21.02.2018
На глазах жителей Бичуры разбирали их дома ради строительства торгового центра

В Бичурском районе поставлен своеобразный рекорд бюрократической волокиты. Уже четверть века (!) жители микрорайона «Бурвода» райцентра Бичура добиваются восстановления прав на… собственное жилье. Не помогли даже «майские указы» президента России. 

До Путина далеко, сетуют жители, а нынешняя районная власть упорно не желает признавать полуразрушенные объекты (домами их уже не назовешь) частью муниципального жилого фонда. И на это у нее (районной власти), судя по всему, есть свои, особенные причины, которые перевешивают и президентские указы, и многолетние народные стоны.  

Без тепла и воды

В советскую эпоху микрорайон «Бурвода» процветал. Люди жили в уютных,  полностью благоустроенных квартирах двухэтажных домов, а на прилегающих территориях разводили огороды и домашнюю живность. Гармонично сочетали преимущества сельской жизни с благами цивилизации. Источником последних служили ведомственная котельная, водозабор и очистные сооружения местного подразделения крупного республиканского предприятия. 

Но дальше все произошло почти как в «Унесенных ветром». Только вместо гражданской войны грянули реформы, что, впрочем, почти одно и то же, по крайней мере в России. Микрорайон отрезали от центрального отопления, водоснабжения и канализации. Но еще долго жители надеялись, что это временные трудности, и выход будет найден. Сложили печки, построили клозеты в огородах, возили воду.  

– Никто не хотел покидать обжитые дома, – вспоминает пенсионерка Галина Агафонова. – Здесь наша молодость прошла, дети выросли. Все соседи жили дружно, как одна большая семья…

Жильцы просили помочь построить кочегарку. Но руководитель прежнего собственника прямо сказал, чтобы больше к нему не ходили, а еще один большой начальник вовсе покрутил пальцем у виска. В итоге к 1998 году жители «Бурводы» стали покидать свои дома. Разъезжались кто куда, без какой-либо помощи со стороны властей. Кто к родственникам, кто в наспех построенные дома, а кто и вовсе во времянки. В оставленные квартиры сразу же ринулись мародеры.

– Мы только вещи увезли, нескольких часов не прошло, возвращаемся, а двери уже взломаны, – рассказывает Галина Агафонова. 

Беспредел на глазах у всех

Затем на дома в «Бурводе» положил глаз местный коммерсант. Строения стали разбирать, а железобетонные конструкции увозить на строительство торгового центра. 

По словам Галины Агафоновой, в одном из подъездов еще жили люди, а с соседнего уже снимали краном плиты перекрытия. Варварство творилось, невзирая на то что значительная часть квартир уже была оформлена жильцами в собственность, которую один из новых «хозяев жизни» разрушал прямо у них на глазах. 

Неизвестно, была ли проведена экспертиза снятых с домов в «Бурводе» железобетонных конструкций на предмет их пригодности для дальнейшего использования. Или они могут в любой момент обрушиться на головы посетителей некоторых коммерческих объектов Бичурского района?  

Недолгий свет надежды

Надежда вернулась к жителям «Бурводы» в 2012 году, когда президент России Владимир Путин издал свои знаменитые «майские указы». Вскоре Галину Агафонову и других «бурводовцев» пригласил тогдашний глава Бичурского района Виталий Калашников. Он сообщил о том, что в соответствии с одним из указов главы государства запущена программа переселения из аварийного жилья, и предложил принять в ней участие. Была создана инициативная группа, которая начала сбор необходимых документов. В помощь «бурводовцам» даже была придана сотрудница районной администрации. Ведь по программе переселения район мог получить хорошее финансирование из федерального бюджета. А это  рабочие места на период строительства нового жилья, заказы для поставщиков стройматериалов, налоги в местный бюджет. Выгодно всем.

Но в 2014 году новым главой района был избран местный предприниматель Олег Федоров. Уже почти собранные документы куда-то исчезли. «Потерялись, как почтовая открытка», – с горькой иронией уточняет Галина Агафонова. Оказалось, что домов микрорайона «Бурвода» нет на балансе ни у районной, ни у сельской администраций. Включать «ничейные» объекты в программу переселения из аварийного жилья власть не желает. Все пришлось начинать заново, но повторная попытка добиться восстановления справедливости и законных прав собственности обернулась настоящим хождением по мукам. 

– Когда у нас в Бичуре был Наговицын, мы задавали ему вопрос, но он сказал: «Работайте с районом», – говорит Галина Агафонова. – Ну, а что работать-то, если с 2014 года мы слышим одну болтовню. 

На определенном этапе «бурводовцам» помог депутат Народного Хурала, секретарь политсовета БРО «Единая Россия» Владимир Павлов. После письменного обращения к нему в Бичуру приезжали эксперты минстроя РБ, которые подтвердили аварийное состояние домов. 

В прошлом году Алексей Цыденов, тогда еще врио главы Бурятии, дал поручение министру имущественных отношений РБ Маргарите Магомедовой разобраться в ситуации с домами в «Бурводе». В ведомстве поручение оперативно исполнили, толково разъяснили членам инициативной группы, как нужно действовать, отмечает Галина Агафонова. 

Кто ответит за безобразие?

Но районная администрация во главе с Олегом Федоровым так и не желала признавать свою ответственность за дома в «Бурводе». Однако «бурводовцы», потратив немало времени и усилий, нашли подписанный еще в 1993 году договор о передаче их домов муниципалитету «с обязанностью обслуживания жилого фонда полностью». Подписи, печати – все на месте. 

Прокуратура, куда обращались члены инициативной группы, подтвердила: отсутствие домов в реестре муниципальной собственности противоречит действующему законодательству. По этому поводу главе Бичурского района Олегу Федорову было внесено прокурорское представление об устранении нарушений. 

Почему же районная администрация так долго упорствовала, оставляя «бурводовцев» наедине с их бедой? Не потому ли, что, признав дома муниципальными и аварийными, придется признать и другие, очень нелицеприятные факты? А именно – многолетнее невыполнение местной властью прямых обязанностей по содержанию жилого фонда. Игнорирование указов президента России Владимира Путина с 2015 по 2018 год. Плюс  растаскивание муниципального имущества и вывоз на частные коммерческие объекты. 

Вопросы, как говорится, нериторические. Возможно, ими заинтересуются правоохранительные и контрольные органы, которые, как нам думается, просто обязаны найти не только ответы, но и ответственных за это безобразие.

Станислав Сергеев, «Номер один». 
^