25.02.2017
Так оценивает происходящее мать солдата, который после полугода армии угодил в психушку

Григорий проходил военную службу по призыву в гарнизоне Сосновый Бор. Как говорят родственники, все было нормально, юноша даже планировал остаться служить и далее, но уже по контракту. Однако его планам не суждено было сбыться. Командование воинской части «закрыли» парня в психиатрическое отделение военного госпиталя. Что случилось с молодым, здоровым парнем, теперь пытаются выяснить родные.

Били сильно

Мама военнослужащего Григория Татьяна Ловцова уже не плачет, лишь тяжело вздыхает. Своего сына летом прошлого года она проводила в армию. В поселке Онохой он прошел курс молодого бойца. В конце июля  ее сын прибыл в войсковую часть 98661, что располагается в гарнизоне Сосновый Бор. Поначалу Григорию понравилось служить и, как говорит мама военнослужащего, в планах ее сына даже было остаться служить по контракту.

– Стабильно два раза в неделю мы созванивались с сыном, – вздыхая, говорит мама солдата Татьяна Ловцова, – Ничего плохого о военной службе он не говорил. Мол, все хорошо. Но сердцем я чувствовала, что чего-то он недоговаривает, неоткровенен со мной, скрывает что-то. В декабре прошлого года из воинской части, где служил сын, позвонил психолог и попросил меня приехать, сказал, что у моего сына странное поведение.

Татьяна Ловцова прибыла в воинскую часть на следующий день. По ее словам, поведение сына, действительно, бросилось в глаза, будто он сильно волновался и переживал.

– Он, знаете, был взбудоражен, ходил туда-сюда по кабинету, где нас оставили двоих… мне он толком ничего не объяснил, – вспоминает Татьяна. – При мне провели телесный осмотр, даже анализы взяли на употребление наркотиков. Все было чисто. Но почему он так изменился?

Мама понимала, что ее сын не хочет с ней делиться подробностями, а вернее, не хочет травмировать ее. Поэтому женщина вызвала своего племянника Дмитрия в надежде, что Григорий может поделиться со своим сверстником. Так оно и вышло. Солдат рассказал ему, что его регулярно избивали сослуживцы. Били в основном по голове. В результате состояние здоровья Григория ухудшилось, и он в итоге был доставлен в военный госпиталь.

– Его били, давили морально, – говорит Татьяна. – На фоне всего этого он попал в психиатрическое отделение военного госпиталя. В воинской части факты избиения моего сына всячески скрывают и опровергают. Но с чего тогда мой сын  попал в госпиталь? Я ведь отправила служить совершенно здорового парня, в медкарте все специалисты поставили печать, что он совершенно здоров. С момента рождения и до самого призыва в армию каких-либо симптомов, связанных с психическим расстройством или травмами головы, не было. Это подтверждается медицинской книжкой, в которую заносились все сведения с момента рождения ребенка и до самого призыва в армию. Получается, нынешнее его состояние – это итог прохождения службы? Кто за это должен ответить?

Сейчас Григория комиссовали и отправили на обследование в республиканскую психиатрическую больницу. Гражданские врачи будут выяснять, что же все-таки случилось со здоровьем молодого парня.

Никто не виноват?

Татьяна Ловцова не собирается спускать на тормозах случившееся с ее сыном. В декабре прошлого года женщина обратилась в военный следственный отдел СК России по гарнизону Сосновый Бор.

Но, как выяснилось, ничего «страшного» и противоправного там не увидели. Обращение было рассмотрено 20 декабря прошлого года. В результате – «фактов совершения противоправных действий по отношению к военнослужащему по призыву в/части 98661 рядовому Ловцову не выявлено».

В обосновании приводятся сухие факты: за время прохождения военной службы Григорий был обеспечен всеми видами довольствия, применения к нему физического насилия и иных противоправных действий не имелось. А причина помещения военнослужащего в госпиталь, по версии следствия, – временное психическое расстройство. И уже в январе 2017 года помощником военного прокурора Улан-Удэнского гарнизона старшим лейтенантом юстиции Оганесяном вынесено решение, что оснований для прокурорского реагирования нет.

Женщина, чтобы добиться правды, наняла военного адвоката. Представитель Григория Ловцова адвокат Джума Сафаралиев с этими решениями категорически не согласен, считает их незаконными, необоснованными, преждевременными и нарушающими права военнослужащего. 

– Считаю, что проверка по данному факту проведена неполно, – аргументирует адвокат, – в частности, следствием в ходе проверки по обстоятельствам не опрошены свидетели – мама солдата, сестра Виктория и брат Дмитрий, которые беседовали с Григорием и с которыми он как раз и поделился тем, что с ним случилось. Не допрошен и лечащий врач психиатрического отделения медицинского центра ФГКУ «437 ВГ» МО РФ Михаил Максимович, который тоже владеет информацией об избиении военнослужащего. Не опрошены и те лица, которые, собственно, по заявлению солдата, его избивали. Он называет все фамилии обидчиков. Органы предварительного следствия просто обязаны возбудить уголовное дело и принять все законные и доступные меры к установлению виновных лиц, совершивших данное преступление.

Григорий же скрывал, что его периодически избивали. И даже в ходе телесного осмотра и опроса работниками правоохранительных органов он утаил эти факты. А все потому, что он надеялся отслужить достойно. Жаловаться солдат никому не хотел. Но всему есть предел.

– Уголовное дело пока не возбуждено, – говорит Татьяна Ловцова. – Вся надежда на военную прокуратуру, которая, надеюсь, не оставит это дело без внимания. Ведь нас даже следователи не опросили. Тихо-мирно парня списали, и все. Лечение за наш счет. И что нам делать? Парня угробили, и никому до этого нет дела…  Беспредел.

Нина Слепнева, для «Номер один».
^