21.08.2017
10 августа в Улан-Удэ состоялся киновечер с известным забайкальским кинорежиссером Баяром Барадиевым

Мероприятие было посвящено бурятскому кино и его месту в мировом кинематографе. В интервью «Номер один» Баяр Барадиев раскрывал секрет успеха бурятских кинорежиссеров прошлого и причину провала фильмов бурятских кинорежиссеров современных.

«Бурятское кино повлияло на мировое»

Баяр Барадиев – режиссер, сценарист, кавээнщик и участник проекта O'MoG Group. В июле он стал председателем Союза кинематографистов Забайкальского края. Его фильмы – «10 тысяч часов» и «Главное, что не овца» – попали в конкурсную программу Московского международного фестиваля авторского кино «Арткино», короткометражная лента о бурятском языке «800 слов» в 2016 году получила Гран-при II Байкальского фестиваля кино. 

В Чите режиссер постоянно проводит киновторники, которые посвящены творчеству таких авторов, как Тарковский, Финчер, Кубрик и так далее. Мероприятия получили популярность за счет интересного разбора фильмов, которые сопровождаются конкретными видеопримерами. Однако о бурятском кино Баяр Барадиев говорил впервые.

– О бурятском кино есть что рассказать интересного, но во время подготовки я столкнулся с тем, что для многих заявленная тема – «место бурятского кино в мировом кинематографе» – звучит смешно. На киновечере для этих людей стал открытием тот факт, что бурятское кино в значительной мере повлияло на мировое.

Такая реакция не удивительна, ведь в Интернете очень мало информации о бурятских режиссерах. Баяр Барадиев обнаружил это во время подготовки к киновечеру, когда гуглил и просматривал киноработы. 

– Что такое бурятское кино? Если говорить с точки зрения киноведов, национальное кино определяется национальными чертами – либо это кино на бурятском языке или на бурятские темы, либо снятые бурятскими авторами, – говорит Баяр Барадиев.

Если окунуться в историю кино, можно увидеть, что существовали четыре персоны из Бурятии, которые повлияли на мировой кинематограф, – это Валерий Инкижинов, Александр Итыгилов, Арья Дашиев и Барас Халзанов.

– Все знают, что есть две актерские системы – Станиславского и Мейерхольда, которую еще называют биомеханикой, – говорит Баяр Барадиев. – Система Станиславского «верю – не верю», когда актер эмоционально вживается в образ. У Мейерхольда же ты должен не эмоционально входить в роль, а физически. Он разработал комплекс физических упражнений для подготовки актера к роли, то есть он должен скопировать походку, манеру, мимику и т.д. Валерий Инкижинов, иркутский бурят, не только стал источником вдохновения для создания Мейерхольдом этой системы, но и участником этого процесса. 

Бурятский актер еще во время обучения в Санкт-Петербурге поражал всех своей пластикой. Всеволод Мейерхольд опробовал на нем свою систему, а затем стал преподавать вместе с Инкижиновым биомеханику.

Наши в Голливуде

Чтобы понимать значимость этого момента, стоит отметить, что в мировом кинематографе все основные законы и приемы – монтажные, повествовательные, композиционные – были заложены в 1920-х годах. В то время были всего несколько человек, которые двигали это процесс, одним из них стал Валерий Инкижинов.

– Одним из значимых фильмов в мировом кинематографе является «Потомок Чингисхана», где Инкижинов сыграл главную роль, – рассказывает Баяр Барадиев. – По сюжету идет война англичан с Бурят-Монгольской АССР. Англичане хотят захватить народ и находят монгольского партизана, который является потомком Чингисхана. Они узнают об этом, после того как находят амулет, в котором хранилась летопись.

Фильм получился аутентичным. В нем можно видеть Бурятию, настоящие обряды и ритуалы, например, «Мистерия Цам». В нем впервые используются многие монтажные решения, которые используют сегодня все кинорежиссеры. Например, параллельный монтаж. Этот прием можно видеть в «Крестном отце», когда во время крещения убивают отца Майкла Корлеоне. В «Потомке Чингисхана» убийство идет во время проведения буддийского обряда.  

– В фильме есть сцена с лужей: солдат ведет пленного, на пути лужа во весь двор, он обходит ее, а пленного заставляет идти по ней. Когда же солдат убивает пленного, он подавленный идет по этой луже. Кино черно-белое, немое. Как показать внутреннее состояние героя? Это гениальный ход! – с восхищением рассказывает Баяр Барадиев.

«Потомок Чингисхана» вышел в мировой прокат и получил большую популярность за рубежом. Франция, Германия, Англия с удовольствием смотрели историю о бурят-монголах.

В период с 1950-х по 1980-е годы Инкижинов был единственным характерным актером в Голливуде и европейском кино, который играл азиатов, индусов, индейцев, тайцев и так далее. Его партнерами по съемочной площадке были такие звезды мирового кино, как Брижит Бардо, Клаудия Кардинале, Жан-Поль Бельмондо.

«Эффект Итыгилова»

Следующий скачок развития бурятского кино произошел в 1960-е годы. Тогда сложилась уникальная ситуация: в Советском Союзе появляются три кинорежиссера-бурята, которые начинают конкурировать друг с другом. Это первые кинорежиссеры с профильным высшим образованием – Арья Дашиев, Александр Итыгилов и Барас Халзанов.

Их фильмы также являются примером того, как локальная история про бурят получает общесоюзную известность и любовь. Например, фильм «Три солнца» Арьи Дашиева – это абсолютно бурятская история: девушка Ханда живет на бурятской стоянке, хочет сбежать в Улан-Удэ со своим возлюбленным Цыреном, но отец против. 

Среди советских операторов существовал термин «эффект Итыгилова».

– Я знал, что есть такой эффект, но, в чем именно он заключался, нигде не написано, – говорит Баяр Барадиев. – Тогда не было компьютерной графики, все снималось на пленку. И то, что делал Итыгилов, – это визуальные эффекты, работа на контрасте, игра с цветом. Например, когда красное лицо у главного героя, бойца Красной Армии. Или мы видим лицо главного героя, а на переднем плане горит огонь, и получается, что лицо в огне.

По мнению Баяра Барадиева, самый крутой фильм у Итыгилова – «Это мы, Господи!»: 

– Это шикарная работа! Итыгилов в этом фильме пошел дальше. Он работал не только с цветом и контрастом. В нем много визуальных образов по Тарковскому. Сегодня все восхищаются оператором Эммануэлем Любецки и режиссером фильма «Выживший» Гонсалесом Иньярриту за полную натуралистичность и погружение. Причем все снимается с естественным освещением. Так вот, Итыгилов во многих моментах может переплюнуть Иньярриту, а с Любецки – конкурировать.

На этом славная история бурятского кино завершается.

«Студии закрылись, фильмы провалились»

В конце 2000-х годов в бурятском кино появляются кавээнщики, и о нем говорят снова, однако уровень качества – совсем другой. 

– Конечно, современные бурятские фильмы несопоставимы с наследием Инкижинова и Итыгилова, – осторожно подбирает слова Баяр Барадиев. – Эта ситуация объясняется тем, что в целом кино в России сильно страдает.

Первые после длительного затишья бурятские фильмы наделали шуму благодаря эффекту новизны. Однако в дальнейшем никакого развития, повышения качества картинки, звука, художественной составляющей не было. Некоторые режиссеры честно признаются, что не стремятся к этому. Как результат: многие студии закрылись, а фильмы провалились в прокате.

По мнению Баяра Барадиева, одно из направлений, в котором бурятским кинорежиссерам надо двигаться, – это рассказывать о своих проблемах: 

– Бурятский язык, экология – темы, которые волнуют именно тебя. Если же пытаться рассказывать историю,  которая не относится к тебе как к народу, можно раствориться. Почему был успех у бурятских кинорежиссеров прошлого? Потому что они делали местный материал. Нужно стремиться к этому и начать думать как буряты.

Соня Матвеева, «Номер один».
^