17.12.2018
В Закаменске мальчик чуть не ослеп на детской площадке

Вот уже больше полугода 10-летний Андрюша из Закаменска не может бегать и прыгать, как другие ребята, кататься на коньках и любимых роликах. В апреле на детской площадке у своего дома он получил серьезную травму глаза. К счастью, врачам удалось спасти поврежденный глаз, зрение у него сейчас 10%, что будет дальше - неизвестно. Семья мальчика недоумевает – как можно было уложить на игровую площадку запрещенный для ее покрытия щебень? А главное – кто ответит за несчастный случай, который грозит маленькому мальчику поломанной судьбой?

«Мама, я ничего не вижу!»

Этот день 14 апреля 2018 года Андрей Дудкин запомнит на всю свою жизнь. Вечером он вместе с младшими братом и сестренкой вышли погулять во двор. Все было, как обычно, - игры, беготня, разговоры с друзьями. Когда стемнело, Андрюша отправился домой. На выходе с детской площадки вдруг что-то обожгло ему лицо и глаз. Оказалось, что мальчик с чужого двора бросил в него горсть подобранных с земли камешков. На беду, острый щебень попал Андрею прямо в лицо и часть из камней угодила в правый глаз.    

- Сын забежал домой со словами: «Мальчик попал мне в глаз». Крови не было, сыну было очень больно, мы сразу же вызвали скорую. Медики вызвали офтальмолога, которая срочно направила нас в больницу Улан-Удэ, пояснив, что травма очень глубокая, - рассказывает мама мальчика Елена Петровна. 

Около девяти вечера Андрюша на скорой выехал из Закаменска, в три часа ночи уже поступил в Республиканскую больницу, а утром ему сделали первую операцию. 

- Первоначальная задача врачей была просто сохранить глаз, про зрение никаких гарантий никто не давал. Через пару дней Андрюше сделали вторую операцию, потому что у него кровь поступала внутрь, - вспоминает мама. 

Около месяца мальчик провел в больничной палате, что будет дальше, никто тогда не знал. На момент выписки у Андрюши на травмированном правом глазу зрение было нулевое. На втором глазу, из-за того, что это парный орган, зрение тоже снизилось сначала до 70%, затем и до 40%.   

- Вы не представляете, что мы пережили! Такого я никому не пожелаю. Первое время мой ребенок был в шоковом состоянии. После первой операции он, бывало, отвернется к стенке и лежит молча. Ему ничего не хотелось, он совсем не ел. После второй операции он метался и кричал: «Мама, я ничего не вижу!». Бедный, столько боли перенес, столько страданий, - плачет Елена Дудкина. 

Новый хрусталик
 
По возвращении домой постепенно Андрюша, некогда активный и шустрый мальчишка, начал приходить в себя. Детская психика более гибкая, легко адаптируется к изменениям. Видимо, поэтому ребенок нашел свой способ, как приспособиться к новой для него затемненной реальности. Он начал ходить, закрывая больной глаз, и смотреть тем, который более-менее видит.

- Мы вовремя заметили эту особенность и начали следить, чтобы сын не берег травмированный глаз, - делится Елена Петровна. - Врачи сказали, что глаз реагирует на свет, рефлекс есть, а это очень хороший знак для дальнейшего восстановления зрения. 

В борьбе за зрение семье Дудкиных помог закаменский депутат Вячеслав Цыбиков, известный в Бурятии врач-офтальмолог и хирург. Он направил Андрея на лечение в Иркутскую клинику. Там спустя положенный после первых операций срок мальчик вновь лег на операционный стол. Иркутские медики успешно справились с посттравматической катарактой и поменяли ребенку хрусталик в поврежденном глазу.  

 - После лечения зрение начало восстанавливаться, глаз теперь видит 10% из 100. Правда, все расплывается, как говорит Андрюша. Второй глаз видит на 70%. Теперь сыну противопоказана любая физическая нагрузка, нельзя бегать, прыгать, никакого катка и роликов. Ему нельзя падать, наклоняться, поднимать тяжести. Все потому, что хрусталик может сдвинуться. Врачи нас подбадривают – организм у сына молодой, у него большой потенциал для восстановления. Но, с другой стороны, медики констатируют – 100%-ного зрения у сына уже никогда не будет, - говорит Елена Петровна.  

Школа для Андрюши - радость

Весной мальчик снова поедет в Иркутск на обследование. Дело в том, что у ребенка на радужной оболочке глаза серьезный рубец. По словам врачей, он негативно будет влиять на восстановление и постоянно снижать зрение. Скорее всего, для коррекции рубца Андрюше придется ехать на лечение в Москву. Помочь с квотой семье пообещал офтальмолог Вячеслав Цыбиков.  

Недавно, после почти полугодового отсутствия в школе, Андрюша вернулся за парту. Из-за потери зрения ему пришлось пересесть поближе к доске. По учебе четвероклассник, конечно, немного скатился, но в целом учится нормально. Лишний раз родители стараются не напрягать глаза сына чтением – сами читают ему вслух задания в учебниках, вместе с Андрюшей на слух учат стихи. 

- Он настолько соскучился по школе! – рассказывает мама. – Когда мы показали медицинскую справку и сказали, что теперь ему снова можно учиться в школе, он так обрадовался! Конечно, все эти месяцы в больничных палатах ему очень не хватало общения, поддержки друзей, да и простого детского смеха рядом.        
  
По словам Елены Петровны, сейчас все, что пришлось пережить семье за эти несколько месяцев, просто невозможно передать. Теперь главное для Дудкиных – это здоровье Андрюши. 

- Родители того мальчика, который кинул в сына щебень, сначала приходили к нам, извинялись, просили, чтобы мы не подавали на них в суд. Говорили, что будут нам помогать. Но материальную помощь от них в 5 тыс. рублей мы получили только единожды. Когда я позвонила маме мальчика и сообщила, что все-таки обращусь с заявлением в суд, она призналась, что муж ушел из семьи и она осталась с четырьмя детьми одна, живет на детские пособия. Конечно, я все понимаю, поэтому пока не стала никуда обращаться, - сетует мама мальчика. 

Щебень недопустим для детских площадок

По словам Елены Петровны, злосчастный щебень уложили на детскую площадку у дома накануне несчастного случая. В тот период в рамках программы по благоустройству Закаменска ремонтировали дворы и дороги. Тогда же обнесли игровую площадку ограждением, которое в народе из-за черного цвета прозвали «оградкой», а на поле, где играют дети, насыпали щебень. 

- Раньше у нас на детской площадке были земля и песок, а теперь вот щебень. Если бы он попал в детский городок случайно, а то ведь его разровняли, да и на другие площадки уложили. У кого ума хватило? – возмущается женщина. 

Между тем в России существует государственный стандарт, который определяет, какое покрытие может считаться безопасным для детских площадок, а какое нет. Согласно ГОСТам, места, где играют дети, можно посыпать песком или очень мелким гравием, его форма должна быть округленной, а размер частиц не превышать 2-8 мм. Что же касается покрытия в виде щебня, которое было использовано на уличной игровой площадке в Закаменске, то оно просто недопустимо.

Стандарты прописывают, что покрытие должно быть свободно от каких-либо элементов с острыми концами, на деле же на площадке, где пострадал Андрей Дудкин, камешки сплошь заостренной формы. 

В перечень разрешенных материалов для покрытия входят песок, древесная стружка, дерн. Однако самым оптимальным современным материалом, пусть и более затратным, считается прорезиненное покрытие. Понятно, что для маленького и небогатого Закаменска благоустройство дворовых площадок резиновыми плитами  почти фантастика. Однако требования к покрытию игровых зон должны неукоснительно соблюдаться, хотя бы с учетом возможностей бюджета.

«У нас работают по-старинке»

Интересно, что в какое бы профильное министерство, комитет или отдел города и республики мы ни обращались с вопросом, что включает в себя ГОСТ по покрытиям детских площадок, никто и нигде не мог дать нам хотя бы приблизительный ответ. Каждый норовил переадресовать нас в другое ведомство, а те – в третье. Сделав с десяток обращений, поневоле подумаешь, что у нас в Бурятии вопросом безопасности детей и покрытий для игровых площадок никто не занимается.     

Нам все-таки удалось найти специалиста, который разъяснил «щебенно-гравийно-песочный» вопрос. Генеральный директор ООО «Смт-Регион» Чингис Цыдыпылов вот уже много лет занимается не только строительством, но и обустройством детских уличных площадок. Вердикт специалиста однозначный – щебень в качестве покрытия использовать категорически запрещено. 

- Это травмоопасно, - делится профессионал. - Щебень можно использовать только как подоснову для покрытия. Полноценное безопасное покрытие на детской площадке по действующим сейчас нормам – это покрытие из резиновой крошки. Просто многие работают по-старинке - выровняли площадку, завезли для нее песок, и готово. Щебень – это опасно, он не смягчает удар, как и замерзший песок. Я уже давно борюсь и говорю во всех инстанциях – давайте делать современные, безопасные площадки. Но у нас этот вопрос так и остается открытым. 

Почему запрещенный щебень оказался на детской площадке и ответит ли кто-то за потерянное Андреем зрение, неизвестно. Выяснять, почему мог произойти этот несчастный случай, многодетной семье Дудкиных просто некогда. Надеемся, этим случаем заинтересуются в надзорных органах и смогут защитить права ребенка. 

Любовь Ульянова, «Номер один».
^