02.04.2018
Народный артист завоевал звание  лидера культуры Бурятии

На прощальном вечере мастер курса Владимир Петров подарил выпускнику актерского факультета ЛГИТМиК Жамбалову блокнот с неожиданной надписью: «Саян, я верю, что когда-нибудь ты станешь режиссером и лидером в театральном деле». Это было в 1988 году. 

На днях сбылась и вторая часть того предсказания. Режиссер Бурятского государственного академического театра драмы имени Хоца Намсараева Саян Жамбалов  стал  «Лидером культуры Бурятии» по итогам 2017 года.

«Актеров-бурят не бывает»

В юности Саян Жамбалов мечтал стать художником, поэтом или охотоведом. Живя летом на заимке, палил из ружья, отгоняя волков.

– Мне казалось, это очень хорошая работа – гулять по лесу, следить за животными, – улыбаясь,  вспоминает он.

Мечту изменил случай. Однажды, посмотрев фильм «Адъютант Его Превосходительства», юный Саян захотел стать актером.  «Но ведь актеров-бурят не бывает», – мелькнуло тогда у него в голове. По окончании школы старшие братья, озадаченно изучив его аттестат, дружно заключили:

– Ну, с таким средним баллом можно только в зоотехники или в институт культуры.

Как гуманитарий он  выбрал последнее: отправился в Восточно-Сибирский государственный институт культуры учиться на режиссера самодеятельного театрального коллектива.
А через год объявили набор в бурятскую актерскую студию Ленинградского государственного института театра, музыки и кинематографии, куда Саян Жамбалов немедленно поступил.

– Я уже знал, как надо играть, я был уже «профессор» и у меня на все были ответы, – вспоминает он сегодня с усмешкой.

Но постепенно дело налаживалось, режиссерские замашки уступали место актерству.

Город любви

Ленинград стал для него городом, с которым связаны самые трепетные воспоминания.

– Этот город стал для меня чем-то вроде первой любви, – вспоминает режиссер сегодня.

Именно тогда ему стало ясно, кто станет его избранницей на всю жизнь. Обаятельный гитарист из «культурки» сразу заметил студентку-третьекурсницу ЛГИТМиК Эржену, которая помогала профессорам набирать студентов для бурятской студии. Честно говоря, это было притяжение с двух сторон, но Саян Цыдыпович настаивает, что выбор все-таки сделал он. Потом задумчиво говорит:

– А все-таки наши с Эрженой хранители хорошо придумали, когда подвели нас друг к другу.

Подводили, правда, неспешно. Чтобы познакомиться, первокурснику Жамбалову даже пришлось выпить стакан водки для смелости. И только к третьему курсу, когда, по словам будущего режиссера, он был уже «не мальчик, но муж», сложился творческий тандем Эржены и Саяна Жамбаловых, нашедший свое продолжение не только в десятках песен, спектаклей и проектов, но и в детях, продолжающих дело родителей.

 На четвертом курсе вдруг выяснилась забавная вещь, которую Саян обнаружил уже потом, по возвращении домой: Улан-Удэ пах пирожками, а Ленинград – мокрыми камнями… Чем Улан-Удэ пахнет теперь, Саян Жамбалов сказать затрудняется, но для него Питер по-прежнему пахнет мокрым камнем.

«Мы с Эрженой сами находили себе занятие»

В 1988 году Саян Жамбалов начал свой творческий путь актером Государственного бурятского академического театра драмы имени Хоца Намсараева. С первых шагов на театральной сцене заявив о себе как талантливый, самобытный артист. Но уже в 1991 году из театра пришлось уйти – не было ролей.

– Если не было ролей, я сочинял песни, стихи, мы концертировали. Я никогда не ждал, пока мне дадут роль. Мы с Эрженой сами находили себе занятие, – рассказывает он сегодня.

Сокровенными мыслями и чувствами они делились со зрителями вместе – он и его вторая половина. Поэзия Саяна Жамбалова ложилась на музыку Эржены, превращаясь в прекрасные песни. Семейный дуэт Жамбаловых исколесил всю Бурятию, с успехом выступал в Москве, Санкт-Петербурге, Иркутске, Чите, Агинском и Усть-Ордынском бурятских автономных округах. И всегда слушателей покоряла доверительность исполнения и мягкие, сливающиеся голоса. В 1996 году они создали рок-группу «Урагшаа». Это был интересный эксперимент.

– А потом наступил период, когда нам стало ясно, что гениальнее народной музыки ничего нет, – говорит Саян Жамбалов. – «О, Родина, лишь гляну на тебя, моя песня умолкает смущенно» – эти строки Намжила Нимбуева как нельзя лучше передают то наше ощущение. И я хочу честно признаться, что мир бурятской песни мы открывали уже взрослыми.

Любопытно, что возвращение к аутентичной музыке и пению началось с предложения колумбийского режиссера послушать диктофонную запись монгольских исполнителей протяжной песни. В этот период Саян Жамбалов предстал перед публикой как редкий исполнитель горлового пения. Уроженец агинской земли, он с детства знал немало народных легенд, потому занялся сбором фольклорного материала по районам Бурятии, Усть-Орды, Аги, с удовольствием погружался в участие в международных проектах Института мировой музыки в Нью-Йорке. Ежегодно совместно с нью-йоркским театром «Ла Мама» ставил спектакли, основанные на бурятских легендах и сказаниях, используя бурятские народные песни.

«Звездный» курс

1997 год стал началом работы в Восточно-Сибирской академии культуры и искусств со студентами национальной бурятской актерской студии. «Звездный курс» впоследствии составил костяк Бурятского театра. В 2000 году Эржена и Саян Жамбаловы  целиком отдали себя преподаванию и работе в филармонии. На протяжении пяти лет Саян Жамбалов вел уроки актерского мастерства. В 2005 году группа выпускников студии последовала за учителем работать в филармонию, войдя в состав молодежного ансамбля «Урагшаа». Уже 18-й год украшением Бурятского театра драмы является спектакль «Улейские девушки», основанный на легендах, преданиях и фольклорном песенном материале иркутских бурят. Одним из авторов либретто и режиссером-постановщиком спектакля стал Саян Жамбалов.

В 2013 году, разбирая старые бумаги, он нашел запись в старом блокноте: «Саян, я верю, что когда-нибудь ты станешь режиссером и лидером в театральном деле». Говорит, тогда что-то заныло в душе, как бывает, если долго откладываешь задуманное дело.

В 2014 году он снова вернулся в театр. Вместе с Эрженой. И на этот раз – режиссером. Искать сюжеты для спектаклей в истории родной земли важно для режиссера Жамбалова. Для этого вместе с актерами он выезжает в экспедиции на места событий.

– Каждый театр должен иметь свое лицо. Мы должны рассказывать о том, что близко и понятно нашему народу. Нельзя жить чужими идеями, нужно генерировать свои, – считает  он и не скрывает, что не понимает, зачем нужны некоторые постановки, в которых на сцене происходит что-то очень далекое от людских чаяний. Искусство ради искусства для него – большой вопрос.

– Если спектакль вырастет до уровня искусства – это хорошо, но главная цель – быть полезным людям, народу. Иногда, глядя на некоторые спектакли, задаешься вопросом: а зачем это все? Для меня всегда было главным, чтобы между сценой и зрителем пробегала искра.

Слушая «дыхание» зрителей во время спектакля, он говорит, что исправляет ошибки. Их лица, глаза, смех и слезы – сигналы, на которые он привык ориентироваться. В последнее время ему все больше хочется поставить комедию.

– Хочется зрительского смеха. Хочется людей радовать, – говорит Саян Жамбалов. 

Диляра Батудаева, для «Номер один». 

Звания и награды
• Заслуженный работник культуры Российской Федерации (2010)
• Народный артист Республики Бурятия (2002)
• Заслуженный артист Республики Бурятия (1996)
• Победитель в номинации «Лучший режиссер» на международном фестивале «Святая муза» в Улан-Баторе (2015)
• Лауреат Международного фестиваля исполнителей протяжной и горловой песни «Дыхание земли» («2000)
• Дипломант Всероссийской Премии «Грани Театра масс» (2012)
• Лауреат Всероссийского фестиваля «Песня Булата в Колонтаево» (2011)
• Лауреат Международного конкурса исполнителей эстрадного искусства в Улан-Баторе (1995)
 Постановки:
• «Унгэрhэн сагай hэбшээн» («Ветер минувших времен») (2014)
• «Сагаадай Мэргэн» Х.Намсараева (2014)
• «Шэнхинүүр шулуунууд» («Поющие камни») (2015)
• «Булжамууртын орон" ("Когда падают горы") (2016)
• «Алдар. 9 секунд» (2017)
^