19.11.2017
Бомж из Улан-Удэ рассказал о князьях, "крышевании", попрошайничестве и разборках

Вот уже шесть лет Николай считается лицом без определенного места жительства. Он ведет аскетичный образ жизни в коллекторе и чувствует себя абсолютно счастливым человеком. Мужчина согласился дать уникальное интервью, где развеял все мифы о быте бездомных людей.

Шесть лет в «кишке»

Родился я 47 лет назад в одном из районов Бурятии, после школы окончил Иркутскую академию народного хозяйства. Призвали. Служил на Западной Украине, в войсках ПВО (противовоздушной обороны) с 1988-го по 1990 год.

После армии поработал несколько лет на крупном предприятии топ-менеджером. Собирал заявки на поставку гравия, песка, леса и так далее. В обязанности входило отслеживать поставки от загрузки до отгрузки. Потом сменился собственник, который разогнал всю нашу команду, и мне пришлось вернуться в Улан-Удэ.

Здесь женился. Мы прожили вместе пять лет, затем жена скоропостижно скончалась из-за болезни. Дочке на тот момент было два года, сразу отправил ее к своей маме в деревню, на воспитание. Признаться, я и до этого выпивал, но после смерти супруги начал пить чаще.

Так как квартира принадлежала жене, меня попросили ее освободить. Собственного жилья у меня нет и не было. Зато была собутыльница, которая сказала, что у нее есть квартира, и позвала жить с собой. Сама же привела меня сюда, в «кишку» – так в терминологии бомжей называется теплотрасса. Здесь я живу уже шесть лет.

Ворона как будильник

Недалеко от моего люка в теплотрассе поселилась ворона. Будит меня постоянно. Как петух, каркает ровно в шесть утра. Я засекал. Вообще, когда живешь в такой среде, начинаешь потихоньку с природой сливаться, обращаешь внимание на деревья, животных. Я поражаюсь Творцу: как он смог создать этот прекрасный мир?

Самый чистый народ

Многие считают, что бомжи всегда грязные. На самом деле бездомные  –  самые чистоплотные люди. Мое утро начинается с личной гигиены. Наливаю в таз горячей воды, тщательно моюсь. У каждого бездомного, который живет в теплотрассе, есть свой личный тазик, мыло, порошок. Моемся каждый день, одежду тоже стираем часто.

Быть ближе к Богу

Как правило, здесь нет плохих людей. За каждым своя история, своя трагедия. Человек ведь не просто так оказался в таком положении: за любой ситуацией стоит предательство, к примеру, родственников. С другой стороны, каждый из нас виноват сам. Допустим, я с себя вины не снимаю. Почему я оказался здесь? Почему я не работаю? Полностью вина лежит на мне. С другой стороны, мне нравится так жить, я наслаждаюсь ощущением свободы. Именно в этой среде я чувствую себя ближе к Богу. Ведь к нему нужно идти осознанно, через одиночество и страдания, через отказ от материальных благ.

Аскет по натуре

Знаете, здесь порой проплывает (приходят ночевать. – Прим. авт.) столько молодых и интересных девчат. В основном конечно, легкого поведения или тех, кто ведет легкомысленный образ жизни: никому ничем не обязаны, никакой ответственности. Как правило, у них изъяли детей, а родственники отказываются помогать. В итоге они оказываются на улице. Лично ко мне редко кто приходит. Мне одному спокойнее. Я стараюсь вести аскетичный образ жизни.  Друзей тоже нет: люди, которые меня окружают, – просто временные приятели.

Побег от полиции

Вход в мой дом на самом деле находится с другой стороны, а это отверстие я прорубил специально, чтобы от полицейских убегать. Причем удираю рефлекторно. Они-то знают уже меня и что я не способен на преступление, но все равно почему-то убегаю. Порой залазят сюда с огромными прожекторами, кого-то ищут. Могут увезти в отдел. Ведь теплотрасса – это потенциальное место для совершения преступления. Раньше тут жили люди, которые намеренно приглашали в гости подвыпивших товарищей и обчищали их, воровали часы, телефоны.

Кукольный театр

Жил у нас один интересный мужичок лет 45, летом постоянно на велосипеде ездил по городу. У него был очень креативный велосипед – весь завешан какими-то куклами, лентами. Выяснилось, что раньше он работал в кукольном театре и увлекался коллекционированием игрушек. Каждый день он игрушки раскладывал на склоне, давал имена, общался с ними. Собственных детей у него не было. Видимо, он представлял, что куклы – это его дети.

«Крыши» нет

Когда к нам приходит новый человек, он должен пройти психологическую проверку. У него интересуются, «кто такой по жизни», откуда он. Я, например, с ходу определяю, нормальный человек или нет. Но отмечу, что у нас никогда не было и нет рэкета или крышевания. Здесь стараются человеческую свободу вообще не ограничивать.

Триста рублей в час

Кто-то зарабатывает воровством, кто-то предпочитает попрошайничать. Почти у каждого второго есть легенда о том, как он служил в Чечне. Люди жалеют, подкидывают копейки. За час такой попрошайка может поднять рублей триста. Все деньги, как правило, уходят на алкоголь. Я не получаю никакого пособия, мне не помогают родственники, при этом я не ворую и  редко попрошайничаю. В основном мне приносят еду и вещи одинокие бабушки, которые живут в элитных домах через дорогу. Они видят из окна наши страдания и стараются помочь, чем могут. Любят нас, как щенков, заботятся. Ну, когда совсем прижмет, роюсь в «банке» (так мы называем мусорный бачок).

Монтировка для обороны

Когда живешь здесь, обостряются инстинкты, сон становится чутким, в любой момент ты готов обороняться. Однажды ко мне в теплотрассу спустилась шпана. Начали налетать, хотели обокрасть или просто поиздеваться, я так и не понял. На этот случай у меня есть монтировка. Когда они увидели ее, сразу убежали и больше не приходили. В основном конфликты происходят между своими по пьянке. Поколотим друг другу морды, руки пожмем, и опять друзья.

Хотел удушиться

Когда приближаются большие городские праздники, чиновники стараются избавиться от бомжей. Прошлогоднее 9 мая я запомнил навсегда. Для меня это был день победы над самим собой. Накануне пришли полицейские и  сказали: «Вы где-нибудь погуляйте завтра, здесь будет колонна военнослужащих проходить, не портите праздник своим видом». Помню, я согласился, но потом залез в теплотрассу и случайно заснул. Пока спал, пришла целая бригада газосварщиков, они выгнали всех и заварили люк.

Просыпаюсь я, иду к выходу, пытаюсь открыть люк, а он не открывается. Шок. Пошел вперед, туда,  куда ведут трубы. Спичек нет, фонарика тоже. Иду, а проход становится все уже и уже. Потом вообще пришлось лечь и ползти. Не знаю, сколько я полз, мне показалось, целую вечность. Напало отчаяние. Когда совсем выдохся, дотянулся рукой до ботинка и выдернул шнурок. Думаю, повешусь, сил больше нет – конца-края не видно. Но как ни пытался изловчиться, покончить жизнь самоубийством не получилось – слишком тесно было в туннеле.

И тут свершилось чудо! Я услышал звуки воды и пополз на них. Дополз до какого-то пространства, и, знаете, Бог действительно есть на свете. Я поднимаю глаза и вижу люк.  А на улице крики «Ура!».  И я такой тоже: «Урааа!». Полез по скобам вверх, головой поддел люк. Кругом народ ходит. Меня заметил ветеран ВОВ, подошел, помог мне отодвинуть крышку люка и вылезти. После глотка свежего воздуха у меня появилось чувство второго рождения. Этот праздник 9 мая стал для меня самым счастливым. 

О политике

Паспорт у меня есть, но на выборы не ходил, потому что знаю, как они проводятся. Грязные политические технологии, привлечение СМИ к созданию положительного образа кандидата и прочее. Бурятия живет за счет выбиваемых трансфертов. Самой по себе экономики в нашем регионе нет вообще. Тут в основном торговля, частному предпринимателю дана юридическая свобода. То есть он может зарегистрироваться здесь, а может за границей. Вывести средства можно всегда. И Бурятия является источником вытягивания ресурсов, как экономических, так и природных. Что касается Алексея Цыденова: будем надеяться, что он что-то изменит, ведь это человек нашего президента. Владимира Путина я уважаю. Хочу, чтобы он был у власти всегда, без него страна попросту развалится.

А вообще нашему народу не хватает хорошего пинка под зад, чтобы он начал что-то делать. Думаете, я бы вел такой образ жизни, например, в Японии? Меня бы давно определили в какой-нибудь концерн и заставили работать. В этом вся беда немытой России.

Князь сгорел

В свободное время я читаю книги, в основном исторические, иногда хожу в библиотеку, меня пускают. Мечтаю побывать в православной библиотеке, моя Библия недавно сгорела. Слышали, наверное, о пожаре в коллекторе. Там погиб мой знакомый по кличке Князь. Помню, как я проснулся в восемь утра от дыма. Мы с ребятами ринулись спасать Князя, но вытащить удалось только обожженное тело. Непонятно, что там произошло, он служил в Чечне, поэтому был очень осторожен и не мог попасться на какой-то глупости. Мне кажется, его могли поджечь.

Дома у меня есть свежие газеты, их приносят бабушки. Читаю на улице, пока солнце не сядет, в «ущелье» у меня нет света. Зато там есть часы, матрац и белые простыни. Да, да, белые простыни. Их мне также принесли добрые бабушки.

Легенда для дочки

В этом году мало человек живет в теплотрассе, десятка два. Раньше было больше. Здесь у каждого своя территория, и никто без разрешения друг к другу в гости не заходит. Так уж заведено. Вообще в «кишку» мы идем, когда начинаются сильные морозы. Все лето предпочитаем проводить на природе: купаемся, загораем, любуемся пейзажами.

Летом я езжу к дочке в деревню. Ей уже десять лет. Она очень скучает по мне, постоянно говорит: «Папочка, забери меня к себе». Если бы она знала, как я живу… Специально для нее я придумал легенду, что работаю, живу в квартире, в Улан-Удэ. Не хочу ее расстраивать. Единственная моя мечта – чтобы доченька была счастлива.

Беседовала Елена Темникова, «Номер один».
^