04.10.2017
Общественность Бурятии отметила 80-летие с начала сталинских репрессий в республике

Напомним, что Большой террор в Бурятии начался в сентябре 1937 года, когда в Москве по надуманному обвинению был арестован и спустя два месяца расстрелян первый руководитель республики Михей Ербанов.  Вместе с ним был обезглавлен практически весь руководящий аппарат партии и правительства республики. 

Большинство безвинных людей  были тайно расстреляны и захоронены в лесном массиве возле 113-го квартала Улан-Удэ. Там и сегодня при строительстве котлованов многоэтажек регулярно находят массовые захоронения времен сталинских репрессий. Между тем недавно появилась уникальная  возможность узнать имена всех участников тех кровавых событий. Тех, кто тщательно скрывали свои имена.  

Так, недавно правозащитное общество «Мемориал» существенно дополнило базу данных по кадровому составу бурятских сотрудников НКВД времен Большого террора (1935–1939 годы). Если в конце прошлого года (когда база была обнародована) в ней фигурировал только один участник репрессий из Бурятии, то сегодня там выложены фамилии и биографии сразу 83 сотрудников НКВД! 

Добавим, что «Мемориал» особо отмечает, что «за базы данных остались (за редким исключением) военнослужащие внутренних и пограничных войск НКВД, сотрудники пожарной охраны, архивов, отделов записи актов гражданского состояния и многих других служб, входивших в НКВД». Таким образом, большинство из тех, кто фигурируют в списке «Мемориал»,  имеют прямое отношение к кровавым ужасным событиям 30-х годов.

Тем не менее известный общественный деятель Борис Данилов считает, что «охота на ведьм» непродуктивна и не принесет пользы. 

– Когда я читал все злодеяния «энкавэдэшников», то не мог поверить, что все это делали люди, а не звери, – говорит он. – Однако сегодня мы должны помнить, что, кроме черного, было и белое. Были репрессии, но существовали и достижения, благодаря которым мы, собственно, смогли выжить как страна в ходе Великой Отечественной войны. 

Наверняка сегодня из 83 сотрудников НКВД Бурятии, причастных к террору 30-х годов, сегодня многих нет в живых. Судя по биографиям следователей и оперативников НКВД, многие из них на свой шкуре испытали, что значит быть «врагом народа», поскольку сами же были репрессированы в конце 30-х годов в ходе регулярных «чисток НКВД». Те же, кто уцелел, пошли на ВОВ, другие дорабатывали  в системе МВД Бурятии. Но еще остаются их родственники.

– Эти данные из Интернета не стоит использовать, чтобы сводить счеты, – убежден экс-хамбо лама Чой-Доржи Будаев. – Просто каждый, у кого в  роду были такие родственники, должен знать об этом и молиться, чтобы подобные трагедии не повторились снова.  

Дмитрий Родионов, «Номер один». 
^