18.02.2017
За последние три года республиканские власти так и не смогли пролоббировать создание территории опережающего развития в Селенгинске

Сегодня у правительства появился очередной шанс получить и льготы, и финансирование. В противном случае все выгоды, которые дает соседство с Монголией и Китаем, снова уйдут в никуда.

Территории опережающего развития (ТОРы) – это точки экономического роста, которые создает федеральная власть в рамках программы развития моногородов. На этих территориях действуют различные преференции для резидентов, и вдобавок из федерального бюджета выделяются средства на создание инфраструктуры.

Статус моногорода нужной категории на сегодняшний день в Бурятии сумел получить только Селенгинск. Однако это еще не значит, что Москва признает за ним статус ТОРа. Особенно учитывая очень слабые лоббистские возможности региональных чиновников. Ведь за многие годы власти Бурятии не могут похвастаться ни одной крупной победой местного лобби на федеральном уровне. Деньги из Кремля всегда уходят либо в соседние регионы, либо на Дальний Восток.

Селенгинск, получив статус ТОРа, может обеспечить Бурятии неплохую фору для развития экономики. Поселок обладает большими территориями, хоть и не очень обеспечен инфраструктурой.

Впрочем, эта проблема решается за счет федеральных денег – один из плюсов статуса территории опережающего развития. Однако этого недостаточно. Нужны серьезные проекты, которые заинтересуют Кремль и станут серьезным аргументом при принятии решения. Однако пока что таких проектов немного. 

В любом случае сейчас вопрос включения Селенгинска в список ТОРов активно обсуждается на региональном уровне. По нашей информации, документы уже ушли в Москву, и в ближайшее время будет решаться их судьба. Хочется верить, что в этот раз местное правительство проявит чуть больше лоббистских усилий, и Селенгинск наконец получит золотой билет.

Между тем многие задаются вопросом, почему власти Бурятии как будто не замечают, что у нас есть один из крупнейших моногородов в России – Северобайкальск. По своему статусу он мог бы сравниться с Мурманском. Однако ни слова о том, что его нужно включать в программу, до сих пор произнесено не было.

У Северобайкальска масса плюсов. Это и БАМ, о развитии которого так много говорится. Это и инфраструктура, которую здесь не нужно строить, – она построена еще в советские годы.

Причем в городе имеется большой запас мощностей – по теплу, электричеству, воде. Когда-то эти мощности были задействованы при строительстве БАМа, но сегодня они простаивают. Кроме того, Северобайкальск богат различными производственными базами с офисными помещениями, к которым уже подведены и электричество, и тепло, и вода, и канализация.

Говоря об особых территориях, нельзя не упомянуть и Кяхту. Близость с Монголией Бурятия до сих пор использовала только для того, чтобы поддерживать торговлю. Для этого делать особо ничего и не надо – безвизовый режим уже все сделал. Тысячи монголов едут в республику, чтобы закупаться в местных магазинах. Но разве потенциал приграничных территорий ограничивается только этим?

Сейчас Китай и Монголия активно работают над возрождением бренда Великого чайного пути. В городе Эрлянь уже построили серьезную инфраструктуру, подготовив его к масштабному товарообороту. На монголо-китайской границе создана свободная экономическая зона.

Имеется такая зона и на границе с Россией – Алтан Булаг. Впрочем, сейчас обсуждается вопрос о присвоении этого статуса всему Селенгинскому аймаку, граничащему с Кяхтой. Но с нашей стороны ничего подобного нет. Разговоры о создании свободной экономической зоны в Кяхте так и остались разговорами. Однако чтобы привлечь товарные потоки и инвестиции в Бурятию, в Кяхте нужна такая зона, свободная от налогов и пошлин.
Но ее нет, и в ближайшее время, видимо, не предвидится. 

Эти вопросы в Бурятии должен курировать экономический блок правительства под предводительством и. о. зампреда правительства Александра Чепика. Однако при взгляде на результаты работы создается ощущение, что и зампред, и его подчиненные просто расписались в своей беспомощности. Впрочем, пока еще у них остается шанс успешно пролоббировать хотя бы один серьезный проект.

Станислав Сергеев, «Номер один».
^