08.10.2017
Итоги футбольного сезона от главных героев

1 октября завершился розыгрыш первенства России среди любительских футбольных клубов, где в Высшей лиге выступает сборная Бурятии. По итогам розыгрыша наша команда, в течение сезона обновившая состав на 70 процентов, заняла почетное шестое место. Зачем нужны школьники в команде, сколько получают футболисты и когда в Бурятии появится профессиональный клуб – «Номер один» подвел итоги сезона вместе с начальником ФК «Бурятия» Сергеем Мадасовым и тренером Александром Рубашкевичем. 
 
«Шестое место – это потолок»

Мадасов: «В феврале стоял вопрос, что Бурятия вообще не будет принимать участия в первенстве. А если бы не заявились, значит, команда – все, похоронена. Мы просто подхватили то, что осталось с прошлых годов, спасибо Леониду Иванову. И когда мы собирались перед сезоном, я говорил, что шестое место будет потолком. Команда собралась, с чистого листа, и шестое место – это очень хороший результат. Мы своих главных конкурентов – Читу и Иркутск – обошли».

Рубашкевич: «Сезоном я доволен – были и яркие победы, и провальные поражения, и пропускали на последних минутах. Конечно, много очков растеряли». 

Мадасов: «Мы омолодили команду, по сути мы заходили с одним составом и процентов на 70 обновили команду. Играют уже студенты-первокурсники и старшеклассники – это пять игроков основы». 

Рубашкевич: «Самый возрастной у нас – капитан Сергей Бельков (32 года), а так средний возраст 25–26 лет и плюс молодежь 16–18 лет. К сожалению, у нас уехали трое игроков, на которых мы хотели строить команду. Столяров, Суздальницкий, Дружинин, Кушнарев уехали из Бурятии – кто учиться, кто играть. Зарплата была бы, они бы остались».

«Четыре миллиона – это впритык»

Мадасов: «Мы получили 2,5 миллиона от минспорта и еще 1,5 миллиона привлекли спонсорских денег. Мы потратили все, но до сих пор не оплатили взнос за участие – 200 тысяч рублей, и не оплатили аренду Центрального стадиона – 1,2 миллиона. Я даже не знаю, как это будет решаться. Даже эти четыре миллиона – это впритык, бедненько и бюджетно. У нас и питание шло не совсем спортивное, проезды были в плацкарте». 

Рубашкевич: «Где-то мы игроков брали меньше, чтобы уложиться в эти деньги. Вместо 18 игроков брали 12–13, в итоге не хватало даже на замену». 

Мадасов: «Если мы хотим расти и равняться на лидеров, нам нужна заработная плата.  

Мы оплатили по итогам сезона только премиальные. Многие уже работают и не могут совмещать. Бюджет нужен в районе восьми-девяти миллионов рублей. Чтобы пройти сборы, полноценно подготовиться к сезону. Надо усиляться и покупать игроков из соседних регионов – человека четыре-пять. На их основе и строить команду. Своих ресурсов нет – мы их просто исчерпали. Что смеяться, если в чемпионате Бурятии на первом месте идут команды, где играют ветераны за 35 лет. Нет у нас внутреннего чемпионата, нет мастерства. Мы как в болоте варимся».

Рубашкевич: «Нет команды мастеров в Бурятии, и у ребят нет профессиональных понятий. Они могут прийти на тренировки за пять минут, они не знают, что такое командный автобус, обед перед игрой. И когда ребята видят все это в Красноярске, с такими глазами выходят играть. А там ребята получают зарплаты 30–50 тысяч рублей. Плюс премиальные от пяти до 15 тысяч за победу – и это каждому! Из них трое уже сидят под основным составом, который играет в ФНЛ. Это уже зарплаты от 70 тысяч».  

Мадасов: «Сейчас мы по сути являемся общественной организацией, которая называется «сборная Бурятии». У нас нет штата, вообще ничего. Просто парни с улицы собрались, обозвали себя сборная республики». 

Миллион долларов для счастья

Мадасов: «Мы готовы сесть и разработать план выхода в профессиональную лигу. У меня есть наработки, но нужна конкретика от минспорта. Если мы услышим четкий ответ главы, что мы не нужны, то думаю, смысла просто так головой биться о стену нет. На два миллиона, которые раньше давали, невозможно играть. Нельзя на голом энтузиазме и с 16-летними пацанами биться на равных». 

Рубашкевич: «В том же Иркутске и Чите есть команды мастеров. Ребятам есть куда стремиться, куда расти. У нас же есть шикарный Центральный стадион, которому многие позавидуют – и в Иркутске, Чите, Кемерово, Новосибирске, Новокузнецке. Это реально лучший стадион в Сибири, а сейчас он совсем не задействован! Надо, чтобы стадион жил и работал, а не после шести часов на коммерсантов». 

Мадасов: «Чтобы вернуться во вторую лигу ПФЛ, нужна минимум трехлетняя программа подготовки к участию. У нас нет спонсора, потому что бизнесмены сильно зависят от главы. Если глава скажет, «нам нужен футбол в Бурятии, нам нужна команда в профессиональной лиге», тогда будут все заинтересованы, и будет частно-государственное партнерство. Бюджет второй лиги всю жизнь был один миллион долларов». 

Равнение на «МЮ»

Мадасов: «Красноярск в плане организации – это космос! У нас карточки состава – на бумаге, а у них в Красноярске у всех пластиковые удостоверения профессиональных футболистов. «Енисей» к нам приезжает – 21 человек, три тренера, администратор и врач». 

Рубашкевич: «Был на стажировке в Улан-Баторе, посмотрел, как работают на чемпионате Монголии. Видно, что там стараются сделать праздник для людей». 

Мадасов: «У нас в России футбол – это стопроцентно социальный проект. Даже в Премьер-лиге мало кто зарабатывает, у нас только «Манчестер Юнайтед» миллионы зарабатывает». 

Справка.

На любительском уровне футболом в России занимается менее двух процентов населения страны. Это в три раза меньше относительно количества жителей по сравнению с Францией и Испанией и в десять раз меньше по сравнению с Германией. Количество любительских футбольных лиг в развитых футбольных странах колеблется от пяти в Германии до 19 в Англии. Такая глубокая и упорядоченная иерархическая структура позволяет играть в футбол всем желающим, независимо от уровня мастерства и места жительства, так как охватывает сетью официальных соревнований всю страну.
^