15.09.2017
В деле смерти Бурлакова вскрылись новые факты

Результаты служебной проверки минздрава подтверждают: врачи допускали ошибки в лечении Евгения Бурлакова. Сейчас свою проверку проводят Следственный комитет и прокуратура. Будет ли возбуждено уголовное дело в отношении медиков, станет известно в ближайшее время. 

Напомним, речь идет о трагедии, случившейся летом этого года. У начальника тяговой подстанции Селенгинск – Мандрик Евгения Бурлакова во время прохождения планового медосмотра врачи выявили туберкулез. Причем чуть ли не в самой запущенной стадии. Несмотря на отрицательные анализы, врачи сразу нескольких больниц ни на секунду не усомнились в правильности своего диагноза. Однако иркутские медики выдали другое заключение: у мужчины был саркоидоз. 

Тем временем несколько месяцев усиленного лечения от несуществующего туберкулеза привели к тому, что Евгений начал таять на глазах. По словам его жены Марии Бурлаковой, с каждым днем мужчине становилось все хуже. После очередного похода к врачу Евгения нашли повесившимся в собственном гараже. Семья погибшего мужчины уверена: здорового, сильного 38-летнего мужчину, отца двоих детей довели до крайнего шага медики. 

После выхода нашей публикации с вдовой связались представители минздрава республики. Марии обещали провести по данному факту служебное расследование. Результаты проверки Росздравнадзора показали: нарушения и ошибки в лечении действительно были. 

«По результатам проверок в указанных медицинских организациях выявлены нарушения обязательных требований при осуществлении медицинской деятельности, в связи с чем медицинским организациям выданы предписания об устранении выявленных нарушений, составлены протоколы об административном правонарушении по ч. 3 ст. 19.20 КоАП РФ по факту осуществления деятельности с грубым нарушением требований и условий, предусмотренных специальным разрешением (лицензией). Обращение признано обоснованным. Результаты проверки направлены в Следственное управление СКР РФ по РБ», – пишут сотрудники территориального органа Росздравнадзора по РБ. 

Перед следователями встала дилемма, какое решение вынести в отношении сразу двух вопросов. Во-первых, был ли факт доведения до самоубийства, о котором говорят родственники погибшего. И, во-вторых, имели ли место врачебные ошибки, или халатность в выполнении своих профессиональных обязанностей. 

В первом вопросе Марии Бурлаковой было сразу отказано. 

– Статья 110 «Доведение до самоубийства» подразумевает, что человека доводят до страшного поступка путем угроз, жестокого обращения или систематического унижения человеческого достоинства. Поскольку таких признаков не было выявлено, так же как и то, что на мужчину оказывалось давление, нами было принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела по данной статье, – разъясняет Виктор Тушкаев, заместитель руководителя СО по Кабанскому району СУ СК РФ по РБ. 

Вот только Мария Бурлакова не согласна с таким решением. 

– Унижения как раз были систематические. Моего мужа даже оскорбляли, называли бомжом. Это когда он уже не мог в руках даже кружку держать и пришел на прием к врачу с грязными волосами. И все это время нас никто и слушать не хотел, разве это все не унижения? – возмущена вдова. 

Зато второй вопрос – относительно профессиональности врачей – все-таки будет рассмотрен детально. Тем более что кое-какие факты нарушений уже вскрыты. Правда, о каких именно ошибках идет речь, в Росздравнадзоре пока не сообщают, ссылаясь на врачебную тайну. 

– Обращение Марии Бурлаковой мы планируем перенаправить в территориальный отдел полиции. Органы дознания должны провести проверку по признакам преступления, предусмотренного статьей 118 УК «Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности». Полицейские должны изъять медицинскую документацию, назначить судебную экспертизу и в итоге выяснить степень причинения вреда здоровью. Если был причинен тяжкий вред, тогда будет возбуждено уголовное дело в отношении медиков, – говорит Виктор Тушкаев. 

Мария Бурлакова ждет окончания всех проверок и все-таки надеется, что ей будет возмещена компенсация за то, что произошло с ее мужем. Ведь теперь воспитывать двоих детей она должна одна. Да и жажда справедливости не утихает. 

– Врачи должны понять, что несут большую ответственность за пациентов. Пусть хотя бы разворошат, наконец-то, этот улей, Накажут виновных в гибели моего мужа, – надеется безутешная вдова. 

Василиса Шишкина, «Номер один».
^