29.10.2017
Как грибы после дождя появляются в Бурятии «Кодексы чести»

В республике идет борьба за нравственность среди чиновников и приближенных к ним групп населения. Обстановка накаляется. Власти мечутся. Пытаются усилить «моральную» политику для самых разных групп населения. Уже есть планы создать «Кодекс чести спортсменов». Задание дано минспорта республики самим Алексеем Цыденовым.

Мягкое становится твердым

– С минобразования мы разработали кодекс этики ученика, у детей должны быть правильные ориентиры. Многие дети занимаются спортом, и часто тренер имеет больше авторитета, чем отец. Я поддерживаю идею о разработке кодекса чести для спортивных федераций, – заявил Алексей Цыденов на недавней встрече со спортивной общественностью.

«Вожди» встревожены не только спортсменами и детьми. Делаются попытки усилить контроль и за поведением собственного чиновничества, дабы гарантировать нормальные отношения между чиновниками, а также между ними и гражданами. Как на муниципальном, так и на республиканском уровне.

Конечно, какие-то нормативные акты, в которых говорилось о поведении чиновников, были и раньше – приняты в конце «нулевых». На сегодня некие расплывчатость и мягкость становятся четче и тверже. Так, отменено былое наговицынское распоряжение про «Общие принципы должностного поведения». Выпущены цыденовские «Правила служебного поведения, публичных выступлений и предоставления информации».

К слову, Алексей Цыденов, работая над темой, выпустил тогда аж два «вежливых» акта за день. Один для главы Бурятии и уполномоченных (по правам человека и по защите прав предпринимателей). Здесь и отменили «наговицынскую вежливость». Другой – для министров, зампредов и первого зампреда правительства.

Термин «вежливые люди» приобретает в республике какой-то свой, бурятский, смысл.

Первыми в новом «раунде вежливости» были улан-удэнские власти. В Улан-Удэ приняли обновленный «Кодекс этики и служебного поведения» для муниципальных служащих горсовета. Также, в июле текущего года, и.о. руководителя улан-удэнской горадминистрации Екимовский утвердил «Кодекс этики и служебного поведения» для муниципальных служащих мэрии (вместо прежних городских «Правил поведения муниципальных служащих»).

И уже затем новый приступ «вежливой лихорадки» случился у республиканских властей. Как говорится, давайте говорить друг другу комплименты.

Господа! Похоже, плагиат

Республиканский «приступ вежливости», как выяснилось при сличении текстов последнего улан-удэнского и региональных творений, оказался наполнен своего рода «плагиатом».

«Правила служебного поведения», утвержденные Цыденовым, во многих местах совпадают с тем, что ранее утвердил для города Екимовский.

Совпадения идут огромными блоками текста. Все запятые на своих местах. Не сочли даже нужным – для приличия – изредка менять какое-нибудь слово, использованное в городских «вежливых правилах», на его синоним. Ну, или хотя бы оставить те же слова, но поменять их местами, изменить порядок в предложениях.

Но кое-что чиновникам из правительства пришлось менять. Например, слова вроде «муниципальный служащий» поменяли на «лица, замещающие государственные должности». Но, вообще, откровенные совпадения выглядят не очень вежливо, честно говоря.

Утвердили элементарное

Республиканские «Правила служебного поведения» (как и «Кодекс этики и служебного поведения» для чиновников мэрии) пишут, что лица, замещающие государственные должности, «обязаны соблюдать» Конституцию Российской Федерации, Конституцию Республики Бурятия, федеральные и республиканские законы, иные нормативные акты.

Грустнее всего было читать именно эти обороты, а не блоки «плагиата».

Видите, до чего дожили в Бурятии, напоминают министрам бурятского правительства, зампредам правительства, главе республике, уполномоченным – политической элите региона, высшим руководителям, которые вершат судьбы людей, что им надо соблюдать Конституцию. Дескать, придерживаться Конституции – это очень этично…

Чиновники, видимо, часто забывают о необходимости жить по Конституции, жить по закону? Вот теперь закрепили в служебных «Правилах»…

Неписанные моральные правила потерпели крушение. Их больше нет. За отсутствием неписаных правил создают писаные правила. Штампуют бурятские «кодексы этики» один за другим.

А оно нам надо?

Хотя мало кто задумывается, зачем вообще нужны все эти кодексы этики. Понятно, что в правительстве и Хурале ответят на этот вопрос долгой тирадой о морально-нравственных ценностях и общими словами о необходимости поддерживать порядок. Но на деле: какой ожидаемый результат от этих документов? Ответ: никакого.

Кодексы этики с точки зрения закона никакой юридической силы не имеют. Это свод правил, которые можно исполнять или не исполнять. Кому как вздумается.

Конечно, если чиновник нарушил закон, его накажут. Но не за то, что он преступил кодекс этики, в котором написано что-то вроде «не укради». А за нарушение закона.

Яркий пример бесполезности подобных документов – то, что происходит в Народном Хурале. Депутат Федор Бураев распространял через Интернет комментарии, порочащие других чиновников. Собралась комиссия по мандатам, тихонько осудила его действия. И все. Никаких наказаний. Просто погрозили пальчиком.

Депутат на время притих, а потом с новой силой стал оскорблять своих коллег-депутатов, называть их «лохами и дураками», и даже попался пьяный за рулем. За что ему уже даже пальчиком не грозили – видимо, поняли, что бесполезно. Промолчали защитники этики и морали и тогда, когда другой депутат – Сергей Мезенин – также в состоянии опьянения протаранил инспектора ГИБДД.

Получается, документы с красивыми (хоть и «ворованными») словами есть, а толку от них – ноль. Можно принимать сколько угодно разнообразных кодексов, но по факту исправить аморальность и распущенность в рядах власти можно лишь грамотной кадровой политикой.

Действительно, может, не стоит ставить к власти людей, которые ранее отличились, например, драками, как депутат горсовета Александр Барданов? Или тех, кто сбивает людей и попадается пьяным за рулем? Были случаи, когда власть оказывалась в руках людей, ранее осужденных за коррупцию, и прочее, и прочее.

Бог тебе судья

Впрочем, у нас были попытки установить ответственность за нарушение кодекса этики. Так, Минтруд России хотел привлекать «аморальных» с точки зрения этического кодекса чиновников к дисциплинарной ответственности.

– Госслужащий может и не нарушать нормы закона, но его поступок будет настолько аморальным, что дальнейшее прохождение им службы является недопустимым. Если мы посмотрим на практику в других странах, то увидим, что уже сейчас там существуют примеры, когда за нарушение норм этики чиновника увольняют, – говорил директор одного из департаментов Минтруда России Дмитрий Баснак.

Однако, судя по всему, эта инициатива так и осталась лишь на словах. В бурятской инспекции труда нам не смогли оперативно ответить, что грозит нарушителю кодекса этики. Зато в их собственном кодексе, в статье, устанавливающей ответственность за нарушение сего документа, значится весьма расплывчатая формулировка:

«Гражданский служащий должен понимать, что явное и систематическое нарушение норм данного Кодекса несовместимо с дальнейшей служебной деятельностью в Федеральной службе по труду и занятости».

То есть Бог тебе судья, если совесть есть – уйдешь сам.

Словом, попытки власти установить некие моральные правила внутри своих учреждений и структур выглядят как показушные акции: мол, смотрите, какие мы правильные. Осуждаем нарушение закона и Конституции. Правда, никого не наказываем.

…Ибо, как сказал один депутат Хурала, не надо проявлять «излишнюю жестокость» к слугам народа.

Петр Санжиев, Станислав Сергеев, «Номер один».
^