27.01.2018
Рекордный обвал экспорта из Бурятии эксперты связывают с западными санкциями

В 2017 году экспорт предприятий Бурятии в страны дальнего зарубежья рухнул на 58,6 процента. Большая часть проблем связана с экономическим кризисом и изоляцией наших экспортеров от рынков, капитала, комплектующих и сбыта.

Экспорт падает, импорт растет

Несколько лет назад, когда после Крыма и Донбасса западный мир ввел против России санкции, российские политики назвали их «смешными». Что было продемонстрировано глупой рекламной кампанией «Не смешите мои Искандеры» с бюстом певицы Семенович. Сегодня же какого-то особого юмора относительно санкций ни в Москве, ни в Бурятии уже не наблюдается. 

Бурятская таможня обнародовала данные по экспортно-импортным операциям за 2017 год.  Так, товарооборот с зарубежными странами составил всего 350 миллионов долларов США, что в несколько раз меньше, чем до введения западных санкций. Мы стали гораздо меньше продавать за границу и еще больше завозить оттуда. Импорт в республику вырос на 32,3 процента, что как-то не вяжется с лозунгами об «импортозамещении».

− Республика Бурятия с точки зрения внешнеэкономической деятельности находится в крайне удобном геостратегическом месте между Россией и странами АТР, − говорит экономический эксперт Алдар Бадмаев. − Однако результаты внешнеэкономической деятельности республики за 2017 год нельзя назвать даже удручающими. Они абсолютно провальные. Объем внешней торговли не просто падает все последние три года. Катастрофически снижается экспорт и сальдо внешней торговли, которые приносили нашей республике солидные доходы все предыдущие годы.

По словам эксперта с 1,567 миллиарда долларов США в 2015 году республика опустилась до 188,5 миллиона долларов в 2017-м.

Первым делом вертолеты

На столь удручающие показатели повлияла, прежде всего, сильнейшая зависимость экономики Бурятии от самочувствия крупнейшего экспортирующего предприятия − ОАО «Улан-Удэнский авиационный завод».  В «нулевые» годы, когда завод имел возможность поставлять вертолеты практически в любые страны, он волоком тащил экономику Бурятии, обеспечивая бодрые рапорты местных чиновников перед федеральным центром. Стоило продать пару лишних вертолетов, как валовый региональный продукт (ВРП)  стартовал в космос, обеспечивая минэкономразвития Бурятии темпы прироста выше соседних регионов.

Особенно неожиданный сюрприз статистика преподнесла Бурятии в 2015 году, когда страна уже погрузилась в тяжелейший экономический кризис. Тогда завод, еще на старых заделах и экспортных контрактах, продал за рубеж довольно приличное число вертолетов. Но поскольку цена продукции считалась в долларах, а рубль прилично девальвировался, то завод в том году получил чистую прибыль в размере астрономических 17 миллиардов рублей.

Однако уже в следующем году сказались санкции, прежде всего запрет на поставку надежных и проверенных двигателей ТВ3-117 с украинского завода «Мотор-Сичь» в Россию. Какое-то время двигатели и другие комплектующие удавалось получать через третьи страны, что сказалось на себестоимости производства.  Да и многие покупатели наших винтокрылых машин испугались включения вертолетного холдинга в санкционный список, и экспорт начал стремительно падать.

Кроме того, подвели и другие экспортеры Бурятии.

Даешь стране угля!

−  Еще в 2016-м большой вклад в статистику внешней торговли внес уголь, а в 2017-м году по углю начался спад, − продолжает экономист Алдар Бадмаев. − Непонятно, что произошло с резко уменьшившимся по данным таможенной службы РФ экспортом из Бурятии каменного угля, который все предыдущие годы стабильно держался на уровне 0,5 миллиарда долларов США. Тем более на фоне тех рекордов, которые показывают наши угольщики, входящие в холдинг, принадлежащий Андрею Мельниченко.

По словам эксперта, параллельно экспорт российского угля в Японию в 2017 году вырос к предыдущему году почти на 40 процентов.

− Есть повод руководству Бурятии всерьез задуматься о подлинном вкладе СУЭК в экономику, − подчеркнул Алдар Бадмаев.

Можно предположить, что снижение экспорта не было столь существенным, как желание собственников «минимизировать» прибыль.

Бумага стерпит

По словам эксперта, «сейчас нас спасает только древесина и целлюлозо-бумажная продукция СЦКК, которые занимают уже 56,7 процента всего экспорта Бурятии».

Добавим, что в 2017 году ситуацию несколько улучшила торговля с Китаем и Монголией, на долю которых пришлись 82,5 процента внешнеторгового оборота. Теперь все силы будут направлены на то, чтобы сконцентрироваться на монгольских шоп-туристах, которые, быть может, не дадут окончательно сгинуть в небытие экспортному потенциалу Бурятии.

Таким образом, от самой Бурятии сегодня мало что зависит − вся страна находится в глубочайшем структурном экономическом кризисе. А получить деньги и технологии с Запада и перевооружить экономику, как это успешно сделал Китай, мы уже не можем, поскольку на нас опустился железный занавес санкций. Причем санкции топят все регионы, подрывая экспортный потенциал местной, и так довольно хилой промышленности.

Дмитрий Родионов, «Номер один».
^