09.12.2017
С «Улан-Удэстальмостом» разберется представитель кремлевского «пула»

На градообразующее предприятие столицы Бурятии – ЗАО «Улан-Удэстальмост» (УУСМ) приехал бизнесмен Сергей Полевиков, бывший гендиректор тюменского завода ООО «Мостострой-12». Формально Полевиков контролирует ход выполнения крупного федерального заказа на несколько тысяч тонн металлоконструкций. На самом же деле, по сведениям, полученным «Номер один» из надежных источников, Полевиков ведет с акционерами переговоры о покупке контрольного пакета акций предприятия.

Золотая кочегарка

Напомним, что после начала очередного экономического кризиса УУСМ столкнулся с резким сокращением федеральных заказов на строительство железнодорожных и автомобильных мостов и вскоре погрузился в долговую проблему (более двух миллиардов рублей).

Кредиторы – группа московских банков – попытались обанкротить предприятие и, учитывая неравнозначный вес сторон, это можно было сделать на раз-два. И сегодня УУСМ был бы давно распилен на металлолом, который был бы продан за долги и ликвидирован.

Но случилось чудо. Оказалось, у УУСМ имеется ведомственная котельная, которая, помимо заводских цехов, отапливает и близлежащие жилые поселки. Соответственно, юристы предприятия смогли доказать, что кочегарка делает УУСМ стратегическим предприятием на данной местности, и трогать ни ее, ни завод нельзя. И суды неожиданно встали на сторону УУСМ – за два года судебных тяжб они четырежды отказывали инициаторам банкротства.

Вдобавок кое у кого возникла идея использовать завод по прямому назначению.  Так проявился интерес со стороны структур, связанных с близким к Кремлю миллиардером Аркадием Ротенбергом. Речь идет о госзаказах и их освоении. Дело в том, что согласно стратегии развития железных дорог России на строительство так называемого Восточного полигона будет израсходовано 562 миллиарда рублей.

Предполагается, что это увеличит пропускную способность и время доставки угля с сибирских угольных разрезов до Китая. Соответственно понадобится возведение большого количества железнодорожных мостов, производить которые в России могут лишь немногие, и УУСМ – один из них. И логистика у предприятия хорошая – далеко везти продукцию не надо. Ну, а кто будет осваивать госбюджет, можно не объяснять – все свои люди.

Между тем, пока царила неразбериха с судами, акционеры ЗАО «Улан-Удэстальмост» приняли решение о ликвидации. Видимо, чтобы путем банкротства изнутри получить определенные преференции для сохранения своих позиций. Заместитель генерального директора «Улан-Удэстальмоста» Алексей Суслов летом этого года сообщил в СМИ, что «эти усилия направлены на то, чтобы завод продолжил свою работу, других вариантов нет».

Однако попытка управляемого банкротства почти сразу же натолкнулась на появление еще одного кредитора из Иркутска, что делало невыгодным предложенную схему. В октябре акционеры передумали банкротиться, пытались собраться и притормозить, но безуспешно. 6 декабря они запланировали очередную попытку дать процессу ликвидации предприятия обратный ход.

Главное – освоить

А пока суть да дело, на предприятии появился некто Сергей Полевиков, имеющий, как говорят, деловые связи с московским бизнесменом Туфаном Садыговым. Который, в свою очередь, считается человеком Аркадия Ротенберга, миллиардера, близкого к Кремлю. Кроме того, помимо столь внушительных связей, Полевиков якобы лично знаком и с главой «Роснефти» Игорем Сечиным. Причем человек с такими связями, по данным из открытых источников, также является учредителем и совладельцем более двух десятков фирм и был замечен в крупных операциях по переделу собственности. Такое вот двойное послание.

Тем не менее под Полевикова, как говорят, на завод якобы уже поступил крупный заказ на изготовление металлоконструкций.

– Полевиков даже привез с собой украинских рабочих для выполнения работ, и еще одна партия гастарбайтеров приедет чуть позже, – сообщил информированный источник.

Генеральный директор УУСМ Анатолий Суслов подтвердил факт приезда украинских гастарбайтеров, однако выразил сомнение в соответствии их квалификации. Впрочем, отметил он, предприятия это не особо касается, поскольку эти вопросы больше следует адресовать заказчику.

– Да, есть определенные предложения по инвестированию в наше предприятие, однако инвестор пока не может вложиться по-крупному, – подчеркнул он.

Как отметил Анатолий Суслов, «в целом по предприятию обстановка несколько улучшилась, есть определенный пакет заказов на строительство автодорожных мостов в Якутии, Алтае, Кемеровской области, также идет работа и по железнодорожным пролетам. И хотя оборотных средств остро не хватает, но перспективы, тем не менее, есть».

В светлое будущее завода верят и независимые эксперты. Экономист Алдар Бадмаев полагает, что «с банками всегда можно договориться, если они увидят для себя перспективу, ведь у завода есть все, для того чтобы выполнять большие объемы крупных инфраструктурных проектов. Это и хорошо налаженное производство, и профессиональные кадры. Необходимо только поменять маркетинговую политику и бухучет, и тогда предприятие выйдет из кризиса».

Пока предлагают

Тем не менее, пока перспективы завода напрямую зависят даже не от банков, которые фактически выключены из процесса в связи с невозможностью обанкротить завод, а от загрузки. От структур, которые заинтересованы использовать завод в крупных федеральных проектах. Например таких, как строительство моста на Сахалин. При этом прежний менеджмент вряд ли устроит новых собственников предприятия, о чем говорят на самом заводе и вокруг него.

Так, информированный источник «Номер один» сообщил, что Анатолию Суслову было сделано предложение продать свой пакет и отойти от дел, на что он не согласился. Судя по всему, цена показалась низкой (по слухам, речь шла о миллионе долларов). С другой стороны, сегодня сложно надеяться на справедливую цену сделки, поскольку долги предприятия далеко превышают стоимость имеющегося на предприятии имущества.

Кроме того, пока не совсем понятно, как завод будет функционировать дальше, не имея возможности нормально кредитоваться в банках. И где брать оборотные средства на закуп металла, в случае возобновления потока крупных заказов, совершенно непонятно. Так что перспективы завода пока больше покрыты туманом неопределенности. 

Дмитрий Родионов, «Номер один».
^