13.02.2017
Журналист «Номер один» испытал на себе тяготы жизни «вне зоны доступа»

В последнее время смартфон стал неотъемлемой частью жизни каждого. В маленьком устройстве хранится весь мир современного человека – от контактов близких людей с их фотографиями до полезных приложений и занимательных игр. Однако кроме фанатов есть у мобильника и противники. Так, в Бурятии растет количество людей, сознательно отказавшихся от этих гаджетов. Еще 16 тысяч человек живет без сотовой связи не по своей воле – операторы не хотят тратиться на вышки для маленьких деревень. Корреспондент «Номер один» принял участие в эксперименте и провел неделю без смартфона.

Как показывают последние опросы, жизнь без смартфонов не представляют больше половины россиян. А среди подростков эта цифра еще выше – 77 процентов. Все они страдают номофобией — страхом остаться без своего мобильника. Они постоянно проверяют, нет ли новых сообщений, слышат ложную вибрацию вызова и не могут сконцентрироваться на разговоре, потому что читают соцсети. Согласно исследованиям, 25 процентов владельцев iPhone почти всегда используют его во время обеда или на вечеринке, 70 процентов берут в руки смартфон, едва проснувшись, а 51 процент постоянно проверяют его даже в отпуске.

Бросай трубку

Улан-удэнец Владислав Бадмажапов современную увлеченность смартфонами считает пагубной, поэтому сам пользуется телефоном лишь один раз в сутки. Молодого человека трудно обвинить в боязни новых технологий, ведь ему всего 29, и он зарегистрирован в нескольких социальных сетях. Вместо айфона у него простой кнопочный телефон, который он использует лишь для связи. 

– Я включаю «сотик» только один раз в день – вечером, посмотрю, кто звонил, и все. Не люблю, когда постоянно отвлекают на работе. Кто меня знает, тот всегда найдет, а остальным незачем врываться в мою жизнь, – объясняет причины отказа Владислав. 

О том, что жизнь без телефона гораздо лучше, парень узнал случайно.

– Прожил без телефона почти месяц, пока тот был в ремонте. Так вот, это просто замечательно – жить без Интернета, соцсетей, я даже стал больше читать, занялся пробежками. Да, сначала было трудно, а потом аж легче дышать, – говорит молодой человек.

О том, что современные люди попали в жуткую зависимость от своих мобильных, подтверждают и ученые. Согласно их исследованиям, обнаружив, что телефон исчез, разрядилась батарейка или придется выключить аппарат, 53 процента из нас начинают испытывать острую тревогу и стресс. Психологи придумали этому научный термин – номофобия. 

Испытано на себе

Чтобы понять, как изменяется жизнь без смартфона, журналист «Номер один» на одну неделю выключил мобильник. Утром первого дня новой жизни рука сама тянется к тумбочке, где обычно лежит «электронный друг». Не найдя искомого, приходит осознание, что сотовый отправлен на неделю в отставку. Но ненадолго: в транспорте приходится долго ощупывать карман куртки в поисках гаджета, дабы окунуться в соцсети. Но вместо этого – взгляд в окно и прослушивание радио.

Сложнее всего без телефона пришлось на работе – по закону подлости в этот день на связь пытались выйти все, кто, казалось, пропал из виду. Но совсем избавиться от внешних связей не удалось – на рабочем компьютере установлен мессенджер, куда посыпались гневные сообщения от алчущих разговора. 

Вечер без мобильника прошел в творчестве – вместе с ребенком осваивали живопись. Несколько художеств в стиле Малевича и довольный сын – неплохой итог первого дня! На вторые сутки к эксперименту подключается жена, вдохновленная примером супруга. Тут и начались сложности – встретиться где-то, оказывается, очень трудно, не помогают даже заранее оговоренные место и время. В итоге – получасовое ожидание на морозе и жена, ищущая супруга на соседней остановке.

В пятницу к проекту присоединяются друзья, правда, всего на два часа. Озвучив с дюжину остроумных комментариев, приятели решили положить смартфоны в центр стола на поднос. И далее пари: кто из собравшихся первым возьмет свой телефон до конца вечера, тот платит за всех. Первым не выдержал товарищ с особо ревнивой супругой – зато все остальные были довольны.

За неделю без телефона становится понятно, что жизнь без мобильной связи не так скучна, как может показаться. Всего 15 лет назад мы с легкостью обходились без смартфонов, но при этом, кажется, больше радовались жизни. А теперь эта зависимость становится даже опасной. Например, у улан-удэнки Ирины украли сумку из автомобиля на парковке. Когда она добралась до дома, то обнаружила пропажу со счетов довольно крупной суммы денег. Злоумышленники с помощью украденного смартфона перевели деньги на чужой счет. В современных телефонах банковские приложения защищены паролем, однако мобильные переводы требуют только подтверждения с помощью СМС.

Деревня без связи

Впрочем, сотовый телефон в Бурятии легко может превратиться в бесполезный кусок пластмассы – стоит лишь выехать за пределы Улан-Удэ. По статистике, в республике сотовой связью охвачено 530 населенных пунктов, в которых проживает 955,8 тысячи человек. В 102 населенных пунктах республики с численностью населения около 16 тысяч человек полностью отсутствует доступ к услугам сотовой связи либо сильно страдает качество связи. Из них восемь тысяч человек не имеют доступа к сотовой связи вообще.

В основном проблемы с мобильной связью испытывают отдаленные села, где поставить вышки нерентабельно для операторов. Например, Иволгинский район находится недалеко от столицы, однако до жителей села Кибалино можно дозвониться лишь по стационарному телефону. Среди мобильных «лишенцев» как крупные поселки – Северный в Баунтовском районе (400 человек) или село Нарын-Ацагат в Заиграевском районе (567 жителей), так и крошечные поселки – типа кяхтинского улуса Арьяста, где живет 17 человек, или муйский поселок Бамбуйка с восемью жителями. 

Как пояснили в минтрансе республики, операторы связи отказываются обслуживать деревни с населением менее 700 человек из-за нерентабельности. Однако в министерстве не оставляют попыток включить эти села в какую-либо федеральную программу.

Лев Хандажапов, «Номер один».
^