10.12.2017
Домашние тираны становятся все более жестокими и хладнокровными

В приюте для мам с детьми, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, нет свободных мест. В последнее время сюда поступает все больше отчаявшихся, измученных женщин со сломанными носами, ребрами и, что намного важнее, сломанными судьбами. Психологи тоже говорят о всплеске агрессии в семьях. В чем причина такой страшной тенденции и почему в Бурятии все больше мужчин нападают на хрупких женщин, даже в присутствии своих детей? 

Со шрамами на руках

Попасть в приют «Остров надежды», расположенный на территории православной церкви, нам так и не удалось. Так же как и взять интервью у жителей приюта. И причина вовсе не в застенчивости. Женщины всерьез опасаются за свою жизнь и предпочитают, чтобы никто не знал о том, где они сейчас находятся.

– Все чаще бывает, что жена просто ждет, когда муж уснет. А потом хватает ребенка, паспорт и прямо так, в чем есть, сбегает к нам. Сейчас одна из таких девушек проживает в нашем приюте. С ней двухмесячный ребенок. Молодая мама нам рассказывала о том, как ее избивал муж, причем бил всегда по лицу, – говорит Надежда Гершевич, президент благотворительного фонда «Счастье материнства».

По ее словам, приют вот уже три года спасает отчаявшихся и сбегающих от домашнего насилия, но такого, как сейчас, всплеска количества нападений на жен и нечеловеческой жестокости ранее не наблюдалось. Порой в частном доме на всех не хватает мест. А нуждающихся в помощи не убывает. 

– У нас впервые такая ситуация, что не хватает рук, – замечают в приюте. 

Не все знают о возможности где-то пережить то время, пока женщина может встать на ноги, развестись с мужем. Поэтому многие жертвы домашних тиранов долгие годы терпят настоящие пытки. Почти все они всерьез задумывались о суициде. Половина постояльцев попали сюда уже с порезами на запястьях, страшными шрамами на лицах, сломанными руками или ребрами. 

Как рассказывают в приюте, доходит до того, что мучителями становятся даже отцы многодетных семейств, где растет по шестеро детей. Еще один недавний шокирующий случай – из одного села в Бурятии сбежали две родных сестры. Мужья обеих словно взбесились. Побои и унижения привели к тому, что сестры с маленькими детьми на руках ушли жить в приют. 

– Я знаю о недавнем случае, когда девушка сбежала от мужа и не знала, куда ей идти. Несколько месяцев она провела с младенцем в буквальном смысле на улице, только на ночь просилась к знакомым. Потом ей кто-то подсказал про наш приют, и она попала к нам, – рассказывает Надежда Гершевич. 

Вторая мама

Здешних постояльцев можно разделить на три категории. Это те, у кого возникли временные материальные затруднения в связи с разводом. Сироты, которым пока не предоставили жилье. И, наконец, жертвы мужей-деспотов, сбежавшие в приют из-за страха. Среди них также есть немало как сирот, так и вполне благополучных женщин, также ставших жертвами домашних садистов. К примеру, не так давно здесь проживала сотрудница одного из театров Улан-Удэ.

Несмотря на то что «Остров надежды» – всего лишь временное пристанище, только здесь многие впервые начинают чувствовать себя как дома. Во многом благодаря коменданту Оксане Николаевне Франтенко, которую постояльцы называют «мамой». Оксана Николаевна действительно исполняет большую миссию – возродить к жизни тех, кто отчаялся.

– Порой смотришь в глаза девочке или говоришь с ней по телефону, и вдруг отчетливо понимаешь, что у нее вопрос «жить или не жить» стоит на самом деле. Такое чувствовать страшно. Смотришь в их глаза, и видишь, что в них нет надежды, – говорит Оксана Франтенко.

Многие из таких отчаявшихся – девушки-сироты. Они стоят на краю гибели, потому что их предавали снова и снова. Так, среди постояльцев было девять молодых женщин, от которых отказались не только родные мамы и родственники, но и приемные семьи. Цепочка предателей замкнулась на муже, отце ребенка. Последний человек, которому доверилась женщина, тоже ее предает. Смысла в жизни больше нет.

Лезть в душу здесь никто не станет. Оксана Франтенко учит молодых женщин готовить, шить, ухаживать за огородом, делать заготовки на зиму. Общается с ними по-матерински, и рано или поздно девушки рассказывают ей свои истории. 

– Я помню свою первую девочку. Мать умерла, отец пил. Ее изнасиловали, и она забеременела. Но решила оставить ребенка. И таких историй немало. Не всегда речь идет о домашнем насилии. Кого-то обманули риелторы, кто-то стал жертвой мошенников. У каждого своя боль, – отмечает комендант приюта.

«Своих девочек никому не отдам»

Несмотря на то что сбежавшие жены меняют номера и прячутся от всех, некоторые особо настойчивые мужья их все-таки находят. Многие бросаются на колени, плачут, просят о прощении, умоляют вернуться. Кто-то поддается напору, верит и возвращается в семью. Но, как показывает, практика, примерно в 70 процентах случаев все повторяется по тому же сценарию. Есть и те, кто даже на территории храма готов отбивать свою жену силой. Но в этом случае ему придется встретиться лицом к лицу с «мамой Оксаной». И хотя  Оксана не владеет приемами самообороны, пройти «через нее» не удалось ни одному из кухонных драчунов.

– Это бесполезно. Я своих девочек никому не отдам, – уверяет Оксана Франтенко. 

После общения с ней женщины начинают оттаивать. В приюте им могут оказать также психологическую и юридическую помощь. Оттуда они возвращаются уже другими людьми. С новым взглядом на жизнь и новыми планами. И теперь ощущают себя под защитой.

– У многих мужчин вспышки агрессии происходят еще и потому, что они чувствуют свою безнаказанность. Например, у некоторых сирот вообще нет родственников, им не у кого просить помощи, защиты. После того как они побывают у нас, мужья понимают, что теперь у этой женщины есть покровители. Наш фонд тесно работает с МВД, прокуратурой и другими органами, – подчеркивает Надежда Гершевич.

Государство как враг?

Но если общественники и благотворители пытаются помочь женщинам, оказавшимся в трудной ситуации, то государство, судя по всему, все делает ровно наоборот. По крайней мере, если судить по последним законодательным новшествам или массовому халатному отношению к своим обязанностям.

– В связи с недавно принятым законом, касающимся кухонных борцов, теперь у наших женщин прав стало еще меньше. Они терпят такие побои, что просто ужас, а помочь им теперь стало сложнее, – говорят в приюте. 

Еще одна недоработка «сверху» – отсутствие общежитий для студенток-сирот, ставших мамами.

– Из детского дома девушки-сироты попадают в колледж. Там живут в общежитии. Если случится, что они забеременеют и родят, из общежития их выселяют. И женщина с ребенком оказывается на улице. Почему бы не придумать что-то в этом направлении? – недоумевает Надежда Гершевич.

Ведь сироты получают положенное им по закону жилье не сразу, а отстояв приличную очередь. Для сирот с детьми есть отдельный список, но какое-то время и им нужно ждать.

Но больше всего возмущает аховая ситуация с качеством жилья для сирот. В какие дома поселяют их в поселке Сотниково, сотрудники приюта знают не понаслышке: все видели своими глазами. Вердикт очевиден: в таких домах жить нельзя!

Избить жену за свои неудачи

По мнению психологов, всплеск агрессии кухонных борцов связан с экономическим кризисом. Мужчины теряют работу или доход. Свою несостоятельность и злобу они вымещают на беззащитных женах.

– Сказываются и детские травмы, конечно. Скорее всего, у таких мужчин была властная мать или тиран-отец. Ну и, конечно, невозможность себя реализовать. И тут не обязательно быть каким-то начальником, можно быть и хорошим рабочим и прилично зарабатывать. А еще находить отдушину в спорте или путешествиях. Но такие ценности в мужчинах не заложены. Лучше сходить попить пива, а это опять-таки грозит агрессией, – говорит психолог Алена Симонова.

Чаще всего домашним тираном становится слабовольный мужчина.

– Такие мужчины ни к чему не стремятся. Зачастую не работают. Они не готовы брать на себя ответственность ни за жену, ни за детей, ни за что вообще. Они находятся в позиции ребенка. У таких мужчин не сформированы такие качества, как целеустремленность, сила воли, – считает Алена Николаевна. 

Психолог Игорь Бадиев также связывает всплеск агрессии в семьях с кризисом:

– Социально-экономическое благополучие отражается и на психологическом благополучии. А это и есть вспышки агрессии, проявление насилия. Свою несостоятельность мужчины вымещают на женщинах.

Более того, Игорь Бадиев уверен: если мужчина всерьез не возьмется за себя (не обратится к психологу, к примеру), вернуться на путь истинный он, увы, не сможет.

– Это проявление агрессивно-поведенческих навыков. Они очень устойчивы. Это автоматизированные реакции, привычки, расстаться с которыми не так уж просто. Мужчина может искренне раскаиваться в содеянном, извиняться, обещать что-то. Но все равно будет поступать, как и раньше, – считает психолог.

Кстати, как отмечают психологи, агрессия сегодня проявляется не только в семьях. Она повсюду. Агрессивнее становится все общество, начиная со школьников.

Не хватает еды 

Из-за слишком большого количества постояльцев «Острову надежды» не хватает средств на содержание женщин и детей.

– Это очень сложный вопрос. Мы периодически выигрываем гранты, но средств все равно не хватает. В этом году мы вообще его не выиграли, и я не знаю, как мы будем существовать. Молочная смесь, детское питание, продукты для мамочек, бытовая химия – все это обходится очень дорого. Сейчас у нас нет даже муки, чтобы выпечь домашний хлеб. Мы будем рады любой помощи, – говорят в приюте.

Реквизиты для тех, кто может помочь «Острову надежды»: 
Карта Сбербанк президента фонда «Радость материнства» – 
Гершевич Надежда Матвеевна: 4276 8090 1243 7847

Василиса Шишкина, «Номер один». 
^