20.02.2017
Журналист «Номер один» неделю питался только продуктами из Бурятии

В отличие от зарплат каждый год цены в магазинах Улан-Удэ растут как на дрожжах. И все большую часть доходов жителей республики занимают продукты питания, поэтому большинство старается выбрать что-нибудь подешевле и посытнее. В итоге кризис больнее всего ударяет по местным производителям, которые делают продукт с приставкой «ЭКО», и дешевым он не может быть по определению. Журналист «Номер один» решил поддержать бурятскую пищевую промышленность и семь дней «затаривал» холодильник только местными продуктами.

В Америке несколько лет назад одна женщина целый год старалась избегать товаров, произведенных в Китае, однако этот эксперимент провалился. В нашем случае мы сократили срок и поставили цель завтракать, обедать и ужинать как настоящие патриоты.  

Чтобы придать форму нашему эксперименту, мы обратились к статистике. Итак, прожиточный минимум для трудоспособного населения Бурятии составляет 10071 рубль в месяц, а стоимость необходимого минимума для взрослых людей – 6707 рублей в месяц. В потребительскую корзину входит 156 наименований, из них половина – продукты питания. В год это одна тонна картошки, 115 килограмм овощей, 60 килограмм фруктов, 130 килограмм хлеба и мучных изделий, 60 килограмм мяса и 20 килограмм рыбы, 20 килограмм сахара, 180 штук яиц, 13 килограмм масла и 220 килограмм молока. Таким образом, в сутки человеку придется употреблять всего 300 грамм хлеба, 280 грамм картофеля, 80 грамм молока, 50 грамм рыбы и 180 грамм мяса. В реальности жители Бурятии питаются получше, поэтому мы берем в расчет семью из трех человек – родители плюс ребенок дошкольного возраста. Все траты мы фиксируем и для сравнения в колонке рядом пишем стоимость аналогичных продуктов из других регионов. Также встаем на домашние весы – точка отсчета 74 килограмма. 

Молочные реки – сырные берега

Свой ежедневный поход по магазинам в подопытной семье начинается с молочного отдела ближайшего рынка. Из района молоко привозит каждое утром Сергей Николаевич. Фермеру за 50, в его хозяйстве несколько десяток коров и маленький цех по переработке. К его приезду образуется очередь из пенсионерок и молодых отцов, которые набирают свежего молока для детей. Благодаря пожилой очереди узнаем последние новости из телевизора и где можно дешевле купить картошки. За полтора часа весь запас фермера разлетается, а довольные покупатели уходят с полными банками. 

Вбиваем в калькулятор семь литров молока по 50 рублей и килограмм творога за две сотни. В качестве альтернативы можно взять пастеризованное молоко из Кабанского района «Белые росы» – там же делают неплохие сливки. Интересно, что под этим брендом кабанцы продают не только молочку: 400-килограммовых быков отправляют на убой, а мясо отправляется в ближайшие районы. 

Что касается творога или йогурта, деревенский вариант предлагают гусиноозерцы. Для колонки конкурентов записываем цены иркутских производителей, которые, несмотря на 500 километров расстояния, стараются перебивать цены. 

Если вы любитель сыра и попрощались с ним из-за санкций, то зря. Оказывается, в Бурятии делают отличный пармезан, филадельфию и моцареллу. Рай для сырного гурмана расположился, как ни странно, в Гусионоозерске. Оттуда в Улан-Удэ привозят целую партию сыров – от качокавалло до рикотты. Найти продукцию «Сырного дворика» можно в крупных магазинах. На пробу берем полукилограммовый набор, куда входит пять видов сыра. Это еще минус 400 рублей из семейного бюджета. 
 
Яйца в другой регион

Конечно, основную долю продуктового бюджета занимает мясо. К счастью, купить местной говядины или свинины можно в любом магазине – для интереса мы отправляемся на рынок. 1,5 килограмма говядины и для разнообразия пытаемся найти курицу – здесь нас подстерегает первая неудача. Местную курочку можно найти только в частном подворье. По расчетам минсельхоза Бурятии, мы ежегодно потребляем мяса курицы примерно на четыре-пять миллиардов рублей. Вся она завозная: мы почти на 100 процентов зависим от ввоза курицы из Иркутской области и даже других стран. Получается, наши деньги создают рабочие места где угодно, но только не у нас.

Если курицы нет, остается лишь яйцо. Для себя отмечаем, что красноярцы и иркутяне продают десяток яиц дешевле, чем наши несушки.

Что касается колбасы и полуфабрикатов, то здесь местные производители на коне, точнее, на корове. Сервелатов и пельменей на случай осады Бурятии точно хватит.  Неплохо дело обстоит и с рыбой – рыбозавод худо-бедно, но работает. Отправляем соленого омуля в корзину (80 рублей). Конкуренты в этом сегменте – только из Приморья, но кету или нерку наши люди едят нечасто при любом раскладе.

Недалеко от рыбного отдела натыкаемся на местные грибы – замороженные вешенки выглядят аппетитно. 

«Вешенки являются диетическим продуктом, поскольку имеют низкую калорийность (38–41 ккал) и содержат многие вещества, необходимые организму человека. По содержанию белка близки к мясомолочным продуктам. Белки вешенок характеризуются высокой усвояемостью, которая в результате тепловой обработки возрастает до 70 процентов, что соответствует усвояемости белков ржаного хлеба», – читаем на этикетке. 

Переходим к фруктово-овощным «процедурам». Зимой с овощами в Бурятии сложно – есть только картофель, морковь и капуста. Из ряда банок взгляд цепляется за унэгэтэйский борщ. Вкус заготовок этого комбината я помню с детства. Оказывается, «Унэгэтэйские консервы» являются одним из старейших предприятий республики и выпускают продукцию 30 наименований. Однако на полке гипермаркета я вижу только щи, борщ и рассольник, а фруктовое повидло удалось найти лишь во фруктовом киоске. Для семьи берем «борщевского» и баночку повидла. В качестве альтернативы последнему можно выбрать голубично-брусничный джем с кедровым орехом «Энергия леса» из Хоринского района. Вкус и цвет летних ягод очень порадовал, но единственное, что смущает, это цена. 125 рублей против 60 у томских конкурентов делают выбор патриота слишком сложным.  

Дороже, но вкуснее 

Понятно, что риса и гречки в Бурятии не может быть в принципе. Спасаемся лапшой из ассортимента Бурятхлебпрома. К качеству претензий нет, однако не нашел в их перечне спагетти из твердых сортов пшеницы. Кстати, БХП попадает в корзину вместе с хлебом и булочками. Из мучного берем на карандаш ячменную муку «Цампа». Обжаренную муку можно использовать для бездрожжевого хлеба, но это уже на любителя. Самый простой рецепт – смешать немного цампы с молоком и пить мелкими глотками.   

В кондитерском отделе пытаемся найти местные конфеты. Табличка «Амта» скромно красуется лишь на семи-восьми наименованиях среди нескольких сотен ярких этикеток из других регионов. Справедливости ради отметим победу на фронте тортов, где сплошь местные кондитеры.   

Сложнее всего обходиться без фруктов – яблоки из Новой Зеландии, груши из Аргентины, эквадорские бананы и виноград из Средней Азии пролетают мимо нашей патриотической корзины. Не легче и с напитками. Чай и кофе в республике не фасуют – переходим на воду, единственной альтернативой которой может стать кефир и газировка от «Аквабур». 

Если первые дни мы с азартом проводим в магазинах и чувствуем гордость от своего эксперимента, то к концу недели забеги вдоль прилавков с лупой и калькулятором в руках утомляют не на шутку. Сильнее всего патриотическая неделя бьет по кошельку. В большинстве случае наши продукты питания дороже своих конкурентов из других регионов. С другой стороны, нужно отметить качество местной еды, которая к тому же обзавелась достойной этикеткой и упаковкой. 

Последним штрихом к итогам эксперимента стали весы. Безжалостный прибор показал лишний килограмм веса – думается, это можно назвать «самым патриотическим приростом» в организме.

Лев Хандажапов, «Номер один».
^