20.08.2017
Алексей Цыденов представил проект стратегии развития экономики до 2020 года

На прошлой неделе на совещании у исполняющего обязанности главы Бурятии был представлен проект стратегического документа под названием «Бурятия – пути развития». Это по сути руководство к действию для правительства, которое сейчас разрабатывается с местными экспертами и определит будущее региона до 2022 года. Конечно, представленные тезисы – лишь первый этап на пути к разработке обширной экономической программы развития региона. И проект будет серьезно дорабатываться.

Взгляд изнутри

– Это такой программный документ, с которым после его утверждения, принятия и одобрения работают достаточно долгий период. Это, по сути, такой ориентир, – объяснял Алексей Цыденов собравшимся. – Я хотел бы поблагодарить за работу группу экспертов, которые принимали непосредственное участие в разработке этой программы.

Действительно, впервые разработкой такого проекта по поручению Алексея Цыденова и совместно с ним и министерствами занимались эксперты и общественники внутри региона. Нет, конечно, наших и раньше привлекали к созданию своего рода стратегий и программ. Но их задача была – высказать мнение. А задача сторонней организации – решать, услышать это мнение или нет.

На этот раз все немного по-другому. По сути, за несколько месяцев при участии группы бурятских экспертов был разработан первоначальный, можно сказать черновой, проект программы социально-экономического развития на пять лет вперед. В будущем он определит направления развития на ближайшие пять лет. Но, для того чтобы довести его до ума и наполнить цифрами и показателями, предстоит проделать немалую работу. Да и в ходе реализации на практике документ придется перекраивать еще не раз. Ведь экономика завтра может сильно отличаться от экономики сегодня.

Летучий локомотив

Главная мысль проекта документа пересказывает давно назревшую необходимость: возрождение реального сектора экономики.

– В конце 80-х годов доля отраслей с высокой добавленной стоимостью в структуре регионального производства достигала 60 процентов. За последние 20 лет эта доля существенно упала, и в последнее время мы балансируем на самой нижней точке, – пенял на кризис Алдар Бадмаев.

То есть, с одной стороны, Бурятия может работать на уровне, о чем говорит история. С другой, поднять производство на прежний уровень будет не просто. Но жизненно необходимо. Причем сразу ориентируясь на самую высокую планку.

– Ситуация такова, что если мы не будем сразу делать жесткую планку на соответствие международным требованиям и стандартам, то в условиях современной конкуренции говорить о серьезном развитии бессмысленно, – утверждал Алдар Бадмаев.

Во главе угла – конечно, машиностроение. Игнорировать гигантский вклад в экономику региона Улан-Удэнского авиазавода не получится. Именно с ним власти и эксперты связывают перспективы развития промышленности в Бурятии на ближайшие пять лет.

В частности, документом предлагается расширить линейку продукции, освоив сборку новых моделей вертолетов. Кроме того, уникальность нашего завода в том, что здесь можно собирать не только вертолеты, но и самолеты. Что и предлагают сделать эксперты. А именно – освоить производство легкого самолета ТВС-2ДТС.

– Сейчас на рынке присутствует большой спрос на самолеты такого класса. Сегодня этот спрос целиком заполняется западными моделями, которые имеют свои недостатки. Прежде всего – в плане эксплуатации и сервиса, – пояснял Алдар Бадмаев.

Нефритовые перспективы

Сложнее ситуация с горнорудной промышленностью. По сути это антоним словосочетанию «экология Байкала». Множество экологических ограничений не позволят Бурятии стать сырьевым центром. Что, впрочем, и не столь важно. Ведь в начале программы описан тренд ухода экономик мира от сырьевых моделей.

Однако перспективы у добывающей промышленности в Бурятии все же есть, и игнорировать их нельзя. Особенно учитывая, что под боком – огромный рынок сбыта в виде Китая, потребляющего все больше ресурсов. С другой стороны, развитие этой отрасли зависит от поведения и желания крупных федеральных компаний, которые сегодня господствуют на этом рынке. С ними придется договариваться. А это еще одна проблема.

Нельзя забывать и о действующих добывающих производствах. Например, о нефритовом. В этой части эксперты в очередной раз повторили курс, установленный еще несколько лет назад, но так до конца и не воплощенный:

– Нельзя не говорить о нефрите, в частности производстве сувениров, различных изделий из этого камня и других полудрагоценных камней, которые находятся на территории Бурятии. Заниматься переработкой нефрита в любом случае необходимо. 90 процентов мировых запасов находятся здесь, – убеждал Алдар Бадмаев.

Сейчас проект по глубокой переработке камня разрабатывается в недрах республиканского минпрома. Воплотить его в жизнь будет непросто, ведь мастерство работы с камнем нарабатывается годами, а в соседнем Китае – вековая история этого ремесла.

Цемент и стекло

Особое внимание в проекте уделено возрождению производства стройматериалов. И не столько потому, что это перспективная отрасль, несмотря на разразившийся в Бурятии кризис строительного рынка, сколько из-за истории. Ведь раньше республика была лидером на этом рынке.

– Нам необходимо возрождать ряд отраслей, которые в прошлом доказали свою эффективность. К ним относится, например, производство строительных материалов. Из нашего региона еще 100 лет назад в Японию поставлялся цемент под маркой «Белый лебедь». И подобного рода примеров очень много, – отмечал Алдар Бадмаев.

Впрочем, производство цемента в Бурятии как раз сохранилось. Но уже под маркой Тимлюйского завода. А вот с остальным – проблема.

Например, у нас все еще остались перспективы по производству стекла, несмотря на то что знаменитый стеклозавод уже стал историей. Можно обратить внимание на выпуск теплоизоляционных материалов, кирпича, керамических изделий и многого другого.
Стоит вплотную заняться наращиванием объемов лесной промышленности. «Байкальская лесная компания» и «Селенгинский ЦКК» могут послужить базой для создания других подобных производств, ориентированных, в том числе, и на международные рынки. Благо ресурсов у нас хватает.

Кто не рискует…

Непросто будет и с развитием агропромышленного комплекса. Не секрет, что в Бурятии не самые лучшие условия для сельского хозяйства. По крайней мере для растениеводства. Бесконечные засухи, сменяемые потопами, повышают риски земледелия, и инвестиции сюда приходят редко. Впрочем, и здесь есть варианты, как повысить рентабельность.

– Наше овощеводческое хозяйство, которое работало много лет, как только построило круглогодичные овощехранилища, сразу рентабельность из минуса улетела в плюс, – рассказывал Алдар Бадмаев.

Кроме того, сельское хозяйство нуждается в инновациях. И они уже работают в республике, правда, в небольших объемах. Например, в Селенгинском районе, где действует система электронной связи между производителем и покупателем.

– Необходимо рассмотреть вопрос возрождения системы кооперации и использования современных методов. В частности, интересную технологию предлагают в Селенгинском районе, – говорил Алдар Бадмаев. – Фактически на неограниченное количество потребителей могут выходить сельхозпроизводители. Для этого надо иметь смартфон, зарегистрироваться и иметь соответствующую программу.

То есть, грубо говоря, дядя Вася из Гусиноозерска отправляет СМС, где указывает, что ему нужно два килограмма творога. И производитель обеспечивает его нужным товаром. Или оптовик из Маньчжурии оставляет заказ на три тонны облепихового сока – система та же.
Также среди проектов – строительство бройлерной фабрики, возрождение производства алкогольной продукции, макарон, кондитерских изделий и так далее.

Погоня за туристом

Ну и, конечно, куда без туризма? Сегодня он в Бурятии, вопреки объявленным годами ранее масштабным проектам, находится в зачаточном состоянии.

– У нас существует масса связанных с этим проблем. В том числе – суровый климат, из-за чего большинство баз работает всего два месяца в году. Это и сложности с инфраструктурой, сложности экологические, институциональные, имиджевые. Качество культуры обслуживания тоже хромает, – сетовал Алдар Бадмаев.

В то же время перспективы у отрасли гигантские: здесь можно сочетать множество видов туризма, например, экологический, этнокультурный, горнолыжный, экстремальный, лечебно-оздоровительный, религиозный и так далее. Правда, нужны инвестиции. И эффект от них будет долгий. Например, горнолыжный бизнес окупается десятки лет.

На первом этапе эксперты предлагают запустить ключевые проекты: наладить инфраструктуру, в том числе – построить и отремонтировать очистные, разобраться со сбором мусора. А также начать строительство горнолыжного курорта Мамай и конгресс-отеля в Турке.

– Здесь не надо бояться количества мест. Мы сознательно написали «от 500 мест и выше», потому что есть определенная ниша для проведения международных конференций, симпозиумов и так далее, – пояснял Алдар Бадмаев.

Все это нужно закончить в 2018 году. А дальше – экстенсивный рост, вовлечение в туризм новых территорий, создание новых маршрутов по всей Бурятии до 2020 года. И   переход к интенсивному развитию, а именно – переустройство всех территорий Бурятии под туристические потоки.

Также много говорилось о транспорте, о социальной инфраструктуре, ЖКХ, экологии, инвестиционной политике. Прозвучало предложение создать аналитический центр при главе Бурятии, состоящий из таких же экспертов, которые будут работать над планированием и созданием отраслевых программ развития.

Как уже было сказано в начале, проект документа под названием «Бурятия – пути развития» определяет общую концепцию, которая дальше будет наполняться цифрами и менять векторы в зависимости от экономической ситуации.

– Задача документа – быть амбициозным и реалистичным. Нам надо сделать не документ для галочки, а документ для практичной, ответственной работы, – говорил Алексей Цыденов.

То есть у министров в скором времени (когда закончится работа над итоговым вариантом программы) появится некое руководство, следуя которому, они должны будут двигать Бурятию вверх по экономической лестнице. Конечно, многое будет зависеть от финансовых возможностей региона, от внешнеэкономических факторов, от решений отдельных чиновников. Однако задачи поставлены, пусть и в обобщенном виде. А значит, перспективы есть.

Владимир Пашинюк, «Номер один».
^