17.12.2017
В Улан-Удэ чиновники никак не могут поделить свалки

Проблема несанкционированных свалок в республике и в частности в Улан-Удэ существует уже не первый год. Но когда среди виновников оказываются даже те, кто вроде бы, наоборот, призван следить за порядком и чистотой города, ситуация принимает совсем другие обороты.

Поймали с поличным

Напомним, представители ОНФ поймали «с поличным» сотрудников комбината по благоустройству Улан-Удэ во время очередного рейда. В местности «Иловые карты», расположенной вблизи улиц Мокрова, Барнаульской, Тепловой, активисты Народного фронта обнаружили, как какой-то грузовик вываливает мусор на несанкционированной свалке. Автомобиль был сфотографирован, снят на видео. В ходе проверки факт, что машина принадлежит именно комбинату по благоустройству, подтвердился. О том, сколько всего таких машин с мусором было до сего момента вывезено, история умалчивает.

После того как информация просочилась в СМИ, решили виноватым сделать водителя того самого большегруза. Якобы он самолично решил скинуть мусор там, где поближе, поленившись ехать на настоящую свалку. Однако после всех проверок к административной ответственности все-таки был привлечен заместитель директора комбината по благоустройству Александр Солдаткин. После проведения служебной проверки ему объявлен выговор. Но чуть позже административное дело было прекращено по странным обстоятельствам. Город признает ошибку, но в то же время утверждает, что мусор в том месте якобы был всего лишь «временно складирован». 

– Согласно ответу природоохранной прокуратуры, в связи с пробками на дорогах в сторону полигона в поселке Вахмистрово, заместитель директора принял решение о временном складировании листвы в указанном месте. Дело в его отношении было прекращено из-за того, что якобы в законе нет статьи, именно касающейся складирования. Хотя, на мой взгляд, закон четко гласит о том, что сброс мусора должен осуществляться в специально отведенном месте. Временное складирование у нас тоже запрещено. У нас нет полигонов временного перераспределения отходов, – считает координатор ОНФ по проекту «Генеральная уборка» в Бурятии Алексей Бадмаев. 

Мусор был убран теми же, кто его там когда-то оставил, – сотрудниками комбината по благоустройству. Вот только уборка несанкционированной свалки почему-то прошла выборочным путем. Большая часть мусора так и осталась на прежнем месте.  

– Город убрал свой мусор, но мусор, который был там до этого, то есть «неподтвержденный», они оставили там же. Получается, у нас город может делить мусор на «свой» и «не свой». Но если город признает свою же ошибку и ведет в этом месте работы по расчистке своей несанкционированной свалки, ну так вы уберите там все тогда. Как можно часть мусора убрать, часть оставить, разделив его на «наше» и «не наше»? Они его подписывали, что ли, каким образом определяли это? Это абсурдная ситуация! – возмущены в ОНФ.

Между тем то, что сейчас осталось на месте несанкционированной свалки, все тот же комбинат активно заваливает снегом. То, что не видно глазу, того словно и нет – такая логика? 

Подать в суд на «Счастье»

Еще одна большая несанкционированная свалка находится в центре города, на Набережной. И вновь в деле замешана администрация города. А вернее, два комитета – по управлению имуществом и городского хозяйства, которые, как выясняется, работают без согласования друг с другом. 

Юридическому лицу – ООО «Счастье» – выдали в аренду территорию в 200 метрах от реки Селенги для строительства аквапарка. Но арендатор не выполнял условия договора, то есть не соблюдал экологические требования. Однако если о несанкционированной свалке в данной местности знают, пожалуй, все улан-удэнцы, до администрации города эта информация так и не дошла. Даже несмотря на неоднократные упоминания в ряде СМИ. 

– Прокуратура попросила обратить внимание на происходящее комитет городского хозяйства. Он, в свою очередь, вовремя не уведомил комитет по имуществу о том, что арендатор не выполняет условия договора. Два комитета не смогли сообщить друг другу о проблеме, – отметил Алексей Бадмаев. – Получается, все об этом знают, но комитет по имуществу не смотрит телевидение, не читает газет. Это тоже довольно абсурдная ситуация. Сложно судить, когда мы вообще выйдем из этих свалок с таким отношением властей столицы. 

Прокуратура выдала представление, чтобы на Набережной убрались до 30 ноября. Но по сей день свалка со строительным мусором и прочими отходами, как и в первой описанной нами ситуации, все так же осталась на прежнем месте. 

Сейчас общественники собираются понудить ООО «Счастье» возместить экологический ущерб, причиненный республике, в казну правительства.  Представители ОНФ подготовят исковое заявление в суд уже в декабре.

– Это прибрежная зона, а природоохранная зона у Селенги 200 метров. Размещение отходов пятого класса опасности несет экологический ущерб реке, Байкалу и всему населению республики, – говорит Бадмаев. 

При этом речь не идет о том, чтобы потратить взысканные через суд средства на уборку данной территории. Арендатора хотят наказать в дисциплинарных целях. 

– Суть не в том, куда эти деньги пойдут. Это будет наказанием или показателем, для того чтобы арендаторы знали: если вы, ребята, берете участок в прибрежной зоне или природоохранной зоне в аренду, то будьте добры соблюдать все условия договора и законодательство. Либо мы на вас подадим в суд, и вы заплатите за нарушения.

Реки из помоев

По словам представителей ОНФ, количество свалок в Бурятии с каждым годом только растет:

– Даже если обратиться к нашей карте на сайте http://kartasvalok.ru/, там видно, что точек появляется все больше. Сейчас у нас есть порядка 115 заявок – адресов свалок, из которых 15 пока еще находятся на рассмотрении из-за погодных условий: мусора не видно из-под снега. Радует одно – и неравнодушных граждан тоже становится больше. Люди откликнулись на наш призыв и указывают места несанкционированных свалок. 

В Улан-Удэ большая часть свалок находится в частном секторе или двухэтажных бараках. И, конечно, на побережье рек. 

– Улица Шмидта полностью завалена свалками. То же самое на улице Пищевой (район Почтовки). Потому что управляющая организация или администрация района не отрабатывают заключение договоров с жителями, – говорит Алексей Бадмаев. 

Сейчас Народный фронт планирует начать сотрудничать со службой судебных приставов, в которой находится 117 исполнительных производств именно по несанкционированным свалкам.

– Сама по себе ликвидация, то есть рекультивация, свалки требует очень больших затрат. Экологи говорят о том, что в разы дешевле консервировать (закрыть) свалку, чем ее рекультивировать, – говорят общественники. 

Но все эти нюансы никак не отменяют нелепости ситуации, в которой сейчас находится республика. На природоохранной территории по сей день не придумали, что делать с тоннами мусора.

– Вопрос остается открытым. Почему у нас нет ни одного мусоросортировочного или мусоросжигательного завода? Мы просто без конца складируем и складируем отходы. Сколько можно? – возмущены в ОНФ. 

При этом далеко не всегда речь идет о нехватке средств на глобальные экологические нужды. Порой речь идет о дефиците даже простейшей логики у наших чиновников. Так, из года в год снег вывозится и вываливается прямо… ну, конечно же, на свалки! Для того чтобы весной зловонные реки с мусором поплыли через весь город. 

– Этот вопрос в прошлом году поднимали и экологи. Для чего снег выкидывать на свалки? Конечно, на Западе для таких целей существуют специальные снегоплавительные заводы. Но если у нас его нет, почему бы не выделить для этих целей какое-нибудь пустое поле? Зачем делать так, чтобы весь мусор потом перетекал к нам? Почему такие решения странные принимаются в городе, мне непонятно, – сетует Алексей Бадмаев. 

Василиса Шишкина, «Номер один».
^