22.04.2019
В Бурятии воспитатели протестуют против несправедливой уравниловки в оплате труда

Мы не раз писали о проблемах, связанных с несправедливой оплатой труда педагогов, и последствиях внедрения в республике подушевой системы финансирования. Между тем воспитатели детских садов точно так же находятся в смятении. Зарплата даже самых опытных и заслуженных воспитателей сегодня сравнялась с зарплатой молодых специалистов, только что пришедших в профессию. В поисках ответа на свои вопросы воспитатели идут в суды.

Расследование воспитателя

Доходит до того, что зарплата опытных воспитателей неуклонно падает с каждым годом, несмотря на, казалось бы, неменяющуюся часовую нагрузку и прочие условия. В такой ситуации оказалась и воспитатель детского сада «Солнышко» поселка Усть-Баргузин Анна Ивановна Михайлова.

- Я, педагог со стажем 24 года и высшей категорией, получаю наравне с нянечкой. Обращалась за разъяснением, предоставлением мне пояснительных документов в районное управление образования, но все воспринимают мои вопросы в штыки. Возмущаются: «До каких пор вы будете везде писать?». Но как я могу не выяснять этот вопрос, если меня волнует моя зарплата? Если 2-3 года назад я получала 30 тысяч, то сейчас  - 19 тысяч! Хотя ничего в работе не изменилось: ни нагрузка, ни должностные обязанности и прочее. Почему моя семья должна страдать? – недоумевает Анна Ивановна. 

Удивительно, но, казалось бы, обычный и важный вопрос – по какому принципу рассчитывается зарплата работника – вызывает бурную негативную реакцию как в самом садике, так и в администрации Баргузинского района или районном управлении образования. Как выяснилось, сегодня это тайна за семью печатями, вопреки здравому смыслу да и всем майским указам президента, где главный принцип значится как прозрачность методики оплаты педагогам.

Переписка с Минобразом, обращения в трудовую инспекцию, Народный Хурал, к главе Республики Бурятия и даже послание президенту страны тоже ничего не дали. Тогда Анна Михайлова решила обратиться в суд. Чтобы хотя бы во время судебного разбирательства выяснить все вопросы относительно своей зарплаты. А еще добиться выплаты тех недостающих денег, которые, по мнению воспитателя, за последний год ей незаконно урезали.

- Я подала в суд в декабре прошлого года. Ответчики – Министерство образования РБ, управление образования Баргузинского района, администрация МО «Баргузинский район» и МБДОУ Усть-Баргузинский детский сад «Солнышко». В исковом заявлении требую вернуть заработанные мною, но не выплаченные по непонятным причинам деньги – 171 тысячу за 11 месяцев 2018 года и плюс возмещение морального вреда – 28 тыс. рублей, - говорит Анна Ивановна.  

Именно столько, по расчетам воспитателя, работодатель у нее забрал, незаконно урезав ежемесячную зарплату. И эти цифры вовсе не взяты с потолка. Для того, чтобы разобраться, как на самом деле должна рассчитываться зарплата воспитателя и как она выплачивается сегодня, Анна Михайлова проштудировала горы документов, методик, законов и приказов. На суде столкнулась с тем, что теперь знает о системе финансирования почти все, а профессионалы юристы-экономисты, напротив, приходят на суд неподготовленными и не могут пояснить суду многие вопросы. Именно из-за того, что многие финансовые тонкости подчас непонятны даже самим экономистам, судебные заседания вновь и вновь переносились, а судебные тяжбы растянулись на долгие месяцы. 

Во время своего личного расследования воспитатель узнала много нового для себя. К примеру, для нее было открытием то, что вопрос с зарплатой воспитателей решается не в Минобразе, а на местном уровне. И каждый район сам решает, какие будут установочные размеры окладов.  

- Минобраз дает лишь рекомендации, но каждый район устанавливает разную сумму. Я докопалась до этой истины. Как и узнала, что средняя заработная плата у нас рассчитывается экономистами, что, считаю, в корне неверно. Еще узнала, что такое «мертвые души», «левая бухгалтерия» и еще много чего интересного. Я разворошила такой муравейник, что теперь моя активность очень не нравится работодателю. Но зато теперь свободно владею всеми этими законодательными документами и могу свободно изъясняться на эту тему, - говорит Анна Ивановна. 

Сравняли с новичками

Так в чем же основная суть проблемы? Снова речь идет о доведении до размера МРОТ зарплаты одним работникам за счет других. 

- С середины 2016 года цифры в «расчетке» стали уменьшаться. В 2017 году повышение МРОТ я почувствовала не из-за того, что мне добавили, а, наоборот, у меня убавили зарплату для выплаты младшему персоналу. Для того, чтобы довести зарплату до МРОТ одним работникам, ее урезали у меня. Наступление 2018 года радости не прибавило, так как очередное повышение МРОТ опять сказалось на моей заработной плате. Почему у меня забирают, чтобы увеличить младшему воспитателю?  Ведь и так понятно, что необходимо для этого увеличить фонд оплаты труда, а не урезать одним педагогам, выплачивая из кармана другим, - пишет в своем обращении к президенту страны возмущенный воспитатель. 

«Аномальные» перекосы в системе оплаты труда привели, как и в случае с учителями, к тому, что теперь опытным педагогам нет смысла больше развиваться, повышать свою квалификацию. Для чего? Если все их доплаты за высокие заслуги, категории и стимулирующие теперь странным образом повсеместно ликвидируются. К слову, коллеги Анну Михайлову поддерживают, как в Баргузине, так и в других районах республики. И с нетерпением ждут того момента, когда суд поставит точку в этом трудовом споре. Тогда и остальные воспитатели готовы также бороться за свои права.

Однако у воспитателей создается ощущение, что из года в год они бьются об закрытую дверь. На все их вопросы и обоснования своей позиции им либо ничего не отвечают, либо пожимают плечами со словами, мол, да, в принципе вы правы, но в бюджете нет денег, так что выкручиваемся, как можем. А если перевести на русский язык, выкручиваемся за ваш счет.

- Почему с нашей зарплаты берут деньги? Стимулирующие – это же закон, это майские приказы, это прописано Путиным. А нам говорят, что больше неоткуда брать, нет денег. А мы тут причем? Делайте заявку от республики на субвенцию. Почему нас то сделали крайними? – не понимает воспитатель. – Меня лишили надбавок за все мои заслуги, категории, достижения, которых добивалась своим трудом в течение 24 лет работы! 

Несмотря на все вышесказанное, воспитатель не собирается следовать знаменитому совету премьер-министра Дмитрия Медведева и уходить из профессии, чтобы зарабатывать на другом поприще. Работу с малышами она по-прежнему считает своим призванием и любимым делом. Но при этом намерена биться до последнего, чтобы досконально разобраться в этом бермудском треугольнике бурятского финансирования оплаты труда работников образования, в котором по-прежнему находятся все наши учителя и воспитатели.  Их всех объединяет одна и та же проблема – зарплата тает, несмотря на самоотверженный труд, а методика оплаты напоминает дремучий лес, в котором ты или заблудишься, или будешь наказан репрессиями за любую попытку узнать истину.

Василиса Шишкина, «Номер один». 
^