни они не могут ходить и сидеть. Заново учатся разговаривать и пытаются вспомнить какие-то позабытые моменты своей жизни, а иногда и вовсе не узнают родных. 

Каждый самостоятельный вдох и выдох – это достижение, питание  исключительно через зонд и абсолютная беспомощность во всем  – так живет больше половины пациентов неврологического отделения БСМП.

Такое состояние «инсультников» оценивается как тяжелое. Сестры бережно переворачивают стариков с бока на бок, подмывают, меняют памперсы. Сил с трудом хватает на то, чтобы провести гигиенические процедуры, однако отзывчивые медики стараются успеть и поговорить с пациентом по душам. 

– Это им необходимо. Ведь пациенты чувствуют себя брошенными, подавленными, – говорит медик БСМП. 

При отделении работает служба помощи больным, перенесшим инсульт. Социальный работник помогает разыскать родственников, психолог успокаивает оставленных пациентов и проводит беседы с их родней. Но зачастую дети  не желают забирать своих родителей из больницы и ухаживать за ними. 

Как сообщает пресс-служба БСМП, только в прошлом году от своих сыновних обязанностей отреклись более 20 человек. А это значит, что два десятка стариков остались никому ненужными. 

– Многие отказываются категорично, то есть даже не объясняя причин. Некоторые поясняют лишь, что им некогда будет сидеть с пациентом, у них своя семья, работа, – рассказывает Ольга Андреева, специалист по социальной работе неврологического отделения. 

БСМП – это больница экстренной помощи. В обязанности сотрудников не входит поиск родственников больных. Врачи делают это, скорее, из сострадания – совесть не позволяет выставлять беспомощных людей на улицу. Медики пытаются донести до родственников всю важность родственных связей, уговаривают забрать маму или папу. Но в ответ вновь и вновь сталкиваются с холодной стеной равнодушия.  

– В нашем отделении нередки случаи, когда дети, мужья, жены, родные братья, сестры отказываются забирать пациентов после инсульта домой. Конечно, мы понимаем, что тяжело ухаживать за человеком, у которого нарушены речь, походка, некоторые даже глотать не могут самостоятельно. Мы разговариваем с родственниками, обращаемся к их совести, к семейным традициям, наконец, – рассказывает Борис Цыренов, заведующий отделением неврологии РК БСМП. 

Справедливости ради отметим, что не все отказываются от сыновьих обязанностей только из-за своей черствости. Некоторые боятся навредить маме или папе неумелым уходом вне больничных стен. Ведь нужно правильно управляться со специальными аппаратами, ставить уколы, прочищать зонд. 

– Если есть желание забрать пациента, медицинский персонал обучает правильному уходу. Мы все показываем: как ставить зонд, переворачивать больного, подмывать. Но все равно некоторые родственники боятся, – рассказывает Ольга Андреева.

Но если есть искреннее желание быть рядом с любимой мамой или отцом, то никакие страхи не мешают воссоединению семьи. Ответственные родственники приезжают в больницу, учатся у медперсонала, как правильно ухаживать за больным человеком, обустраивают в своем доме специальную комнату для родственника и забирают его. Есть много примеров, когда пациенты быстро излечивались в кругу семьи. Они полностью реабилитировались – начинали ходить, четко формулировать свою мысль и самостоятельно есть. Это вопрос времени. 

Бывает, родные увозят пациента к себе и в дальнейшем ищут патронажные службы, нанимают сиделок, чтобы не бросать работу. Ведь с такими больными нужно 24 часа в сутки находиться рядом. 

Но все-таки чаще всего врачам приходится работать с родственниками хладнокровными. Едва узнав о диагнозе, они бросают трубку, наотрез отказываясь что-либо слышать о родном человеке. Ни посещений, ни передач, ни разговоров – к больничной койке не подходит никто из родных месяцами. Некоторые из таких равнодушных людей все-таки приходят раз в месяц в больницу. Но только чтобы… забрать у больного старика пенсию. 

Брошенных людей приходится распределять по больницам, где они долечиваются. 

– Мы в основном отправляем в социальную больницу №2, это поселок Стеклозавод, и в городскую больницу №5. Там очень много пациентов лежит, и бывает, что нам отказывают, потому что нет койко-мест. Мы ставим их на очередь и ждем, когда она подойдет, – вздыхает соцработник. 

После лечения дедушек и бабушек определяют в центр социальной адаптации «Шанс» или помогают оформиться в дом престарелых. Только представьте, каково больным людям жить по соседству с бездомными, уголовниками и ворами. Ведь основной контингент «Шанса» – именно такой. 

Никто не может помочь этим пациентам. Разве что органы опеки, которые помогают старикам подавать в суд на детей, чтобы добиться выплаты алиментов. Врачам запрещено принуждать родственников выполнять свой долг. Полиция не имеет права привлекать к ответственности нерадивых детей. И это несмотря на то, что в Конституции прописано: «Дети должны заботиться о нетрудоспособных родителях».

Елена Калашникова, «Номер один». 
^