24.12.2018
Родители, выигравшие суды, требует внеочередного предоставления мест в садах

Уже четыре мамы прошли через горнило районного и Верховного судов Бурятии, где они выступали против комитета по образованию. Теперь они по закону вправе требовать немедленного предоставления их детям места в саду. Вот только пока чиновники и сами не знают, каким образом они будут выполнять решение суда. В данное время такая схема только-только прорабатывается юристами комитета. Ведь важно не только предоставить внеочередные места, но и не ущемить права других детей.

Ход конем

Устав от безнадежного многолетнего прозябания в очереди в детсады, некоторые из родителей решили обойти систему и стали один за другим подавать иски в суды. Известный правозащитник Виталий Хонихоев одно за другим выигрывал дела против комитета по образованию, доказывая, что по закону каждый из детей имеет право на дошкольное образование. По мнению юриста, дефицит мест – это следствие недостаточно грамотной политики и работы чиновников и поэтому не является оправданием того, что людям приходится сидеть в очереди годами. На сегодняшний день уже четыре мамы получили на руки решения Верховного суда и исполнительные листы, согласно которым им обязаны предоставить места в садах. Еще несколько мамочек на подходе.

К слову, позиция таких принципиальных мам не по душе не только чиновникам мэрии (о чем неоднократно говорили во время судебных заседаний), но и собратьям по несчастью – другим родителям. Некоторые из мам считают такой шаг – иск в суд - нечестным по отношению к ним – тем, кто сидит в очереди и «не рыпается». Это можно сравнить со всем знакомой дорожной ситуацией. Когда все водители стоят в пробке, по очереди проезжая сложный и узкий участок. А другие автомобилисты лихо их обгоняют в обход правил. 

Однако родители, которые пошли на этот шаг, уверяют, что и они сами тоже стали жертвой несправедливости и нарушения правил. 

- Я решила обратиться в суд, когда увидела, что моя очередь скачет то вперед, то назад. После майского комплектования я была 2000-я, а потом, когда программа слетала, я стала 3000-я. Я поняла, что теперь мой ребенок вообще вряд ли попадет в садик, - сетует одна из мам, выигравших суд, Лариса Дашиева. 

Постаревшие дети

Кроме того, младшему ребенку Ларисы уже исполнилось четыре года. Считается, что такие дети уже «старенькие» и их шанс на то, чтобы попасть в садик, ничтожно мал. 

- Мы пережили несколько укомплектований, но брали детей только в возрастных группах двух или трех лет. Четырехлетки – «старые» для садика, их не берут уже никуда, - уверяет улан-удэнка.

Неизвестно, чем так провинились «постаревшие» четырехлетние малыши, но тот факт, что для них мест в садах почти нет, подтверждают и в комитете по образованию. 

- Действительно, на четыре годика таких плановых, объемных комплектований уже нет. Если в два и три года мы набираем группы, то в четыре  уже нет. Потому что в четыре года группы уже идут сформированные, там мы комплектуем детей только на свободные места, а не группами. В этой категорий меньше всего мест, - разъясняет начальник отдела дошкольного образования Эржени Будаева. 

Как поясняют в комитете по образованию, скачки в очереди также не их забота, ведь они такие же пользователи новой системы очереди в садики, как и родители. Да и электронная система была разработана и внедрена Минобразом, а не комитетом по образованию. 

В свою очередь, в пояснительном письме министерства, которое цитируется всем мамам, говорится о том, что позиция в общей очереди не играет решающей роли. Мол, обращать на нее внимание не стоит. 

- Новая  очередь рассчитывается автоматически в соответствии с датой регистрации заявления, возрастной категории ребенка и наличием льготы. Таким образом, система определяет позицию ребенка в очереди в каждый детсад, указанный в заявлении. При этом позиция в общей очереди является лишь типом очередности в системе и характеризует общее количество зарегистрированных заявлений, - пытаются разъяснить в Минобразе.

Тем не менее родители не понимают. Даже если речь идет лишь об общем количестве заявлений или «типах очередности в системе», то почему эта самая очередность скачет туда-сюда? Причем чаще всего отодвигая людей назад на десятки или сотни позиций? Ведь с каждым новым укомплектованием, по логике, дети должны медленно, но верно приближаться к своей цели, а не отдаляться от нее.

- У нас постоянно меняется номер в общей очереди. Но если человек зарегистрирован по порядку под определенным числом, то откуда перед ним постоянно появляются другие люди? Для чего вообще тогда нужен был этот номерной знак, если на него «не нужно обращать внимание»? Наверняка тут есть какой-то подвох или скрыта лазейка, – считают родители.  

«Юристы думают»

Тем временем мамы, объехавшие все этим неразрешимые вопросы и непонятные пробки, с помощью судов отправились за тем, что принадлежит им по праву. По словам родителей, в комитете их приняли не очень ласково.

- Мы пришли в комитет по образованию неделю назад с исполнительными листами. У нас сроки исполнения у всех разные. Например, у меня срок исполнения до 14 декабря 2018 года. Сначала нам говорили, что места предоставят без проблем. Потом начали говорить, что, мол, если не сможем вам найти места, идите к приставам. И вообще говорят: «У вас теперь будет очередь из тех, кто выиграл суды, - говорят мамы.

По словам родителей, они четыре месяца судились за свое место под солнцем, но, даже имея на руках все документы, их снова заставляют ждать и ничего не объясняют.

В комитете по образованию на вопрос, каким образом будут выполняться решение суда, нашей газете тоже не смогли ничего пояснить. Потому как чиновники, видимо, оказались не готовы к решению этой «задачки». Сейчас этот вопрос бурно обсуждается юристами комитета. Пока что эта схема не проработана.

- Дело в том, что у нас по садам мест нет. А тут речь идет о садах в Октябрьском районе, где в очереди состоит в два раза больше детей, чем по другим районам. Возраст у детей также самый актуальный – 2-3 годика. Там мест вообще нет. Но так как решение суда является обязательным, то нужно со стороны юриста какое-то решение, - замечает Эржени Будаева.

Василиса Шишкина, «Номер один».
^