27.01.2017
Водоохранная зона Байкала застряла в «коридорах власти»

Громогласное обсуждение водоохраной зоны, которое идет уже невесть сколько времени, дает очень мало толка. Настойчивыми усилиями из Бурятии вопрос был успешно поднят на федеральный уровень. Вот, собственно, и все достижения. 

С одной стороны, заявляют: «Не надо трогать зону». С другой, высказывают обеспокоенность, как будут жить дальше жители сел на байкальском побережье. В руководстве региона ходили мысли о сокращении ВОЗ до 500 метров. Так закончился очередной год. 

У жителей Бурятии так и остался без ответа вопрос: будут ли уменьшать водоохранную зону или она останется примерно в нынешних границах? 

«Сейчас Минприроды России совместно с Росводресурсами формирует техническое задание, в рамках которого исполнители будут формировать уже методические рекомендации по установлению границ», – говорят в минприроды Бурятии.

Техзадание будет разработано в течение 2017 года. При этом «федералы» намерены использовать предложения иркутских ученых. Как отмечают в минприроды Бурятии, проект техзадания будет направлен Росводресурсами в Бурятию для рассмотрения. Об этом договорились в ходе одного из прошлогодних совещаний в Минприроды РФ. 

Республика заостряет внимание на двух моментах. Во-первых, уменьшение ширины ВОЗ. Во-вторых, судьба населенных пунктов, которые попадут в уменьшенную зону. Жители прибрежных сел хотят, чтобы ограничения не распространялись на черту населенных пунктов, даже если те находятся внутри ВОЗ.

«Сейчас в водоохранную зону попадает 81 населенный пункт», – констатируют в бурятском министерстве.

Но уже сейчас очевидно: даже если водоохранную зону Байкала урежут, в ней все равно останутся населенные пункты. 

Кто непосредственно будет проводить работы по установлению границ ВОЗ,  определится путем проведения конкурса на выбор подрядчика. Будут выбирать между желающими научными организациями. 

«Насколько я знаю, в Госдуме лежит вариант водоохранной зоны в 500 метров, который Наговицын одобрил в свое время. И параллельно идет работа по техзаданию. Что в конечном итоге будет, никто не знает», – говорит Сергей Шапхаев, руководитель «БРО по Байкалу».

Известный эколог напоминает, что действующая ВОЗ начинается от уреза воды и идет полосой меняющейся ширины. Самое узкое место – 10 километров, самое широкое (на севере Байкала) – 80 километров. Она совпадает с Центральной экологической зоной.

«Сейчас мы смотрим общественное мнение, мнение профильных министерств, ведомств. На самом деле здесь все неоднозначно. За последние четыре месяца, честно говоря, я видел, как «ветер дул» четыре раза в четыре разных стороны. Будем настаивать на том, чтобы в случае принятия 
каких-либо решений мнение общественности учитывалось максимально широко. Это  позволит, если мы пойдем на какие-то смягчения, тормозить там, где будут пытаться реализовывать по-настоящему опасные проекты для Байкала», – сказал нашему изданию депутат Госдумы от Бурятии Николай Будуев.

Действительно, проблемам населения, появившимся из-за водоохранной зоны, противопоставляются серьезные экологические угрозы Байкалу. В их числе – вопрос Холоднинского месторождения полиметаллов. Оно расположено в Северо-Байкальском районе республики, в 80 километрах от Байкала. Лицензия на него принадлежит структурам компании «Метрополь».

Разработка месторождения еще не ведется, но оно уже давно загрязняет Байкал – это итоги геологоразведки, которая была проведена еще во времена СССР. Загрязненные шахтные воды, стекающие в озеро, до сих пор не могут остановить.

Таким образом, у обеих сторон есть аргументы как в пользу водоохранной зоны, так и против нее. Однако ясно одно: в нынешнем виде она существовать не может. Ведь нельзя вводить ограничения на территории, не учитывая права и интересы ее жителей. Впрочем, пока что неизвестно, когда власти поменяют нынешнее положение и как будет выглядеть ВОЗ после федеральных изменений.

Петр Санжиев, «Номер один». 
^