19.04.2019
Родственники умершего в Баргузинской ЦРБ пациента вновь столкнулись с врачебным равнодушием

После того, как наша газета опубликовала шокирующую историю о заключении пациента в «больничный карцер», в ситуацию сразу вмешались глава республики, Минздрав и лучшие следователи. Главврач Баргузинской ЦРБ была немедленно уволена, заведено уголовное дело, ведется расследование. Казалось бы, уже вот-вот можно ставить точку в этой истории, однако родные погибшего Владимира Колмакова считают, что в Баргузине сельчане по-прежнему никак не защищены от врачебного произвола. Совсем недавно отец погибшего мужчины едва не стал жертвой халатного отношения медиков.

В «карцере» побывали и другие пациенты

Напомним, 40-летний житель Бурятии Владимир Колмаков попал в больницу села Баргузин с диагнозом «пневмония». Вот только вместо лечения пациента на следующий день заперли в отдельной каморке, забыв про него. Задыхающийся, ослабевший Владимир оказался запертым без телефона, личных вещей, еды, воды, лекарств и даже без туалета. Когда отец пациента пришел навестить сына, врачи не смогли найти ключ от  каморки, и дверь пришлось вскрывать «болгаркой». Но было уже поздно - больной умер от отека легких. По подсчетам родственников, в «больничном карцере» Владимир пробыл больше трех часов.

По сей день непонятно, почему медики незамедлительно не положили больного в реанимацию или палату интенсивной терапии. Почему на его жалобы никто не реагировал. И более того, попытки попросить о помощи сочли за бред буйного сумасшедшего. Из-за чего мужчину и изолировали с глаз долой.

После выхода в свет нашей публикации стали появляться новые пострадавшие, которые рассказывают о том, что их родственников также запирали в «карцер» в Баргузинской больнице.

- Люди мне рассказывают о таких же случаях. У кого-то дедушку вместо лечения запирали, у кого-то бабушку. Я поняла, что Володя был не первым, кого помещали в ту комнату и запирали на ключ, - говорит сестра погибшего Анна Иванова. 

Читатели газеты «Номер один» оставляют на нашем сайте аналогичные комментарии: 

«У мамы случился геморрагический инсульт, баргузинские врачи поставили диагноз, что какой-то психоз, привязывали ее к кровати и грозились в психушку определить. Хорошо, что мы добились, чтобы ее в город увезли, там и определили инсульт и спасли ее»;

«Всех врачей она разогнала (речь об экс-главвраче ЦРБ  Людмиле Карповой. – Прим. авт.), потому что общается, как с тюремщиками, хамит, грубит. Например, такие слова: «Совсем берега попутал?» или «Страх потеряли?».

Тюремные замашки

Сегодня становится понятно, откуда в сельской больнице появились такие распорядки. 23 года бывший главврач Баргузинской ЦРБ Людмила Карпова проработала в Управлении федеральной службы исполнения наказаний (УФСИН). 

Любопытные подробности выяснились и относительно других обстоятельств появления Карповой на посту главврача сельской больницы. Как писали в одном еженедельнике еще в 2015 году, «начиная с 2010 года, Минздрав республики пытался куда-нибудь пристроить врача, и непременно на руководящую должность». Дошло и до конфликтных ситуаций с собственным коллективом Баргузинской ЦРБ, который, по сведениям издания, пытался откреститься от нее. 

«Сейчас Карпова - вновь  главный врач Баргузинской ЦРБ, назначенная министром здравоохранения Бурятии в январе 2015 года на эту должность с испытательным сроком в 3 месяца. Срок истекает буквально чрез неделю. Коллектив ЦРБ, дабы прервать нежелательную связь, обратился с открытым письмом к министру здравоохранения России Скворцовой, главе Бурятии Наговицыну и председателю Республиканской медицинской палаты Иринчееву.

Коллектив Баргузинской ЦРБ считает, что «работник испытание не прошел». И указывает в письме, что «за 2,5 месяца работы на посту главного врача допущена материнская смертность в районе, которая не регистрировалась с 2009 года. Причем умирает доктор, которая до декретного отпуска работала на «износ» (продолжительность ее рабочего времени, кроме работы педиатром в детском отделении ЦРБ на одну ставку, составляет еще более десяти ночных дежурств в стационаре в январе и феврале 2015 года). Кроме материнской смертности, одновременно допущена и младенческая, увеличилась смертность всего населения», - перечисляет «заслуги» врача еженедельник. 

Однако, по всей видимости, кое-чья протекция казалась сильней всех вышеперечисленных обстоятельств. Хотя, почему кое-чья? На руководящий пост в Баргузинской ЦРБ Карпову назначил экс-министр здравоохранения Валерий Кожевников. Сегодня последствия такого кадрового решения расхлебывают баргузинцы. Возникает вопрос - был ли погибший Владимир Колмаков единственной жертвой «тюремного режима» и непрофессионализма госпожи Карповой? 

Реакция властей

Сразу после выхода в свет нашей прошлой публикации на эту тему незамедлительно отреагировал глава Республики Бурятия Алексей Цыденов.

- Глава Бурятии жестко отреагировал на вопиющие обстоятельства смерти пациента в Баргузинской центральной районной больнице. Министру здравоохранения Дамбиниме Самбуеву поручено уволить главного врача больницы и принять самые строгие меры по наказанию всех виновных лиц, - сообщил пресс-секретарь Алексея Цыденова Алексей Фишев.

Минздрав Бурятии тут же сообщил об увольнении главврача и о проведении служебной проверки. А по результатам доследственной проверки уже возбуждено уголовное дело по статье «Причинение смерти по неосторожности».

- Уголовное дело было передано из Баргузинского межрайонного следственного отдела в отдел по расследованию особо важных дел Следственного управления СК России по РБ. Назначен ряд судебно-медицинских экспертиз, - сообщают в пресс-службе СУ СК по Бурятии. - Цель следователей – установить полную картину произошедшего и дать принципиальную юридическую оценку действиям либо бездействию должностных лиц. 

13 апреля исполняющий обязанности руководителя Следственного управления Сергей Базаров в рамках рабочей поездки в Баргузинском районе лично встретился с отцом и сестрой покойного мужчины. Он выразил родственникам потерпевшего соболезнования, рассказал о ходе расследования уголовного дела и пообещал, что все виновные лица будут установлены и переданы суду.

Повысили за равнодушие?

Безусловно, сейчас самое главное для семьи Владимира Колмакова – добиться справедливости. И такая реакция властей и правоохранительных органов не может не радовать. Однако сестра Владимира Анна Иванова по-прежнему боится, что виновные лица уйдут от ответственности, уверяя, что у нее есть все основания так считать.

К примеру, семья Колмаковых опешила от новости о том, что на место уволенного главврача поставили исполняющим обязанности того самого медика, который, увидев ползающего возле трупа дедушку, равнодушно прошел мимо.

- Это тот самый врач – Бабаев. Пока папа пытался сам реанимировать Володю, он, проходя мимо, лишь спросил его, причем обращаясь к отцу на «ты»: «Он тебе кто?». Когда услышал ответ: «Мой сын», то пошел дальше, как ни в чем не бывало. В то время как отец вне себя от горя и ужаса ползал по полу возле умершего сына. Разве, согласно медицинской этике (да и вообще человеческим понятиям), он не должен был если не попытаться реанимировать пациента, то хотя бы поднять с колен пожилого человека, успокоить? Но ему было все равно до происходящего. И теперь такого человека повысили в должности?! – вопрошает Анна. 

Кстати, именно этот врач в день помещения в «карцер» и трагической гибели Владимира был дежурным врачом смены, а значит, головой отвечал за каждого пациента. Его фамилию и все обстоятельства семья подробно указала в том числе в своем обращении в Минздрав.

Недавно семья Колмаковых столкнулась с новым вопиющим фактом врачебного равнодушия. На днях у Николая Колмакова поднялась высокая температура, однако скорая в Баргузине отказалась приезжать на вызов к дедушке на дом.

- Температура у папы поднялась до 40 с лишним, он решил вызвать скорую. Но к нему отказались приезжать. Сказали, сами съездите до аптеки, купите парацетамол  и выпейте его. Моего брата закопали, еще и отца хотят? Мы так и сказали им, и фельдшер сразу приехала.  То есть весь этот кошмар продолжается! Ничего не поменялось! – возмущается Анна.

Кстати, родственники Владимира не случайно обратились в СМИ только после двух месяцев после происшествия. Все это время они скрупулезно собирали доказательства вины врачей, боясь, что в случае огласки виновные лица начнут заметать следы. Не многие знают, что у Анны и раньше были стычки с Минздравом - она знает не понаслышке о том, как работает система здравоохранения у нас в республике.

- Мой бывший муж также проходил лечение в Баргузинской ЦРБ. Я давно знаю, как там лечат. И у отца был печальный опыт лечения в Улан-Удэ. После неудачной операции у него возникла кишечная непроходимость. Он пришел в больницу своими ногами, а потом его было не узнать: не мог ни ходить, ни говорить, ни кушать. Я лично пришла к министру здравоохранения и устроила скандал с требованием незамедлительно принять меры. Только после этого папу начали нормально лечить и регулярно мне докладывать о его состоянии. Тогда мы едва успели спасти отца! – вспоминает Анна.

До каких пор в нашей республике будут оказывать медпомощь качественно только по звонку сверху? Это только один из вопросов, который сегодня волнует Анну.

Есть и другие нюансы. Так, в Бурятии не раз говорилось о том, что на горячей линии Минздрава вам срочно помогут, а если нужно, то и привлекут виновников любого ранга к ответственности. Но спустя 60 (!) дней после своего экстренного обращения в службу горячей линии Анне Ивановой никто так и не ответил.

Отдельная история с главврачом и прочими медиками злосчастной больницы. Только сейчас Анна слышит какие-то подобия извинений и сожаления из уст людей, причастных к трагедии. Но после этого ей хочется закрыть уши, чтобы не слышать «фальшивых соболезнований».

- Два месяца, до тех пор, пока я не пришла в редакцию газеты «Номер один», все они молчали. А теперь решили говорить какие-то слова сожаления? О какой искренности или раскаянии может идти речь? И как нам успокоиться и начать жить дальше, пока мои родные и близкие по сей день не застрахованы от равнодушия или халатности медиков? – вопрошает Анна Иванова.

Василиса Шишкина, «Номер один». 
^