05.11.2017
Улан-удэнцы пересаживаются на «гибриды» и электромобили

Начиная с осени этого года снижение курса валют к рублю и стоимости импортных пошлин осени привели к значительному росту поставок подержанных автомобилей из Японии. Причем впервые почти третью часть от завозимых «беспробежных» автомобилей составили машины, имеющие гибридную электроустановку.

Дешево и не сердито

Новые технологии в автомобилестроении постепенно и неумолимо меняют нашу действительность. Как бы мы ни цеплялись за прошлые наработки, они стремительно теряют какую-либо ценность и превращаются в ненужную рухлядь.

Речь идет о первых полностью электрических автомобилях из Японии, которых начали завозить в Бурятию в этом году. Это «Ниссан-Лиф», бюджетные электрокары, растаможеные по минимальным пошлинам. Автомобили мощностью двигателя в 109 лошадиных сил бесшумны, экологичны и отличаются куда более мощными двигателями, чем работающие на горючем. Также они заметно дешевле традиционных машин.

«Свежие», не имеющие пробега по российским дорогам электрокары продаются в Бурятии в среднем за 500 тысяч рублей, что примерно на 30 процентов  меньше стоимости машин с двигателями внутреннего сгорания (ДВС) аналогичной мощности и года выпуска.  И, самое главное, они неприхотливы и дешевы в эксплуатации. Топлива им не нужно, а электроэнергия, которая расходуется на движение, обходится в несколько раз дешевле бензина.

Не нужны электрокарам и многочисленные технические жидкости, те же масла, которые постоянно необходимо обновлять в традиционных автомобилях.  Не требуется и коробка передач. И вообще, электрокары – это форменный кошмар для занятости авторемонтников, потому что они не ломаются.  Вспомните электроприводы рольставней – они работают десятилетиями, и с ними ничего не происходит. И в электроавтомобилях принцип тот же – там даже нечему повреждаться.

Так, в обычном двигателе около 2000 движущихся частей, а в электроавтомобилях их два десятка. Не случайно та же «Тесла» дает гарантию на бесконечный пробег своих электрокаров. В Бурятии эксперты признают, что за электроавтомобилями – будущее автопрома.

– Многие автоконцерны через несколько лет львиную долю своих моделей будут оснащать электрическими или гибридными установками, и как бы мы ни любили традиционные «движки», со временем их выпуск прекратится и они займут свое место в музеях, – говорит директор компании «Автобонус» Евгений Мохоров. – В этом я убедился, когда мой знакомый пригнал из Японии электрокар «Ниссан-Лиф». Он использует его как второй, городской, автомобиль. И заряжает в своем гараже от розетки.  В месяц на электроэнергию у него уходит около 700 рублей.

Вилка возможностей

Пока же единственным недостатком электрокаров является ограничение хода – электроэнергии, имеющейся в батареях машины хватает летом на 130 километров, а зимой, в связи с дополнительным расходом тока, – на 90 километров. Потом надо подзаряжаться. И если по городу такой длительный дневной пробег труднодостижим, то в поездке на Байкал это может стать проблемой. Впрочем, и ее решить можно.

– Знакомый в таких случаях берет с собой бензиновый генератор, который заряжает батарею для обратной ходки, пока он отдыхает, – продолжает Евгений Мохоров.

Впрочем, пока электрокары – для Бурятии все же экзотика. И автомобилисты для тренировки лишь пересаживаются на переходный вариант – машины, которые, помимо традиционного ДВС, оснащены электроприводом и батареями. Это так называемые «гибриды», представленные в основном «Тойотой-Приус». В них заряжать аккумуляторную батарею можно гораздо реже, поскольку необходимая энергия    создается в результате торможения машины, которая поступает на батарею и заряжает ее.

Самые выгодные поездки получаются в плотных городских заторах: пока автомобили с ДВС впустую выбрасывают горючее в атмосферу, «гибриды» заряжают батареи.

– Сегодня большая часть поставок «беспробежных» японских машин к нам, это гибриды «Тойота-Приус», – говорит Михаил, продавец авторынка на Приречной. – Наиболее популярны авто ‎2010–2011 годов выпуска в пределах 650–700 тысяч рублей.

Как отмечают продавцы, мода на «гибриды» еще несколько лет назад пришла к нам из Монголии, где как-то быстро соседи стали пересаживаться на них. Монгольские туристы часто стали ездить за покупками в Улан-Удэ, тратя на дорогу туда-обратно всего один бак бензина, тогда как на обычном автомобиле им потребовалось бы в 2–2,5 раза больше топлива.

Бензин нынче дорог

– И для наших автомобилистов стоимость владения машиной из-за дороговизны топлива стала ключевой, и поскольку «приусы» расходуют в городском режиме около трех литров на 100 километров, то по году экономия на топливе составляет несколько десятков тысяч рублей, – продолжает продавец автомобилей. – Кроме того, сегодня решена и проблема батарей. Они стали мощнее и дешевле. Так, если брать контрактную батарею целиком,  она обойдется в 45–50 тысяч рублей. Однако проще заменить неработающую секцию за две тысячи рублей и ездить дальше. Но на практике даже в нашем холодном климате они выходят из строя очень редко.

Все-таки машины для собственного внутреннего рынка японцы делают очень качественные. Как рассказывают торговцы рынка на Приречной, пока спрос на экономичные машины идет по нарастающей, но подлинный прорыв в сознании покупателей произойдет тогда, когда за счет роста производства электроавтомобили будут, как минимум, в два раза дешевле, чем с устаревшими двигателями. При пятикратной экономии на энергии, при десятикратной на техобслуживании это уничтожит машины с ДВС как класс.

И рост идет вовсю. Только за 2015 год прирост мирового производства электроавтомобилей составил 60 процентов. Против разворачивающейся в мире технологической революции, благодаря которой, в том числе, создаются более компактные, дешевые и мощные батареи, позволяющие увеличить пробег электрокаров с одной зарядкой до 350 километров, невозможно ничего противопоставить. Как бы ни сопротивлялись этому те же нефтяные и газовые воротилы, тормозя технический прогресс. Кстати, сто лет назад тоже говорили и с пеной у рта доказывали, что лошади надежнее и экономнее тогдашних автомобилей. И овес тогда был дешевле бензина. Но прошло несколько лет, и с городских улиц лошади исчезли.

Дмитрий Родионов, «Номер один».
^