23.03.2018
Налоговики установили очередной рекорд по доначислениям с бизнеса Бурятии

В республике экономика почти лежит на дне, прибыли падают, объемы производства сокращаются, численность безработных растет. На этом безрадостном фоне кажется удивительным, как при падении темпов экономического развития региональной налоговой службе удается выжимать из бизнеса так много соков. На недавней коллеги УФНС налоговики отрапортовали о высочайшем уровне сбора налогов в регионе – 27 миллиардов рублей, что на восемь процентов больше, чем годом ранее.

Проверяют с пристрастием

Но самое главное не это. Как подчеркнула Марина Ли, руководитель УФНС, особый упор ведомство сделало на так называемом налоговом администрировании. На тех налогах, которые были взысканы по итогам проверок.

– В 2017 году дополнительно в бюджет поступило около пяти миллиардов рублей, что на 38 процентов больше, чем за прошлый год, – отметила главный бурятский налоговик.

Что любопытно: в 2016 году налоговое администрирование также било рекорды – 3 миллиарда 423 миллиона рублей дополнительно, рост составил те же 38 процентов! Все по плану, даже проценты роста получаются ежегодно одинаковые.

Но в реальности это происходит не столь весело для предпринимателей. На предприятие приходят налоговые инспекторы и говорят, что у них есть план столько-то «дополучить» в ходе выездной проверки (цифры спускают сверху, отвертеться нельзя), и называется конкретная цифра доначислений.

– Вы думаете, почему почти половина предпринимателей не обжалует в судах претензии, предъявляемые инспекцией? – говорит один весьма крупный предприниматель, который решил «не светить свое имя». – Да потому, что, во-первых, люди понимают, что даже если они и заплатили все налоги, от них не отстанут. И они согласовывают сумму доначислений с налоговиками, причем некоторым переговорщикам (имеющим связи с нужными людьми) удается даже прилично «скостить» сумму дополнительного оброка в бюджет. В противном случае можно судиться хоть до посинения. И даже если все арбитражи они выигрывают, что чаще всего и происходит, но в Москве, в Высшем арбитражном суде РФ все эти решения отменяются в пользу налоговиков. Родина-то в опасности! Деньги нужны стране. Так что платите еще раз.

Причем в Бурятии рассказывают просто фантастические истории.

– Наша фирма получила услугу у другой фирмы, перечислила деньги, но инспектор говорит, что контрагент вызывает у него подозрение, и предъявляет налоговые претензии, – говорит один из улан-удэнских предпринимателей. – Благо контрагент находится в Улан-Удэ, директор приходит к инспектору и говорит, вот я, реальный человек, вот первичные документы, наши фирмы расположены в разных частях города, мы никак не связаны. Но инспектор ни в какую:  «У меня есть сомнения», и все тут. Приходится дважды платить НДС! То есть в Бурятии одного подозрения инспектора теперь достаточно, для того чтобы сделка была признана фиктивной!

Проверки не для всех

Почему Бурятия столь выделяется на общероссийском фоне своими регулярными рекордами доначислений? Эксперты говорят, что есть несколько факторов. Во-первых, массу крупных предприятий Бурятии просто угробили в 90-е и «нулевые» годы. А то, что осталось, перешло в крупные федеральные холдинги, которые сидят в офшорах и платят налоги по своим схемам. С них трудно добиться большего – весовые категории не те.

Во-вторых, в Бурятии с давних времен сформировались группы «своих» предприятий, причем достаточно крупных, в основном в сфере торговли и строительства, работающих в своем внутреннем «офшоре» по разного рода бизнес-схемам. За ними стоят весьма влиятельные люди во власти, нередко связанные между собой родственными и дружескими связями.

– Например, одна крупная строительная компания, которая у всех на слуху, до сих пор сидит... на «упрощенке», – удивляется весьма информированный источник «Номер один». – Уму непостижимо, как при таких гигантских оборотах продаж платить так мало? Но никто этой фирме лишних вопросов не задает.

Вторая крупная улан-удэнская торговая компания долгое время официально платила «минимальную зарплату» персоналу, недоплачивая НДФЛ. И подобные безобразия наблюдались повсеместно.

Но в итоге в Бурятии получилось, как получилось: одни предприятия были разрушены, другие стали «неприкасаемыми», и все усилия пришлось бросать на обычных средних и мелких предпринимателей. А куда деваться налоговикам – планы-то по сборам выполнять надо!

Забайкальский оазис

К чему это привело в итоге? Сегодня, например, среди тех же строительных организаций Бурятии стало популярным регистрироваться в МРИ ФНС №8 по Забайкальскому краю, в соседнем городе Петровск-Забайкальский, географически расположенном недалеко от Улан-Удэ.

– Там не какой-то офшор, вы поймите, просто отношение к бизнесу там другое, не как к дойной корове, – рассказывает источник «Номер один». – Там ведь работают по федеральным законам и ничего не придумывают. Мы почти три года сидим в Петровск-Забайкальском, еще ни одной проверки не было.

Вполне возможно, забайкальские налоговики учитывают позицию региональных властей не создавать лишних проблем новому бизнесу, который пришел в край. Зачем драть с три шкуры с налогоплательщика, который сам пришел и платит налоги? Хоть что-то платите, лишь бы работали у нас.

В целом же подобное человеческое отношение к бизнесу, особенно малому, характерно для многих успешных регионов. Успешных не в плане сомнительных налоговых достижений, а в росте качества жизни и занятости граждан. Да, есть установки правительства России по налогам, но на местах регионалам важнее не бить рекорды по дополнительным начислениям, а, прежде всего, поддерживать на плаву экономические субъекты с целью сохранения занятости.

Бурятия, похоже, стремительно теряет инвестиционную привлекательность, а бизнес сворачивает объемы, потому что не видит перспектив при ужесточении администрирования на фоне падения экономической активности. Несколько сотен готовых работающих бизнесов в Улан-Удэ выставлено на продажу, а ее владельцы либо уже переехали в другие регионы, либо собираются сделать это в ближайшее время.

Тенденция крайне тревожная, поскольку съеживается и так небольшой слой частного бизнеса, который во многом формирует занятость граждан. Республика неуклонно движется в сторону архаичной Тувы с ее колоссально высокой долей бюджетного сектора, карликовой промышленностью и полным отсутствием каких-либо экономических перспектив. Будем надеяться, что региональному правительству все же удастся предпринять необходимые шаги, для того чтобы Бурятия развивалась по другому сценарию. Шансы еще есть. В конце концов, если корова дает мало молока, это не означает, что ее нужно больше доить. Просто кормить лучше надо.

Дмитрий Родионов, «Номер один».
^