22.02.2017
Крупные компании, получающие льготы, обвинили в «эгоизме»

В Бурятии кипят «льготные» страсти. Многие не очень довольны итогами предоставления бизнесменам региональных льгот по уплате налогов. Республика теряет сотни миллионов рублей выпадающих доходов. В то же время крупные получатели привилегий даже не пытаются поддержать мелкий бизнес, предпочитая покупать сырье в других регионах и странах. А добывающие компании не спешат помогать сельским районам, несмотря на причиняемый им ущерб.

«Откуда мясо?»

Неприятный разговор произошел на заседании Совета Хурала во время обсуждения инвестпроектов, которые получили льготы. Под резкой критикой оказался старейший, созданный при Сталине комбинат «Бурятмяспром». Критику вызвала экономическая политика перерабатывающего предприятия.

Как сообщил Зандра Сангадиев, исполняющий обязанности министра экономики республики, в 2010–2016 годах правительство Бурятии заключило с бизнесменами девять инвестсоглашений, предусматривающих послабления по налогу на прибыль, налогу на имущество организаций.

Общий объем льгот составил 672 миллиона рублей. Но по трем соглашениям инвесторы не смогли достичь своих плановых показателей. Это ЗАО «Амта» – здесь соглашение уже расторгнуто, ООО «Аэропорт Байкал» и ООО «Хужир Энтерпрайз», занимающееся золотодобычей. Однако даже по соглашениям с более удачливыми инвесторами были высказаны претензии. Особенное недовольство вызвал «Бурятмяспром». 

– Чтобы осуществить строительство объекта, предприятием было вложено 1,8 миллиарда рублей инвестиций. Численность работающих составляет 509 человек, – доложил депутатам Даба-Жалсан Чирипов, исполняющий обязанности зампреда правительства по агропромышленному комплексу.

Обновление комбината состоялось, но все равно дела идут не так, как хотелось бы. Возник вопрос: что дают льготируемые инвестпроекты бурятскому хозяйственному комплексу в целом.

– По «Бурятмяспрому»… Инвестсоглашение – многолетнее. А как растет сдача мяса на мясокомбинат от местных производителей? Где наши усилия по развитию мясного скотоводства? – поинтересовался Цыденжап Батуев, глава комитета Хурала по межрегиональным связям. 

Господин Чирипов, судя по всему, решил попробовать уйти от ответа, сказав, что в республике действует порядка 23 убойных пунктов. Впрочем, все они существуют самостоятельно. 

– Сегодня «Бурятмяспрому» предложено развивать свою собственную базу – в районах строить убойные передвижные пункты, забирать скот у населения, – рассказал Даба-Жалсан Чирипов.

Но тут же чиновник отметил, что сегодня у «Бурятмяспрома» отсутствуют линии закупа мяса у населения напрямую. Они работают по договору поставки мяса только с убойными цехами. Однако в итоге он был вынужден признать, что мясо, закупленное у населения, составляет в мясном сырье «Бурятмяспрома» всего лишь около десяти процентов.

– У нас что, «Бурятмяспром» превращается в вещь в себе? Получается, он работает на чужую экономику? Он мясо перерабатывает. Но откуда мясо?! – возмутился Цыденжап Батуев.

В ответ Чирипов рассказал, что предприятию нужны системные поставки – пять тонн свинины, 10 тонн конины, 20 тонн говядины в день. Он также заявил, что сегодня местные производители не очень систематизированы и не могут подавать такие объемы. Что делает министерство для «систематизации» сельчан, не известно.

«Урановое» разочарование

Кроме мясных обсуждений, республиканские власти открыто заговорили о том, что АО «Хиагда» – мощное предприятие по добыче урана – могло бы усилить свой вклад в развитие социальной инфраструктуры Баунтовского района, где ведет свою деятельность. В пример урановому предприятию ставят угольный разрез «Тугнуйский» с его социально ответственной политикой. 

По хиагдинскому инвестпроекту вложено 25 миллиардов рублей. Завершено строительство основных объектов (цех по производству серной кислоты, сооружения промплощадки и так далее), призванных расширить разработку Хиагдинского рудного поля. В минувшем году произошел рост производства урана на 11 процентов, до 540 тонн. Созданы новые рабочие места. В текущем году создадут еще 56 мест. Кстати, помимо лицензии на Хиагдинское месторождение предприятие имеет лицензии еще на пять урановых месторождений. По ним начаты подготовительные работы.

– В этой связи в будущем Бурятия может рассматриваться как центр уранодобывающей промышленности России, – гордо отметил и.о. министра природных ресурсов Юрий Сафьянов.

Однако есть основания думать, что регион ведет по отношению к «Хиагде» противоречивую политику. С одной стороны, правительство республики подписало с компанией инвестсоглашение, которым предоставило льготы по налогу на имущество. Соглашение действует до конца 2024 года. В прошлом году сумма налоговых льгот по имуществу составила 47 миллионов рублей.

С другой, власти хотят денег – высказывают пожелания, чтобы урановое предприятие активнее помогало местным властям в развитии. «Хиагда», конечно, дает деньги на развитие Баунтовского района. Например, в прошлом году на социально-экономические мероприятия было выделено около четырех миллионов рублей. Но, как выяснилось, эти цифры совсем не устраивают чиновников.

– Мы знаем, что разрез «Тугнуйский» хорошо работает с местными властями. Они вложили и в бассейн, и в социальную сферу, в самом Тугнуе, в Мухоршибири. Сейчас планируют поликлинику открыть. А «Хиагда» выделила четыре миллиона. Почему инвестор, который приходит на будущее, не может, допустим, построить фельдшерско-акушерский пункт, школу, клуб? – возмущался спикер Цырен Доржиев. – Когда завод открыли, дорога между Телембой и Романовкой разбивается большегрузными машинами «Хиагды». Летом вообще невозможно было ездить. Туда не вкладывают.

Впрочем, АО «Хиагда» в ближайшее время вряд ли устроит баунтовцам аттракцион невиданной щедрости.

– Что касается «Хиагды», немножко в защиту хочу сказать. Дело в том, что «Тугнуйский» работает и получает прибыль. А «Хиагда» находится в инвестиционной фазе, она работает в убыток. И, по нашим оценкам, «в ноль» она выйдет только в лучшем случае в 2019 году. Тогда она уже сможет тратить деньги, которые получает с прибыли – на объекты инфраструктуры и на все остальное, – заявил и.о. министра Сафьянов. 

Как видно, экономические льготы в республике не всегда приносят ожидаемый эффект. Вместо поддержки местных производителей деньги уходят в неизвестном направлении. Вместо помощи сельским районам – только обещания светлого будущего. И, судя по настроению властей, в ближайшие годы ничего кардинально не изменится.

Петр Санжиев, «Номер один».
^