18.06.2018
Врач Роберт Матвеев – о работе в арабских странах и сложностях профессии

Труд анестезиологов часто остается незамеченным, в то время как именно от них зависит исход операции. От верных расчетов, выверенных действий, чуткого контроля. Главная задача врача – сделать все, чтобы пациент выжил. Однако, как правило, все лавры достаются хирургам. Впрочем, анестезиологи не сильно расстраиваются, в шутку называя себя актерами закулисья.

Герой сегодняшней рубрики «Автопортрет» – Роберт Матвеев, отличник здравоохранения России, заслуженный врач Бурятии, врач-анестезиолог-реаниматолог высшей категории БСМП.

Любовь с первого взгляда

Задумываться о медицине начал еще в средних классах. Утвердился в своем выборе после окончания школы, когда год проработал санитаром. Понял, что медицина мне близка, и поехал  поступать в Алтайский государственный медицинский институт. Здесь повстречал свою супругу Валентину Ильиничну. Мы жили в одном общежитии. Увидел в коридоре неописуемой красоты девушку и влюбился.

Мы сыграли настоящую студенческую свадьбу: налепили пельменей, сшили платье, позвали друзей и гуляли всю ночь. Кстати, тогда случился курьез. Друг пошел к нам на свадьбу и перепутал дома. Рассказывал потом, как сидел на чужой свадьбе, ел, пил и не понимал, почему нет ни одного знакомого лица. Только спустя час нашел наш дом (улыбается).

Пятиминутки

После окончания института мы вместе с супругой отправились в Бурятию, устроились в БСМП. Из-за постоянных вызовов и дежурств порой не виделись по несколько дней. Встречи ограничивались пятиминутным общением в больничном коридоре.

Сейчас Валентина Ильинична работает заведующей эндоскопическим отделением БСМП, а я возглавляю отделение анестезиологии и реанимации. Старшая дочь работает дизайнером, живет в Москве, сын там же закончил вуз.

Заболел малярией

Тяжело пришлось в 90-е, по всей стране задерживали зарплаты, а семью кормить надо было. В 2000 году от компании «Здравэкспорт» я поехал в Республику Йемен (государство в Юго-Западной Азии. – Прим. авт.) на заработки. Свои врачи у них, конечно, есть, но их катастрофически не хватает. Поэтому туда постоянно требовались медики, очень много приезжало врачей из России.

Когда я прилетел в Иорданию, оказалось, что моя виза просрочена – перепутали числа прилета-вылета, когда проставляли. И меня арестовали на четверо суток. Без знания языка, с пятьюдесятью долларами в кармане, булкой хлеба и палкой колбасы. Я не знал, куда обратиться. Помогла мне украинка, она вышла на консула, и уже на следующий день проблема была решена. Когда работники аэропорта узнали, что я из России, начали приносить извинения, предлагать помощь. В тот момент я гордился своей родиной как никогда раньше (смеется).

Только приехал на место, поселился в гостевом доме, и тут же заразился малярией. К счастью, благодаря советам коллеги удалось найти нужные лекарства и быстро вылечиться. Малярию я пережил как обычную простуду.

Уступают место врачам

В то время в Йемене не было войны, но почти все местные жители носили оружие. Так уж повелось. У каждого при себе автомат Калашникова, на поясе висит кинжал, в руках – пистолет Макарова. Кстати, как ни странно, люди они спокойные – если их не тронешь, они трогать не станут. Особенно уважают российский народ, в частности врачей. Когда я ездил в автобусе, особо любопытные спрашивали: «Кто ты?», я отвечал: «Руси дохтора», и мне тут же, несмотря на огромную давку в автобусе, уступали место. И не кто-то, а самый почитаемый и уважаемый старец, он обычно сидит на лучшем месте.

Уважают российских докторов в основном за то, что они не берут деньги за лечение. Местный народ настолько привык, что за все надо платить, так удивлялись, когда слышали, что это бесплатно. У них вообще принято в больницу ложиться с пачкой денег, за все благодарить врачей, медсестер, санитаров.

Расстреляли пациента

Мой друг работал тоже в Йемене, только далеко в горах. А там жили два враждующих между собой клана, на улицах постоянно происходили перестрелки. И вот однажды в больницу привезли мужчину с огнестрельным ранением, уже положили на операционный стол, анестезиолог начал работать, как вдруг пронеслась очередь из автомата прямо из окна операционной. Противники расстреляли больного, который лежал на столе. А потом во дворе началась очередная перестрелка.

При этом местные очень религиозны, примерно пять раз в день молятся. Для меня было шоком, когда я увидел, как хирург несколько часов подряд оперирует, а потом произносит фразу: «Пришло время», бросает все инструменты и начинает молиться. Чаще, конечно, они просят других медработников их заменить.

Нес жену 12 километров

Поражаюсь выносливости этого прекрасного народа. Высоко в горах жил араб с беременной женой. Пришло время, и женщина начала рожать, так он потащил ее на себе до больницы. Километров двенадцать нес. У женщины была большая потеря крови. Сделали переливание, кесарево сечение. Ребенок родился здоровеньким. Спустя 40 минут, когда врачи отлучились, семейство сбежало. Видимо, отец потащил жену и ребенка обратно.

Остаемся в тени

В Йемене я проработал два с половиной года. В медицине я больше 33 лет, сейчас работаю БСМП. В Бурятии тоже много разных случаев было, все и не упомнишь. Помнится, еще в 90-е годы, поступил таксист с ранением, в ходе операции у него 18 раз останавливалось сердце. Чудом выжил. Сейчас часто к нам поступают пациенты с огнестрельными или ножевыми ранениями в артерию, истекающие кровью. Кстати, сегодня ночью привезли пациента с огнестрельным ранением в бедро. Повреждены артерия, вена, нервы. Прооперировали, спасли. На прошлой неделе поступал мужчина с ножевым ранением в артерию, уже весь посинел. Сейчас, вон, бегает по отделению. Такова наша каждодневная работа – сделать все, чтобы пациент не умер.

Пациенты не знают, что от анестезиологов во время операции зависит многое. Но мы уже привыкли оставаться в тени. А вообще я считаю, каждый, кто связал свою жизнь с медициной, сделал огромный вклад в здоровье и будущее нации. Хотелось бы, пользуясь, случаем, поздравить всех коллег с наступающим Днем медицинского работника! Желаю успехов в нашем нелегком деле, здоровья и счастья!

Беседовала Елена Темникова, «Номер один»
^