18.11.2017
Депутаты заподозрили коммунального монополиста в сокрытии прибыли

На фоне коммунального апокалипсиса в Улан-Удэ ТГК-14 оказалась в центре внимания Народного Хурала. Компанию обвинили чуть ли не в сокрытии прибыли и препятствованию развития бизнеса. И на то у депутатов были вполне серьезные основания.

Нулевой эффект

ТГК-14 – всем известная компания, которая производит электричество, обеспечивает Улан-Удэ теплом и горячей водой. Ежегодно компания защищает в Республиканской службе по тарифам (РСТ) огромные суммы, которые должны уходить на содержание и ремонт сетей, а также на обеспечение деятельности обширного аппарата.

РСТ, как правило, обрезает «хотелки» ТГК-14 до разумных пределов. Из оставшейся суммы рассчитывается тариф на тепло и горячую воду.

Впрочем, ТГК-14 не всегда соглашается (точнее, всегда не соглашается) с решениями контрольных органов, пытаясь через суд увеличить сумму, покрывающую аппетиты монополиста.

Получается редко. Однако не так давно компании все же удалось включить 200 миллионов якобы убытков в стоимость тепла и горячей воды.

Но при этом чиновники правительства Бурятии заявляют, что ТГК-14 вообще ничего не зарабатывает. То есть деньги, которые платят потребители Бурятии, уходят исключительно на содержание сетей и тому подобные траты. Вопрос возник на недавнем заседании Хурала, где депутаты попробовали выяснить, почему на 2018 год компания не заплатит ни рубля по налогу на прибыль, который считается основным источником пополнения бюджета республики.

Где деньги?

Замминистра транспорта, энергетики и дорожного хозяйства Алексей Назимов рассказал парламентариям, что в будущем году энергетика принесет в бюджет 1,8 миллиарда рублей. Впрочем, вклад ТГК-14 в эту сумму оказался не так уж велик.

– ТГК-14 не прогнозирует налог на прибыль по причине состояния на оптовом рынке. Они не прогнозируют увеличения выработки электроэнергии на оптовый рынок… Сейчас у ТГК-14 цена не конкурентно способная на оптовом рынке, и продать им сложнее. Их загружает только наша генерация, – уверял чиновник, имея в виду, что дополнительные доходы компания сможет увидеть, только если случится авария и ТГК-14 получит дополнительную загрузку мощностей.

Впрочем, депутаты засомневались в правдивости таких речей:

– Непонятно, почему ни по одному из филиалов ТГК-14 нет прибыли. Они, что, у нас социальные, некоммерческие организации? В тариф у них не заложено никакой прибыли? – вопрошали парламентарии.

– ТГК в убыток себе работает, – оправдывал компанию замминистра.

– Ну не бывает такого! – парировали депутаты.

– РСТ закладывает им предпринимательскую прибыль в 77 миллионов. Но ТГК заявляет, что тратит эти деньги на покрытие убытков, – смущенно пояснял господин Назимов.

Парламентариев такой ответ не устроил. Они продолжали настаивать, что к ТГК-14 надо присмотреться. Впрочем, как именно присмотреться, никто не пояснил. Вообще, подобной конкретики практически не звучало. Были лишь требования – разобраться и доложить.

Палки в колеса

Кроме отсутствия отчислений в бюджет Бурятии, депутатов очень взволновал вопрос технологического присоединения к сетям ТГК-14. По мнению депутатов, действующая система отпугивает предпринимателей и мешает им развиваться.

– Надо обратить особое внимание на ТГК-14. Дело в чем: все строительные компании продолжают сталкиваться с такими понятиями, как подключение, техприсоединение. И там надо навести порядок, – говорил депутат Ким Галсанов.

По его словам, ТГК-14 всячески старается «задушить» строителей, предъявляя им некий индивидуальный тариф на техприсоединение, который в разы выше стандартного. Кроме того, по его же словам, компания заставляет платить бизнесменов за прокладывание труб и прочей инфраструктуры, хотя эти расходы должны быть включены в тариф.

– Мы на самом деле с ними работаем очень плотно: город, минстрой, минтранс и РСТ. Сейчас должна утвердиться новая инвестиционная программа, и техприсоединение будем сюда включать. Мы должны понимать, что если централизованное энергоснабжение – это черта города, то протянуть трубу на Верхнюю Березовку – это очень дорого. И эти затраты ложатся на всех заявителей по технологическому присоединению, – снова оправдывал ТГК-14 Алексей Назимов.

«Забили стрелку»

Но депутаты не унимались:

– Проблема правительства в том, что мы не создаем условия для нашего развития, для производителей, предпринимателей и так далее. Вы создаете условия только для того, чтобы ТГК-14, грубо говоря, балдела. И ни налога на прибыль не видим, ничего. А на самом деле они деньги в офшоры суют, – продолжал Ким Галсанов.

Алексей Назимов продолжал стоять на своем: дескать, ТГК-14 все делает по закону. Из-за чего нарвался на обвинения едва ли не в лоббировании интересов монополиста.

– Я не защищаю, я говорю, как это по закону происходит, – обижался замминистра.

– Мы говорим, почему у нас охвата нет, почему везде печное отопление. Потому что дорого все. Главная задача должна быть для ТГК-14 – это больше клиентов. И еще не забывать про комфорт. Вы попробуйте сами подключиться. Там такие условия ставят! Вплоть до теплосчетчика… Все делают, для того чтобы этого не было, – вторил коллегам депутат Сергей Бужинаев. И предложил вообще отменить плату за техприсоединение.

– Есть три варианта оплаты: бюджет республики, тариф на тепло и тариф на техприсоединение. Других источников нет, – пытался достучаться до парламентариев замминистра. Впрочем, неудачно. Депутаты сделали вывод: с ТГК-14 надо разобраться. Всю ситуацию назвали «недоработкой министерства» и предложили пригласить представителей монополиста в Хурал, чтобы побеседовать с глазу на глаз.

Конечно, многое из сказанного депутатами неосуществимо. Однако это не значит, что к ТГК-14 не стоит присматриваться. Компания, столько лет отработавшая на рынке, в последнее время только и делает, что пытается включить в тариф через суды сотню-другую миллионов, и отчитывается о колоссальном износе коммунальной инфраструктуры.

Владимир Пашинюк, «Номер один».
^