28.02.2017
Декриминализация статьи о побоях вызвала немало споров между общественниками и правоохранителями в Бурятии

Одни требовали вернуть уголовное наказание за ссадины и синяки, другие пытались доказать, что это незначительный вред, который только отнимает время у сотрудников полиции. Ведь зачастую люди забирают заявления спустя несколько часов.

Тысячи россиянок ежедневно становятся жертвами семейного насилия. Кто-то предпочитает это терпеть, а кто-то бежит в полицию с криками о помощи. 

– В тот вечер он поднял на меня руку впервые за три года нашей совместной жизни. Не знаю, что на него нашло, может быть, на работе были проблемы…  Не хочу его оправдывать. Сcора произошла из-за мелочи. Помню, как он не гнушался ничем – бил по голове кулаками, пинал по ногам. Я просто лежала на полу, свернувшись калачиком, плакала и ждала, когда это все прекратится, – рассказывает Виктория Петрова.

Виктория – одна из тех девушек в Бурятии, которая не смогла простить жестокости своему благоверному. Она не стала замазывать синяки и скрывать от любопытных глаз секрет своей личной жизни. Пошла, подала заявление в полицию и добилась реального наказания для уже чужого мужчины. 

Ее привела в ужас информация о том, что побои теперь относятся к административным правонарушениям. Девушка не понимает, как должны защищаться жертвы семейного насилия. 

– Раньше люди получали реальный уголовный срок за побои, и это становилось для них уроком. Теперь же они выплатят административный штраф и будут продолжать избивать всех подряд, чувствуя свою безнаказанность, – говорит Виктория.

На самом деле повторно совершенное избиение будет наказываться уже в соответствии с Уголовным кодексом. Реальный срок могут получить и те, кто нанес средний или тяжкий вред здоровью. Но это не меняет мнения большинства граждан – они уверены, что любой, даже самый мелкий проступок должен наказываться сполна.

Однако у юристов на это есть свое мнение. Они уверены, что декриминализация 116-й статьи позволит разгрузить работу правоохранительных органов. Ведь каждый день в отделы полиции поступают десятки заявлений от жертв семейного насилия. 

– Когда приезжаем на вызов, женщины плачут и кричат, чтобы забрали мужа в отдел, что он представляет угрозу. Но спустя пару часов сами приходят в отдел и вымаливают снисхождения, просят отпустить, – рассказывают правоохранители.

Они просто отнимают у сотрудников полиции время. И таких историй сотни. Доходит до смешного – жены сидят в отделе полиции и ждут, когда мужей опросят по их же заявлению, чтобы потом вместе пойти домой. 

И все-таки есть в России женщины, которые не привыкли получать оплеухи от мужей и родственников. Они выступают за реальное, то есть уголовное наказание виновных.
– Первый раз или второй, не важно – драчуны должны нести реальную ответственность за свои поступки, – говорит общественница Марина Томская.

Юристы же пытаются убедить, что наказание за незначительную ссадину может испортить репутацию человека на всю оставшуюся жизнь. А декриминализация даст шанс на исправление.  

– Нужно понимать, что мы наказываем не только родителей, но и детей. Когда дети вырастут, то не смогут устроиться, к примеру, в правоохранительные органы, потому что их отец или мать имеют уголовную судимость, – говорит общественница, доцент кафедры уголовного права и криминологии БГУ 
Александра Мяханова. 

Не стоит забывать, что есть более суровое наказание по другим статьям Уголовного кодекса. Допустим, за побои несовершеннолетних можно получить реальный срок. Или, к примеру, ссадина, которую вы получили во время семейных разборок, может быть безобидной царапиной, и будет наказываться административным штрафом. А вот если эту ссадину вам нанесли, когда пытались убить, на виновника возбудят уже уголовное дело по статье «Угроза убийством».

Кстати, эта статья считается самой «популярной» в нашем регионе. Только за 2016 год об угрозе убийством сообщили почти 2000 человек. На втором месте – побои на бытовой почве. Их за прошлый год было чуть больше трехсот. Но даже такие цифры не меняют мнения хранителей права. 

– Посмотрите, сколько людей возвращается в свои семьи, сколько пар сходится, сколько женщин прощает ошибки мужей, – говорит Александра Мяханова.

Действительно, многие женщины прощают побои своим мужьям. И наверняка проблему характера и воспитания российских девушек не решит ни административный, ни уголовный кодекс. 

Елена Калашникова, «Номер один». 
^