25.01.2018
По дну Селенги пройдет «труба» с отходами ЖКХ

В итоге долгого размышления власти Улан-Удэ приняли решение по левобережным очистным сооружениям канализации (ЛОСК). Дело в том, что стоки, сбрасываемые с ЛОСК, не отвечают требованиям, которые установлены в России.

Прокуратура подавала иск по этому поводу. Суд признал бездействие мэрии Улан-Удэ незаконным и обязал ее навести порядок до 1 октября 2018 года. МУПу «Водоканал», в чьем оперативном ведении находятся левобережные очистные, суд также предписал устранить нарушения до 1 декабря 2018 года. 

Подводные экскременты

Около года назад комитет городского хозяйства упоминал прокладку по дну Селенги подводного трубопровода. По нему сточные воды левого берега должны поступать на правобережные городские очистные сооружения. В итоге – ЛОСК прекращает сливать в реку отходы, город исполняет решение суда.

– Строительство трубопровода, по нашему мнению, более актуально, чем строительство новых очистных. Левобережные – это небольшие очистные. Проще стоки «привести» на правобережные и очистить, как полагается по закону, – пояснил нашему изданию Константин Мошковский, председатель комитета городского хозяйства Улан-Удэ.

За год обсуждения в столице Бурятии этот вариант стал, похоже, базовым. Россия строит в Европу трубопровод «Северный поток-2» по дну Балтийского моря, а в Улан-Удэ намечается свое подводное детище. Условно говоря, «Коричневый поток».

Первый этап – разработка технико-экономического обоснования.

– Нужно провести работу по обоснованию. И в бюджете на это дело мы предусмотрим финансирование. Бюджет дефицитный. Не секрет, что у нас некоторые предприятия профинансированы по данному бюджету примерно на 70 процентов. Но, думаю, однозначно деньги надо выделять. Это очень важная тема, – сообщил наш собеседник.

Проблему рассматривали на депутатских слушаниях перед Новым годом.

– На февральской сессии, скорее всего, это будет рассматриваться и утверждаться. Потом объявим торги, – отметил руководитель комитета.

Чтобы знать, сколько примерно денег надо предусмотреть в бюджете, в прошлом году были опрошены проектные институты. Какие цены они назвали, Константин Мошковский предпочел не разглашать.

Во сколько обойдется бюджету ТЭО по «Коричневому потоку», власти объявят, видимо, после официального выделения средств. Заказчиком выступает комитет городского хозяйства.

Кстати, Константин Мошковский рассказал «Номер один», что в Улан-Удэ трубопроводы через Селенгу уже существуют. 

– И по воде, и по канализации, через реки. От КНС-6, посмотрите, в прошлом году мы трубопровод «кидали» через Селенгу, он по дну реки проходит, – приводит пример руководитель улан-удэнского жилищно-коммунального хозяйства.

Как известно, столицу Бурятии рассекают на несколько частей две реки.

Поможет ли Цыденов?

Абсолютно не исполнить решение суда было бы дерзким шагом мэрии. Очевидно, там не готовы сделать его. Да и дело не только в суде. Экологическую проблему надо ликвидировать как таковую, даже если нет судебного вердикта. А коли он есть, то требуется, как минимум, показать, что идет движение вперед.

Сумеют ли мэрия и МУП «Водоканал» уложиться в сроки, установленные судом? На наш взгляд, вряд ли. Получив готовую техническую документацию, Улан-Удэ и «Водоканалу» надо найти деньги на само строительство трубопровода. А денег нет. Значит, надо будет включаться в какую-то федеральную программу.

– Главное в этом деле – не оставаться на месте, идти пошагово. В принципе, мы уже писали, в министерстве строительства есть запрос. Но обязательное условие – необходимо иметь разработанный проект, – признает финансовые «острые углы» Константин Мошковский.

Проектный институт-победитель быстро разработает необходимые документы. Но все равно, включение «Коричневого потока» в профильную федеральную программу на 2018 год выглядит нереализуемым. 

Разве что новый глава Бурятии Алексей Цыденов сможет сделать это? Как смог в случае с федеральной программой «Безопасные и качественные дороги». Если глава потерпит фиаско, то строительство подводной инфраструктуры для перекачки экскрементов (и исполнение судебного решения) сдвинется на будущий год.

Деньги на свалку

Однако это не единственная экологическая проблема в Улан-Удэ, которая время от времени будоражит общественность и власти. Закрытая в 2006 году городская свалка в поселке Стеклозавод дождалась финансирования. Власти таки выделили средства на нее. Полигон давным-давно надо рекультивировать. По правилам закрытая свалка должна три года «отлеживаться», давать усадку, а потом должна начинаться рекультивация. Срок был пропущен.

– Нам в бюджете деньги выделили на проект рекультивации. Один миллион 944 тысячи рублей, –  пояснил Константин Мошковский.

В торгах, которые скоро объявят, заказчиком будет выступать Улан-Удэнский комбинат по благоустройству.

Напомним, что на стеклозаводском полигоне рекультивации подлежат 63 гектара. Полигон появился в далеком 1959 году. За почти полвека эксплуатации он переполнился.

Никто точно не знает, сколько тонн мусора находится в этом месте. Свалка, малоимущие граждане, которые жили на ней в землянках, собирание ими там еды, металла, пластиковых бутылок демонстрировались на федеральном телеканале НТВ.  «Федералы» не раз повторяли свой репортаж со свалки «В ожидании Чингисхана».

Последний раз о рекультивации говорили три года назад. Тогда на разработку проектной документации обещали выделить средства из Резервного фонда.

Территорию необходимо вернуть в хозяйственный оборот, восстановить нарушенные земли. Работы много – провести гидрогеологические, геологические, почвенные исследования, исследование местной атмосферы, сделать планировку. Надо решить вопрос консервации фильтрата, судьбу появляющегося биогаза. Создание рекультивационного многофункционального покрытия, организация технологических слоев и потенциально плодородных почв – это далеко не полный перечень работ.

Для закрытой стеклозаводской свалки подберут подходящие многолетние травы, посеют, чтобы «связать» грунты.

В конечном итоге в зоне рекультивации должна развиться лесохозяйственная, сельскохозяйственная или рекреационная сфера. Это место расположено недалеко от центра Улан-Удэ. Поэтому оно обязано использоваться, а не оставаться в виде замусоренного, страшного, всеми забытого куска территории. 

Впрочем, это лишь малая часть экологических проблем, которые должны значиться под грифом «срочно». Улан-Удэ уже признавали одним из самых грязных городов страны. И, чтобы вырваться из топ-листа печальной статистики, нужно нечто большее, чем рекультивация свалки и труба с отходами по дну реки.

Петр Санжиев, «Номер один».

^