02.05.2018
Наш маленький сосед снова вернулся к проектам возведения гидроэлектростанций на Селенге

Международная экологическая коалиция «Реки без границ» направила в  Центр Всемирного наследия ЮНЕСКО письмо, в котором высказала крайнюю озабоченность обнародованием в марте этого года новых планов министерства энергетики Монголии по строительству на реке Селенге и ее притоках аж 11 гидроэлектростанций. По мнению экологов, это приведет к обмелению Байкала и непоправимым последствиям для экосистемы озера.
 
Можно ли верить соседям?
 
В январе 2018 года в Улан-Баторе президент МНР Халтмаагийн Баттулга  провел встречу с главой Бурятии Алексеем Цыденовым, на которой была достигнута предварительная договоренность о поставках дополнительных объемов электроэнергии, которые закроют потребности страны в этом ресурсе. 

Тогда нужда в строительстве ГЭС отпадает, что удовлетворит Россию и мировую общественность, поскольку исчезает угроза сохранности озера Байкал как объекта Всемирного природного наследия. Между тем недавно ситуация резко  обострилась. 

Как сообщил ЮНЕСКО в своем обращении российский координатор международной экологической коалиции «Реки без границ» Александр Колотов,  «на этот проект, потенциально угрожающий экосистемам Селенги и Байкала, монгольское правительство продолжает тратить миллионы долларов, несмотря на то что его подготовка и реализация является очевидным нарушением решения Комитета по Всемирному наследию ЮНЕСКО».

Байкал осушат
 
Как отмечают экологи, в апреле 2018 года руководство проекта MINIS (в рамках которого идет разработка проектов строительства монгольских ГЭС), уведомило экологическую коалицию «Реки без границ» о том, что больше не намерено проводить совместные исследования по оценке и анализу последствий альтернативных вариантов водо- и энергоснабжения. 

Вместо этого, как заявила монгольская сторона,  разработчики проекта будут выбирать «наименее затратные способы получения воды и электричества».

Иначе говоря, экологические принципы монголы решили отодвинуть в сторону, главное – большие деньги при меньших затратах. На практике это выразится в том, что будут затоплены огромные площади земель в Монголии, вся грязь, поднятая водой,  потечет в Байкал, а омулю будет негде нереститься в притоках Селенги. И тогда прощай, символ Байкала! Кроме того, понизится и без того низкий уровень озера, что осушит прилегающие территории, и это приведет к росту торфяных пожаров.

Такой безответственный подход, по мнению экологов, также является грубейшим нарушением предписаний Комитета по Всемирному наследию ЮНЕСКО и Инспекционного совета Всемирного банка, которые настоятельно рекомендовали Монголии выявить в ходе анализа альтернатив «варианты с наименьшими негативными социальными и экологическими последствиями».

Известный эколог Бурятии Сергей Шапхаев, комментируя прозвучавшую тревогу международной организации, отметил, что сегодня Монголия ищет возможность обеспечить потребность в электроэнергии в периоды пиковых нагрузок. Ведь страна в основном сидит на угольных ТЭЦ, которые, в отличие от ГЭС, не могут быстро нарастить выработку киловатт-часов.  Именно поэтому монголы идут на то, чтобы строить ГЭС, которые необратимо ухудшат экологическую ситуацию как в Монголии, так и в России.

– Однако необходимо учесть,  что в Монголии существует две крупные группы –- те, кто ориентируются на развитие горнорудной промышленности и развития ГЭС, как обеспечивающий элемент развития экономики, так и те, кто делает ставку на развитие номадного животноводства, – сообщил Сергей Шапхаев. – И недавние общественные слушания по проектам показали, что половина приходится на сторонников строительства ГЭС, а вторая половина – их противники.

По словам Сергея Шапхаева, если гидроэлектростанции все-таки построят, то будут затоплены лучшие для сельского хозяйства места в стране. Скотоводов придется переселять в другие места, но все благоприятные для животноводства земли уже заняты, и это вызовет серьезные социально-экономические последствия.
 
Сегодня Россия обеспечивает Монголию электроэнергией через ЛЭП на юге Бурятии, что сглаживает пиковые нагрузки на местную энергосистему. Другой вопрос, что она пока дорога для соседей – российские энергетики хотят получить суперприбыли любой ценой. Монголы не хотят платить по завышенным тарифам и ищут альтернативу. 

И поэтому снизить для монголов стоимость киловатт-часа  вполне возможно, но прежде всего за счет снижения потерь при передаче энергии по высоковольтным ЛЭП от Гусиноозерской ГРЭС. А для этого России придется вложить крупные суммы в инфраструктуру, в строительство новых ЛЭП, трансформаторных  подстанций и т.д. Кроме того, есть варианты переброски дешевой, избыточной электроэнергии с ГЭС Иркутской области и Хакасии.
 
Проект-утопия

– Перспективы строительства ГЭС в Монголии поставлены под сомнение, после того как Всемирным банком было выделено шесть миллионов долларов США на возведение ветро-солнечной электростанции и усовершенствование электросетевого хозяйства, – говорит Сергей Шапхаев. – Им необходимо развивать возобновляемые источники электроэнергии, поскольку и солнца, и ветра в МНР в избытке. Кроме того, весьма перспективны с точки зрения удовлетворения пиковых нагрузок так называемые гидроаккумулирующие станции, которые не нанесут ущерба Байкалу.

По мнению российских экологов, несмотря на обострение ситуации в связи с новыми планами министерства энергетики Монголии, приступить к строительству 11 ГЭС на Селенге и ее притоках им вряд ли удастся.

Монголия – бедная страна и не может самостоятельно потянуть строительство таких крупномасштабных проектов, как ГЭС на Селенге. Судя по всему, спонсоры этих утопичных проектов, учитывая международное общественное мнение и опасения по поводу экологии Байкала, тоже решили притормозить финансирование проектов.

Ведь Байкал принадлежит не только России, но и является бесценным для всего цивилизованного мира. Неужели кто-то думает, что из-за амбиций маленькой и слабой страны мировые державы (США, Китай, Россия и др.) пойдут на то, чтобы дать ей изгадить жемчужину Всемирного природного наследия? Неудивительно, что Всемирный банк уже практически отказался финансировать проекты монгольских ГЭС, выделив лишь деньги на оценку рисков их строительства. Впрочем, расслабляться с этим проектом тоже не стоит – слишком велика цена ошибки.

Дмитрий Родионов, «Номер один».
^