07.10.2017
Мэрия будет внедрять европейские ценности

«Вы видели, как выглядит Амстердам? Видели, чтобы каждый творил что угодно на своем балконе или на своем фасаде?» – спросил Даши Анчиров, начальник отдела городского дизайна комитета по архитектуре и градостроительству города Улан-Удэ, когда мы встретились поговорить о «дизайнерской» деятельности мэрии. Примерно в амстердамском направлении начала двигаться и мэрия Улан-Удэ.

Бурятскую столицу часто называют большой деревней. Это не только про не очень многочисленное население или большой процент ИЖС, ДНТ. Это также про облик – мусор, запустение, некрасивый и аляповатый вид улиц, заполненных дизайнерским анархизмом.

Окультуриваться!

Базовые дизайнерские, архитектурные вещи мэрия всегда регулировала. Например, этажность домов в разных точках города, расположение рекламных щитов и некоторые другие моменты.

Делать все, что родится у кого-то в голове, было невозможно. Кое-что надо было согласовывать с главным архитектором города, главным художником. Однако в итоге город сполз-таки в украшательско-дизайнерское «болото». Всяк кулик украшает свою кочку по-своему. Улан-удэнские власти смотрят на Европу и делают попытку «осушить» вонючее «болото» самостийного дизайна зданий.

Таковы европейские ценности. «Точечное» дизайнерское самовыражение частника в публичном месте не должно разрушать общую красоту и гармонию сего публичного пространства.

Мэрия бросила вызов разномастной художественной вольнице. Время покажет, кто кого победит.

Хотя в целом этот вид «закручивания гаек» можно поддержать как полезное «закручивание». В отличие от каких-то прочих ужесточений и усилений (наподобие не митинговать на улан-удэнской площади Революции).

Схватка за имидж «большой деревни»

Запомните эту дату – 27 июля. Тогда мэрия Улан-Удэ установила порядок согласования проекта облика здания (сооружения) при изменении фасада. Приняли постановление №234. Про него мало кто знает, хотя прошла пара месяцев, как решение вступило в силу. Знать надо. Это в наших общих интересах.

Хотите застеклить фасадный балкон своей квартиры? Значит, идите и получите согласование в мэрии. Хотите ликвидировать там остекление, тоже идите и согласуйте с властями. Исключение сделано для зон ИЖС, дачных товариществ и памятников архитектуры – объекты культурного наследия давно под республиканским контролем.

Все остальные фасады теперь под особым вниманием муниципалитета. Прежде всего город намерен контролировать фасады, которые выходят на магистральные улицы. Контролировать не трудно: сделать качественные фотографии фасадов и потом регулярно сверять с текущим видом.

Кстати, в Улан-Удэ есть архитектор по каждому из трех административных районов.

– Чтобы не было хаотичных, несогласованных изменений, которые ухудшают и без того довольно серый облик нашего города, – сказал Даши Анчиров.

Были проведены мониторинг, презентация для общественности, для руководства города и так далее.  

Главные недостатки – стилистическая несогласованность, нет общих решений по оформлению улицы, нет композиционного единства и гармонии, структурированности. Отсутствует внятный подход к цветовому, световому оформлению.

– Каждое здание – кто во что горазд. Мы считаем, что это является отрицательным явлением. Например, есть бежевый цвет, охристые цвета в каменных строениях, и тут появляется ни с того ни с сего яркое оранжевое. Диссонирует и технологически, и по цветовому решению. Здесь – каменные строения, а тут – облицованное панелями новое здание. Нужно таких вещей избегать, – констатировал наш собеседник.

Негативный вклад вносит произвольное размещение дополнительного оборудования. Допустим, кондиционеров. Практически на всех общественных и частных зданиях их вешают где попало и как попало. Сюда же относятся вроде нерекламного характера, но все равно какие-то информационные панно, печатная продукция. И не реклама, и не вывеска.

– Вот что творится: фасад нового здания, – показывает Даши Анчиров одно из изображений, лежащих перед ним на рабочем столе. – Лепят и лепят. На третий ряд вышли. Ну разве это красиво? Это некрасиво.

«Вырезанный» Хоца Намсараев

Нелепости повсеместны. Они присутствуют даже в самом центре столицы Бурятии. А центр – это лицо города.  

К примеру, странный пример облика современного Улан-Удэ есть на трамвайной остановке «Площадь Советов». Прямо у остановки стоит дом с магазином «Белочка». По соседству находится офис одной из финансовых организаций. Фасад офиса обустроен – установлены какие-то серебристые панели.

Дизайнерские панели офиса заканчиваются как-то внезапно. Обрываются,  и все. Между стеной и панелями видно зияющее пространство. Никто его не закрывает, не заделывает. 

Еще более нелепо смотрится мемориальная доска в честь писателя Хоца Намсараева, установленная на стене. Она попала в зону внешнего ремонта офиса. Да, у авторов ремонта хватило совести не закрывать памятную доску. Панели обогнули доску и пошли дальше.

Смотрится диковато... Неужели нельзя было обустроить фасад этого дома по-другому, в едином стиле? Как-никак центр, оживленное место, тысячи прохожих.

Раньше облик улиц старались выдерживать в какой-то стилистике. 

– А сейчас каждый собственник где-то меняет свой вход. Где-то расширяет. Где-то что-то другое. Баннер повесят. Получается визуальная мешанина, нарушающая архитектурный облик столицы. «Делаю для себя, остальное меня не касается»... Как городские власти мы считаем, что это касается всех. В советский период таких проблем не было. Начиная с 1990-х годов новая проблема решалась слабо, локально. Во многом была пущена на самотек. Но относиться наплевательски к общему виду нельзя. Ведь рядом проходят люди, смотрят туристы. И надо, чтобы визуальный ряд был гармоничным, комплексным. Будем этого добиваться, – отметил руководитель отдела.

Облик, «пропитанный» эгоизмом

Самовольное изменение архитектурного облика здания – вопрос наболевший. Между прочим, сюда относится и установка различных по размеру и цвету оконных проемов, замена балконов и так далее.

Согласно постановлению №234, тот, кто желает сделать нечто, изменяющее фасад жилого дома, сооружения, должен представить в мэрию дизайн-проект и описать свои идеи, что он хочет изменить.

– Ничего чрезмерного мы не спрашиваем. Мы не говорим, что ничего нельзя делать, просто давайте делать красиво, по-человечески, учитывать общую картину, – резонно призвал горожан в ходе беседы Даши Анчиров. 

Под фасадом обычно понимается видовая часть дома, сооружения, которая выходит на улицу города.

«Конечно, нас интересует и обратная сторона, и все четыре стены дома. Но сейчас, хотя бы те фасады, что выходят на улицы, особенно магистральные. Они оказывают большое влияние на внешний вид. Руководитель города едет и говорит: «Да вы посмотрите, что там делается». И никто не знает, откуда это взялось, кто делает... Потому что это не регулируется. Так не должно быть. И смотреть за фасадами – задача не республиканских властей, а муниципальных, – обнадежили общество в комитете по архитектуре. 

Термин «изменение фасада» имеет свое определение. Оно закреплено в «Правилах благоустройства». Подразумевается создание, изменение крылец, навесов, козырьков, карнизов, балконов, лоджий, веранд, оконных проемов, замена облицовочного материала и так далее. Сюда также относится локальная покраска фасада в непредусмотренный цвет и ряд других моментов. 

Изменение конструкции крыши, материала кровли, элементов безопасности крыши (ограждение крыши), элементов наружного водостока тоже относится к изменению фасада. 

В связи с ростом внимания к улан-удэнским фасадам в будущем строительном сезоне, очевидно, будет необходимо согласовывать с архитекторами некоторые работы по капремонту общего имущества многоквартирных домов. 

Капремонт обычно организовывает Фонд капитального ремонта.  Как известно, в некоторых домах осуществляют работы по замене кровли.

234-е постановление начало работать. Уже поступают заявления от предпринимателей. От физических лиц не пришло ни одного. На последней сессии Народный Хурал откорректировал закон «Об административных нарушениях». Когда изменение вступит в силу, власти начнут штрафовать нарушителей градостроительного облика.

Так что, уважаемый читатель, не думай о решетке свысока. Получишь штраф, тогда поймешь, наверное.

Петр Санжиев, «Номер один».
^