07.11.2017
Тепловая инфраструктура Бурятии греет землю, а не квартиры

Процент износа инфраструктуры в Бурятии перевалил за 62 процента. Но это «средняя температура по больнице». Например, в Улан-Удэ порядка 80 процентов тепло- и водосетей требуют замены и капитального ремонта. Но больше всех страдают «северяне». Так, на съезде депутатов всех уровней глава городского поселения Северомуйск заявил, что износ труб у них составляет больше 100 процентов. При таком положении дел топить станет бесполезно – тепло и вода не дойдут до потребителя по гнилым трубам. А жители, которым каждый месяц приходят счета с колоссальными переплатами, задаются вопросом: куда уходят деньги?

Полувековые трубы

На съезде депутатов всех уровней глава поселка Северомуйск Алексей Кудряшов во всеуслышание заявил, что населенный пункт находится на грани коммунальной катастрофы. Износ сетей тепло- и водоснабжения достиг 100 процентов. Прокладывали трубы в 1970–80 годах. Срок службы коммунальной инфраструктуры в условиях севера составляет не больше 30 лет, а прошло почти 50.

– Если трубу десятилетиями не ремонтировать, она сгниет. У нас 70 процентов таких сетей в поселении. В результате этого и ресурсоснабжающие организации, и муниципальное образование терпят огромные убытки. То есть приобретают топливо, а на этих сетях в результате потерь все тепло уходит в землю, – сообщил он.

Глава Северомуйска объяснил, что эти участки должны были ремонтироваться в процессе эксплуатации ресурсоснабжающими организациями. Но все доходы и помощь из бюджета «съедает» плата за электроэнергию и выплаты по зарплате.

– У нас почти каждый год предприятия ресурсоснабжающие уходят либо в банкроты, либо покидают наш рынок. У некоторых компаний средств не оставалось, даже для того чтобы погасить долги по заработной плате. У нас был очень высокий тариф на электроэнергию, это очень затратно. Сложно удержаться на рынке, потому что расходы несопоставимы с теми доходами, которые поступают от населения, – резюмировал Алексей Кудряшов.

Но не все объясняется небольшими доходами. «Номер один» уже писал о том, что северные районы Бурятии стали раем для недобросовестных поставщиков тепла.
Компании-«матрешки» процветают там уже много лет. Схема проста: деньги, которые платит население компаниям ЖКХ, до гарантирующего поставщика электричества «Читаэнергосбыт» не доходят. Эти компании оставляют все, что собрали с населения, себе. А в конце сезона просто уходят на банкротство.

В процедуре банкротства оказывается, что взять с них нечего: нет ни имущества, счета пусты, уставный капитал, как правило, – десять тысяч рублей. Поэтому вышестоящие организации остаются ни с чем.

Зато в следующем сезоне открывается новая компания ЖКХ с теми же учредителями и под другим названием. Она снова выигрывает муниципальные конкурсы, снова получает право встать между гарантирующим поставщиком и населением.

Например, только по Муйскому району задолженность предприятий ЖКХ за потребленную энергию на 1 января достигала 90 миллионов рублей, из которых почти 84 миллиона – просроченная задолженность. Яркие примеры «матрешек» – предприятия «Энерготранс плюс» и «Энерготранс+».

Первое работало до 2015 года, потом отправилось на банкротство. Вместо него в том же году пришла вторая компания, в названии которой знак «плюс» креативные менеджеры прописали в виде математического символа. Директор этих компаний Валерий Сакуев   проворачивает подобные схемы уже в пятый раз.

Впрочем, до последнего правосудие все-таки добралось. Силовики возбудили в его отношении дело по статье «Незаконное предпринимательство». Правда, он отделался штрафом в 240 тысяч рублей – такой приговор вынес Муйский районный суд.

Однако на днях прокуратора Бурятии в очередной раз заявила о том, что в послеке Северомуйск ресурсоснабжающая организация ООО «Тепловодокоммуникации-С», эксплуатирующая объекты ЖКК, не создала нормативный запас угля на котельных.

Администрация городского поселения контролировала ресурсников и не участвовала в создании нормативного запаса топлива.

Обрезанный поселок

Возможно, северные районы страдают еще и потому, что межбюджетные трансферты распределяются, на взгляд муниципалитетов, не совсем справедливо. Так, глава Муйского района Александр Киргизов  признался, что при огромных налоговых отчислениях им приходится выпрашивать деньги на уголь.
 
– Мы добываем в пределах четырех тонн метала. Огромные налоги уходят в бюджет. Но я приезжаю в Улан-Удэ и прошу у правительства деньги, чтобы приобрести уголь, плюс долги за уплату за электроэнергию. Все это вместе складывается, и становится неприятно. Денег не хватает. Приезжаешь, каждый раз просишь, но денег нет в республике, – грустно констатировал он.

Обвинить во всем правительство, конечно, хочется. Но тогда доля «поощрений» обойдет ресурсоснабжающие организации, которые в большинстве случаев либо отмалчиваются, либо отмахиваются федеральными законами. Показательно абсурдная ситуация произошла в поселке Каменск Кабанского района Бурятии. И о ней напрямую заявили Алексею Цыденову. Житель поселка Александр Мартынов поведал, что несколько лет назад сотрудники ТГК-14 пришли в их дом, зашли в их квартиры и… обрезали батареи за долги. Больше 600 человек остались без тепла. Ситуация тяжелая, но достаточно распространенная в России.

Собственники погоревали и перешли на обогреватели. Что тоже, кстати, стоило им немалых денег. Но радоваться было рано. В прошлом году все «обезбатареенные» жители получили счета от ТГК-14 за оплату тепла.

– За что платить, когда батарей нет абсолютно, они срезанные. А счета выставляют каждый месяц. И каждый месяц нас обязывают платить четыре тысячи. За что? – возмущался Александр Мартынов.

Ситуацию попытался прояснить директор «Теплоэнергосбыта Бурятии» – филиала ПАО «ТГК-14» Евгений Горюнов. Он настаивал, что это происки жилинспекции. Как оказалось, им пришла жалоба на то, что счастливые обладатели оставшихся батарей в тех же домах жалуются на недостаточно горячую температуру в квартирах.

Для этого нужно вернуть все батареи на место. И выльется это в ощутимую сумму. Поэтому ТГК-14 решила, что платить за это должны те, у кого они когда-то срезали радиаторы. Более того, Евгений Горюнов заверял, что действуют они в рамках закона, даже прокуратура не нашла нарушений в их действиях.

Блуждающий счетчик

К сожалению, ресурсоснабжающие организации любят отмахиваться бумажками с постановлениями. Так, жители дома по улице Ключевской рассказывают, что они вообще не надеются на справедливость. Дом сдали в 2014 году, в 2015-м он начал довольно резво заполняться жильцами. По всей видимости, добросовестными, потому что каждый из них не только подключил индивидуальный теплосчетчик, но и опломбировал. Ведь 354-е постановление правительства России к этому обязывает. В противном случае оплата для всех начисляется по единому нормативу, превышающему реальные показатели в несколько раз.

Установили они и общедомовый счетчик. Но в 2016 году он сломался. Тут же пришли сотрудники ТГК-14, сняли его и пообещали вернуться  через полгода с отремонтированным прибором. Только с января 2017-го всем жильцам стали начислять по максимальному нормативу.

К слову, счетчик отремонтировали и поставили на место. Но… несмотря на это, всем собственникам объявили – платить по максимальному нормативу будете до февраля 2018 года.

– Объяснили это тем, что им нужно рассчитать какие-то коэффициенты. Но мы-то при чем? И это не все. В следующем году наши индивидуальные счетчики должны отправлять на поверку. То есть их будут снимать. Куда-то отправлять и проверять. За это время мы опять будем платить по нормативу, и потом опять будут рассчитывать коэффициенты. То есть еще несколько лет мы будем платить и платить по максимуму, – вздыхает жительница Екатерина Георгиева.

Она объясняет, что если бы сейчас она платила по показаниям счетчика, у нее выходило бы не более 700–800 рублей в месяц. Сейчас она отдает 1800 рублей. То есть переплачивает в год больше 10–12 тысяч рублей.

– Вы знаете, я бы поняла еще вот эти поборы, если бы они были оправданы. Но у нас же каждую зиму страшные аварии. То там трубу прорвет, то здесь. Периодически город сидит без тепла. Куда уходят деньги?

Подобных историй в Бурятии очень много. Практически в каждой новостройке, которых в последние годы становится все больше. Это значит, что увеличивается нагрузка на изношенную на 80 процентов инфраструктуру города. О глобальном ремонте речи не идет. Не только в Улан-Удэ – по всей Бурятии. Все деньги, которые выделит правительство, пойдут на латание дыр. Только вот с каждым годом дыр становится больше, чем труб.

Ольга Белых, для «Номер один».
^