27.04.2018
Больше трети Народного Хурала поменяют на «технократов»

В Бурятии начинают смутно проясняться ориентиры в области  формирования Народного Хурала, который предстоит избрать в сентябре 2018 года. Предполагается, что Народный Хурал обновится как минимум наполовину и его покинут мастодонты бурятской политики, которых предполагается заменить на более прогнозируемых, «технократичных» депутатов.
 
Предварительное голосование – праймериз – в региональном отделении «Единая Россия» на прошлой неделе вылилось в первые партийные дебаты. А 3 июня предполагается завершить эту процедуру, сформировать списки  одномандатников и списочников и плыть на партийном корабле к долгожданной гавани Народного Хурала.

Однако бравурные планы партии власти  в регионе сегодня омрачаются полной неопределенностью относительно персонального наполнения партийной лодки. Дело в том, что новый глава Бурятии Алексей Цыденов, как стало известно из информированных источников, намерен полностью пересмотреть принципы формирования Народного Хурала. Которые были разработаны в свое время Петром Носковым,  бывшим главой администрации Вячеслава Наговицына. 
 
Будь что будет
 
Именно он сформировал в 2013 году нынешний состав Народного Хурала,  который оказался не подконтрольным исполнительной власти региона.

– Народный Хурал оказался разделенным на три крупные группы депутатов, в том числе на несколько мелких, которые сами между собой долго не могли найти общий язык, –  рассказывает политический эксперт Григорий Тупик. – Это отчетливо показала эпопея со спикером Народного Хурала Матвеем Гершевичем  в 2016 году. Вначале они сместили его с поста, хотя ранее  сами же утвердили, затем полгода не могли выбрать нового спикера. Это стало самым крупным кризисом законодательного собрания за последние годы. Что в конечном итоге стало одним из факторов, приведших к уходу с поста главы РБ Вячеслава Наговицына.
 
Вполне возможно, что в благополучном 2013 году, когда из Москвы шли крупные транши федеральных средств, в правительстве Бурятии царили эйфория и расслабленность,  и  выборами в Народный Хурал занимались между делом. Однако сегодня ситуация изменилась кардинально.

– Алексей Цыденов – более системный игрок с техническим складом ума, который имеет четкое понимание значимости Народного Хурала, – продолжает эксперт. – Соответственно, как прагматик он отдает себе отчет, что работать эффективно он сможет лишь с депутатским корпусом, который будет совместно  с правительством  заниматься развитием экономики и социальной сферы, а не политическими разборками.

Причем, если ранее на выборах куратор внутренней политики Носков поддерживал (хотя бы  на словах) почти  всех кандидатов, пришедших к нему за поддержкой, то сегодня, как нам стало известно, определен круг депутатов Народного Хурала, нежелательных в новом составе парламента.

Депутатская четверть
 
Речь идет о списке в 25 депутатов. В него входит большинство председателей комитетов Народного Хурала, а также некоторые депутаты-одномандатники и списочники от «Единой России». Многие из них пришли в Народный Хурал из бизнеса. Есть в списке и те, кто сидят в Народном Хурале по нескольку сроков подряд. А некоторые из них находятся в Народном Хурале уже без малого четверть века, как, например, депутат Степан Калмыков.

Соответственно, назрела ротация депутатского корпуса, приход более современных депутатов, с кем правительству Бурятии будет  эффективнее работать. Однако не все согласны с тем, что кардинальное омоложение Народного Хурала – верный путь в сегодняшней ситуации.

– У нас часто новое выливается в кампанейщину, мол, давайте всех уберем, заменим молодежью, но откуда брать опытных и одновременно молодых управленцев и политиков, если работавшая во времена СССР система подбора кадров фактически была разрушена? – недоумевает бывший полномочный представитель  президента РФ в Бурятии Борис Данилов. – Разрушить-то легко, а как и, главное, с кем дальше работать будем? Думаю, что преемственность в Народном Хурале должна быть, поскольку самое главное для депутата – не затыкать дыры на округах, работая мелким лоббистом, а создавать полноценную законодательную базу и работать над бюджетом. Это главное.
 
Однако на пути к ротации кадров, что называется, сверху и выполнению задачи по списку-25 есть несколько проблем.
 
Тандем богатства и бедности
 
Это, прежде всего, финансирование компании, которое идет со скрипом. Дело в том, что в 2013 году все спонсоры «ЕР» в Бурятии купались в деньгах. Сегодня многие из них в глубоком экономическом кризисе, а некоторые ходят под уголовными делами. Тут уж, как говорится, не до жиру. Поэтому якобы принято решение, что один депутат-одномандатник с деньгами будет параллельно финансировать и бедного коллегу, идущего  по списку «ЕР».

Во-вторых, как сообщил наш информированный источник, также на формирование списка кандидатов от «ЕР», в том числе по списку-25 влияние может оказать Хамбо-лама Дамба  Аюшеев. В последнее время он развернул активную общественно-политическую деятельность и, что немаловажно, Алексей  Цыденов прислушивается к Дамбе Аюшееву. Так, на днях глава принял участие в Сугунды – отчетно-выборной конференции традиционной Сангхи России.

И, наконец, третье. В администрации главы Бурятии пока не решен вопрос, как действовать на выборах в отношении  кандидатов, внесенных в список-25.

– Многие из них являются очень ресурсными кандидатами и могут профинансировать не только свою кампанию, но и партию в целом, и, как показала практика, на округах им сложно подобрать серьезного конкурента, – убежден Григорий Тупик. – Соответственно, в каждом отдельном случае вопрос будет решаться по-разному.

Судя по всему, администрация главы в лице нынешнего куратора внутренней политики Баира Цыренова  на предстоящих выборах может вернуться к проверенному методу кнута и пряника. Вопрос  только, чего будет больше – административного прессинга, снятия кандидатов с дистанции или фабрикации  против неугодных кандидатов уголовных дел, что в нынешних условиях крайне нежелательно. Либо метод убеждения и договоренностей.

Думается,  контуры этой стратегии будут прояснены уже в мае-июне, когда пройдет формирование кандидатских списков от «партии власти» и появится ясность относительно конкурентов из других партийных группировок.

Дмитрий Родионов, «Номер один».
^