27.11.2017
В Бурятии жизнь людей с ограниченными возможностями становится невыносимой

Закрываются центры адаптации больных детей, местные предприниматели отказываются принимать на работу маломобильных людей, а доступная среда существует только на бумаге. Похоже, красивые речи с высоких трибун по сей день так и не принесли долгожданных результатов. 

Детей превратят в социопатов

Очередные изменения, о которых предпочитают молчать чиновники, – закрытие центров адаптации. Это те учреждения, которые помогают малышам с ограниченными возможностями социализироваться. Детей-инвалидов учат общаться со сверстниками и самостоятельно обслуживать себя, дают знания для поступления в школу. 

– В Бурятии такие центры есть в трех улан-удэнских поликлиниках и в Гусиноозерской ЦРБ. Планируется закрыть центры в Гусиноозерске и в шестой городской поликлинике. Это связано с недостатком финансирования, – рассказывают в республиканском центре ранней помощи «Солнышко». 

Таким образом, из четырех служб вскоре останутся только две  – отделение в улан-удэнской поликлинике №2 и Республиканский центр ранней помощи «Солнышко», который находится в поликлинике №4. Поток пациентов, естественно, хлынет в «Солнышко», как в самый крупный центр. 

– У нас и без того огромные очереди, порой пациентам приходится по две недели ждать приема. Нам необходим дополнительный корпус, – говорят в центре. 

Еще в прошлом году поликлинике №4 было передано здание на улице Комарова, в котором отведено целое отделение для адаптации детишек. 

– Но денег на ремонт пока нет. Родители детишек-инвалидов написали письмо в минздрав Бурятии с просьбой выделить средства. Подписалось восемьдесят человек.  Ждем ответа, – надеются работники. 

Сейчас республиканский центр посещает 146 детей. С каждым годом число нуждающихся в помощи увеличивается. 

– Врачи научились выхаживать очень тяжелых, недоношенных детей, буквально с 500 граммов. Такие малыши имеют проблемы со здоровьем, соответственно, нуждаются в нашей помощи, как медицинской, так и социальной, – рассказывают медики. 

Они очень надеются на поддержку правительства, а также выступают за тиражирование центров по всей Бурятии. Ведь справиться со всеми детишками две службы никак не смогут. А если малыши не будут проходить адаптацию, они попросту не смогут социализироваться: вырастут несамостоятельными и замкнутыми. 

Профессия по принуждению

Единственная в Бурятии школа для инвалидов по зрению пока справляется с потоком учеников. На базе общего можно выбрать среднее или высшее учебное заведение. Но вот с дальнейшим обучением выпускников есть проблема. Выбор невелик. 

– Подготовку детей-инвалидов по программам профессионального и высшего обучения имеют право осуществлять четыре суза и три вуза, – комментируют  в минобразования Бурятии.

Другими словами, поступай туда, куда можно,  и не задавай лишних вопросов. Если приглянулся техникум, у которого нет разрешения на обучение инвалидов, придется забыть свои желания и мечты и идти учиться туда, куда скажут. 

Еще хуже дела обстоят с работой для людей с ограниченными возможностями. Напомним, в Бурятии действует республиканский закон о квотировании рабочих мест для инвалидов. То есть предприятия с численностью штата свыше ста человек обязаны принимать на работу не менее трех человек с инвалидностью. 

– Есть фирмы, которые выполняют и даже перевыполняют требования закона. А есть которые всяческими способами обходят закон. Например, если в службу занятости подан запрос на вакансию для инвалида, считается, что квота исполнена. На самом деле вакансии запрашивают такие, какие для инвалидов вообще не подходят, – рассказывает Елена Фомина, директор Центра занятости населения Улан-Удэ.

Например, хитроумные работодатели намеренно просят направить в организацию инвалида на должность кондуктора или электромонтера. Очевидно, что человек с ограниченными возможностями не справится с такой работой. Как итог: центр занятости населения дает фирме отказ, а предприниматели радуются, что избежали трудоустройства инвалида на законных основаниях.   

– Мы ежемесячно подаем жалобы в прокуратуру на хитрых работодателей. Представления им, конечно, выписывают, они платят штраф. Но, как оказалось, нарушителям легче отдать тысячу рублей, чем ежемесячно платить заработную плату инвалиду и предоставлять ему особые условия труда, – говорят в центре. 

На днях депутаты поддержали изменения, которые помогут повысить эффективность закона. Планируется увеличение квот для предприятий и ужесточение административной ответственности для предпринимателей – до 100 тысяч рублей штрафа. Изменения вступят в силу с 1 января следующего года. 

Однако даже такая мера вряд ли отразится на трудоустройстве, к примеру, инвалидов по зрению. Ведь легче всего берут на работу людей с общими заболеваниями – к примеру, с больным сердцем или небольшим физическим дефектом. 

– Раньше работодателям компенсировались расходы на оборудование рабочего места для инвалида. Можно было купить, к примеру, программное обеспечение со шрифтом Брайля, звуковое оповещение и прочее – за счет государства. Сейчас поддержку отменили, соответственно, слепым стало сложнее устраиваться на работу, – констатируют в центре занятости. 

На грани банкротства

К слову, над слабовидящими и слепыми нависла еще одна угроза. Единственное специализированное предприятие в Бурятии, в котором больше пятидесяти процентов штата составляют незрячие люди, – ООО «Пересвет». Шестьдесят пять лет компания занимается производством полуфабрикатов и пошивом одежды. 

– Говоря откровенно, они на грани разорения, – сообщают в центре занятости. 

Мы связались с директором предприятия Андреем Лапиным, который подтвердил, что уже на протяжении десяти лет «Пересвет» находится в крайне тяжелом финансовом положении. 

– Нам обещали республиканскую поддержку, но пока это на стадии обсуждений. Размер дотаций еще не обговаривался, но мы надеемся, что хоть как-то помогут продержаться на плаву, – комментирует директор. 

В этом году в центр занятости населения Улан-Удэ обратились около 700 инвалидов. Если «Пересвет» разорится, к их числу примкнут еще около полусотни людей с ограниченными возможностями. Всего же по Бурятии 28 тысяч инвалидов, имеющих показания к труду. 

– Печально констатировать, но почти все работодатели боятся принимать на работу инвалидов. Боятся больничных, сокращенных рабочих дней, проверок трудинспекции и прокуратуры. Поэтому всячески стараются отступиться от обязательств, – сетует Елена Фомина. 

Недоступная среда

К сожалению, и на этом проблемы не заканчиваются. Рассматривая жизнь инвалидов Бурятии со всех сторон, нельзя не коснуться доступной среды. Она в республике практически не существует, прогулка по улице – настоящее испытание для маломобильных граждан. При этом чиновники рапортуют об обратном. 

– Мы стараемся уделять большое внимание удобству при передвижении: оборудованию пандусов, установке поручней, расширению дверных проемов, установке терминалов с речевым выходом, а также оснащению зданий звуковой и тактильной информацией. С 2014 года для инвалидов адаптировано 84 объекта социальной инфраструктуры, в том числе 29 социальных и образовательных организаций, – резюмируют в минсоцзащиты. 

Кроме того, в ведомстве рассказали, что с этого года заказчикам не разрешается принимать новые социальные объекты, если в них отсутствует доступная среда для инвалидов. То есть застройщик обязан позаботиться об удобстве людей с ограниченными возможностями еще на стадии проектировки. 

– Также дается переходный период для тех объектов, которые давно построены, но не соответствуют требованиям. До 2030 года они должны адаптировать свои здания для всех категорий граждан с инвалидностью, – говорит Светлана Богатырева, консультант отдела социальных технологий минсоцзащиты.

К слову, в рамках программы «Доступная среда» на адаптацию инвалидов Бурятии в этом году выделено восемь миллионов рублей на условиях софинансирования: 93 процента выдает Федерация и семь процентов поступает от республики. В следующем году объем бюджетных ассигнований в рамках программы «Доступная среда» составит более 19,1 миллиона рублей. 

– На эти деньги мы по возможности покупаем говорящие телефоны, часы, приспособления по Брайлю. К сожалению, бюджетных средств не хватает на что-то более существенное. К примеру, приобрести систему «Говорящий город» мы не в силах, – рассказывает Светлана Богатырева.

Недоступная для Бурятии система включает в себя приспособления, которые носит незрячий человек, они связаны с объектами инфраструктуры. То есть сообщают, где слепой находится и сколько ему нужно пройти до нужного объекта. Такими приспособлениями могут быть часы, телефон и прочее. 

В крупных городах России система «Говорящий город»  работает давно. У нас же прогрессом можно назвать разве что внедрение звуковых информаторов в маршрутках. Однако о том, как незрячий сядет пусть и в «говорящий» автобус, опять-таки никто не подумал. 

– Остановки должны быть оснащены звуковыми информаторами, чтобы человек слышал, какой маршрут подходит. К сожалению, у нас такого нет, – констатирует консультант.

Слепые, как и другие маломобильные граждане, вынуждены заказывать социальное такси. Вот только в парке социального такси дефицит машин, поэтому его нужно вызывать за неделю до планируемого выезда.  

Бурятия не готова принять тот факт, что на ее территории проживают тысячи инвалидов. И даже какие-то изменения в сфере доступности среды кардинально не облегчили жизнь  маломобильных граждан, которые по-прежнему чувствуют себя изгоями в нашем обществе. 

Елена Темникова, «Номер один». 
^