05.03.2017
Эксперты сошлись во мнении – аппарату правительства нужна перезагрузка

Не нужно быть профессиональным экономистом, чтобы сделать однозначный вывод – экономика, а значит, и уровень жизни населения в Бурятии в упадке. По всем важнейшим социально-экономическим показателям республика находится в хвосте списка регионов. И за все это в ответе нынешний состав зампредов и кабинета министров. Причем все ошибки и недоработки сейчас автоматически лягут камнем на шею новому главе республики.

Призрачная экономика

Говоря о кабинете министров, в первую очередь, конечно, оценивают работу минэкономики, минпромышленности. «Было много пафоса и слов, а на деле похвастаться особо нечем» – именно так о работе зампреда по экономике Александра Чепика и в целом министерства экономики отзываются эксперты.

Каких-то ярких прорывных решений для поднятия Бурятии с колен экономическим блоком придумано не было. Лишь планами на бумаге осталось создание агрохолдингов по производству и переработке молочной продукции, яиц, мяса птицы и овощей. Проект по глубокой переработке леса также не реализован. Мечты о «Байкальской гавани», как о туристическом рае, похоже, лопнули, словно мыльный пузырь. Сейчас в Турке постепенно разворовывается то, что осталось.

Говоря об экономике, нельзя не упомянуть, что многие крупные предприятия не платят в казну республики основные налоги.

– Крупнейшие налогоплательщики перебазировались. Гусиноозерская ГРЭС платит налоги не здесь, так же как и  ТГК-14. Можно продолжать до бесконечности. Что касается реального сектора экономики, у нас произошло падение по всем видам налогов, – говорит депутат горсовета Улан-Удэ Сергей Иванов.

Одна за другой исчезали или вставали на колени крупные компании республики: племзавод «Боргойский», «Амта», «Икат плюс», «Макбур», «Улан-Удэстальмост» и прочие. Врассыпную сбегает из республики и средний, и малый бизнес. Приказал долго жить единственный региональный банк.

При этом создается впечатление, что все вышеперечисленные проблемы совершенно не касаются тех ведомств, которые обязаны всячески поддерживать и помогать флагманам бурятской экономики, реагируя на любые опасные сигналы того или иного предприятия. На деле бизнес и исполнительная власть существуют в Бурятии, словно в параллельных измерениях.

– Минпром в лице министра Алексея Мишенина несет полную ответственность за состояние всех промышленных предприятий. Он был обязан в случае каких-то негативных тенденций моментально доводить  информацию до сведения руководства, предпринимать какие-то действия, контролировать ситуацию, – уверен кандидат экономических наук,  специалист по антикризисному управлению и финансовому оздоровлению Алдар Бадмаев.

Цифры не бьются

Возмущение общественности вызывает и тот факт, что на фоне абсолютно провальной экономики и грустных социально-экономических реалий представители минэконома «занимаются крючкотворством». Так, если судить по  официальным данным, которые предоставляются в отчетах, получается, что мы с вами живем в каком-то сказочном и  успешном регионе.

Ведь, согласно официальным данным, население получает среднюю зарплату почти 30 тысяч рублей, рост собираемости налогов также фиксируется немалый, а доходная часть предприятий воодушевляет даже самых отъявленных скептиков. Вот только эксперты в голос уверяют: «Извините, уважаемые, но ваши цифры не сходятся!»

Расчеты и замечания Сергея Иванова в свое время вызывали бурю эмоций у зампреда правительства Александра Чепика на одном из совещаний в ОНФ.

– Так, при рекламе своих показателей по собираемости налогов они занимаются подлогом. Мы пересчитали, и получили совсем другие цифры. К примеру, начисление НДС, по нашим данным, уменьшилось в два раза. Это означает, что у нас реальный сектор экономики исчез. Остались только предприятия, которые находятся в федеральном подчинении. При этом Чепик и Куриленко (глава налоговой инспекции в РБ. – Прим. авт.) докладывают, что у нас всех хорошо, что отлично собираем налоги. А реальная зарплата у населения составляет не 28, а 17,5 тысячи. То есть они нагло завышают цифры, – уверяет Сергей Иванов.

По этому же поводу высказался и научный сотрудник  отдела региональных экономических исследований БНЦ СО РАН Зорикто Дондоков, говоря о программе СЭР на 2011–2015 годы.

– На наш взгляд, правительство честно и открыто должно говорить о проблемах и ошибках, а не заниматься манипулированием показателей. Мною было подготовлено научно-экспертное заключение на отчет по реализации программы. Но, к сожалению, конструктивного диалога не получилось. Были звонки руководству БНЦ с требованием отменить мое выступление (на парламентских слушаниях. – Прим. авт.), но коллеги поддержали меня, и я все-таки выступил, – заявил ученый.

Как мы помним, в итоге программа развития на 2011–2015 годы не была принята Народным Хуралом.

Не бьются цифры и в вопросах энергетики, за которую в ответе зампред правительства Николай Зубарев.  Вопрос о понижении тарифов на электроэнергию в Бурятии превратился в трагикомедию.  Копеечное снижение сумм платежей население на себе не почувствовало. Зато увеличились тарифы для бизнеса.

– В августе сделали снижение. Но его переложили на плечи сетевых компаний, на малый и средний бизнес и частично – на крупный. На мой взгляд, оба зампреда – и тот, что курирует экономику, и тот, на ком висит энергетика, оба занимаются уничтожением экономики. Потому что при таких тарифах экономика априори не может развиваться, – считает Сергей Иванов.

Ни шатко ни валко

Немало вопросов и к министерству строительства и ЖКХ. Прежде всего, у всех на слуху  работа по программе переселения из ветхого и аварийного жилья. Напомним, в СМИ неоднократно рассказывалось о том, как людей заставляют переезжать в «картонные» полуразваливающиеся дома и квартиры. Был случай, когда многоквартирный дом для будущих новоселов обрушился еще на стадии строительства.

Отдельным поводом для «гордости» могут послужить многочисленные истории, связанные с массовыми банкротствами компаний ЖКХ, которые, собрав деньги с населения, безвозвратно исчезают. Причем создается впечатление, что власти разбираться в этой ситуации не хотят.

Есть свои глобальные проблемы, не решаемые десятилетиями, и в минобразе Бурятии. Это дефицит мест в детсадах, а теперь еще переполненность и острая нехватка школ в Улан-Удэ.

– Потребность в садиках и школах не рождается одномоментно. Как только пошла демографическая волна, надо было сразу отреагировать на это. И плюс учитывать тот фактор, что происходит постоянный приток населения из районов республики в город. Все это никак не просчитывалось, и для меня остается непонятным, почему министерство оказалось не готовым к таким вещам, – замечает Алдар Бадмаев.

Заработная плата педагогов и воспитателей детсадов также далека от идеала. Несмотря на опять-таки оптимистичные уверения чиновников о заоблачных среднестатистических доходах рядового учителя.

Если какие-то успехи и где-то намечаются, то они, скорее, носят местечковый характер, как, например, в министерстве сельского хозяйства.

– Ситуация сложная, в том числе и потому, что у нас климат жесткий. К тому же мы сталкиваемся с экологическими ограничениями. Тем не менее хотя бы выбрать какие-то приоритеты можно было бы. Либо мы делаем зеленую экономику. Либо пытаемся делать какие-то крупные сельскохозяйственные агропромышленные комплексы. Например, тепличные – чтобы не возить огурцы из Китая, – говорит Алдар Бадмаев.

Отдельные островки успешных продвижений, конечно, есть – поставляется на рынок местная продукция, развивается переработка мяса, молока. Построено картофелехранилище.

– К сожалению, это лишь отдельные примеры, которые не получили широкого распространения, если судить по объемам и если говорить с позиции вклада этого сектора в межрегиональный валовый продукт. Продукты местной сельхозпереработки, кроме Улан-Удэ, нигде не найти: ни в Чите, ни в Иркутске – экспорта нет. В то время как Бурятия завалена иркутской продукцией, – отмечает Алдар Гальчиевич.

В свою очередь, Николай Хардаев считает основным нерешенным вопросом хаос в земельной сфере.

– В первую очередь все, что касается земли, – вопросы собственности. Это самая больная тема. У нас любой инвестор, который заходит работать на землю, может в любой момент подвергнуться атаке. Паи в свое время понараздавали так, что сейчас не поймешь, что и кому принадлежит. Эту работу спустили на уровень муниципалитетов, у которых нет денег для решения этих задач.

По словам Николая Хардаева, минсельхоз должен разработать приоритеты своей работы, как это сделано, к примеру, на «зерновом Алтае» и в других регионах.

– На чем именно мы будем зарабатывать? Какие приоритеты? Непонятно. Лизинговые программы не работают. Кредитование не работает. Проценты такие, что сельхозтоваропроизводители просто стонут. Условий для прихода инвесторов не создано, – говорит Николай Хардаев.

Говоря о министерстве природных ресурсов, эксперты, прежде всего, упоминают проблемы с очистными сооружениями и с тем, что в Бурятии никак не построят полигон промышленных отходов. Напомним, что изношенность очистных сооружений Улан-Удэ ОНФ оценил в 90%, комплекс нуждается в срочной реконструкции.

Меньше всего критики от лица наших экспертов прозвучало в адрес министерства здравоохранения, минсоцзащиты и минкультуры. И хотя и в этих ведомствах, безусловно, есть как успехи, так и свои недочеты в работе, говорить о каких-то глобальных провалах не приходится.

В ожидании перемен

Таким образом, в сухом остатке есть мнение, что правительство нужно сменить едва ли не в полном составе. Работу большинства министерств можно охарактеризовать одними и теми же общими характеристиками: безынициативность, медлительность, ограниченность.

Скорее всего, именно по этим причинам Бурятия очень вяло участвует в многочисленных государственных  программах, даже когда на кону миллиарды рублей, катастрофически необходимых для республики, не всегда верно оформляет пакет документов и почти никогда не выдвигает по своей инициативе какие-то проекты на уровень Федерации. Более того, даже те средства, которые удается «выбить», мы банально не в состоянии освоить и в результате теряем немалые деньги. За все это расплачиваются жители нашей республики.

– Есть программы, в том числе федеральные, по которым мы не можем освоить миллиарды рублей, и они возвращаются обратно в центр. Либо республика и вовсе пролетает мимо этих программ. Соответственно, руководители своих ведомств несут ответственность за откровенно слабую работу своих подчиненных, – подытоживает Сергей Иванов.

– Экономисты и бухгалтеры пользуются таким инструментом, как калькулятор. И вся экономика и финансы укладываются в этом приборе. Здесь есть четыре действия. Но наше правительство владеет только двумя кнопками – делить и отнимать. Действия по прибавлению и умножению ими пока не изучены, – считает Сергей Иванов.

И, похоже, теперь учить чиновников, как надо работать, придется Алексею Цыденову. Тем временем позитивных перемен ждут не только ученые и экономисты, но и простые люди.

Василиса Шишкина, «Номер один»
^