04.05.2019
В Бурятии следствие и процесс над бывшим сотрудником ГРУ безнадежно затянулись

Время летит незаметно. Семь лет назад на станции Татаурово произошел вооруженный налет на Байкальский колледж, где преступники, распилив банкомат, похитили 1,2 млн рублей. В ходе нападения сторож Владимир Пичугин был жестоко избит и ослеп на один глаз, став инвалидом. Предполагаемый преступник - бывший спецназовец ГРУ, безработный Евгений Ж. был задержан по горячим следам и с поличным у себя в доме с вытащенным из банкомата миллионом и следами крови сторожа на своей одежде. Однако следствие и судебный процесс длятся уже восьмой год, и есть все основания полагать, что, затянув процесс, подсудимый избежит наказания.

Налет с разбоем

В ночь с 12 на 13 апреля 2012 года двое преступников, получив информацию, что в банкомат «БайкалБанка», расположенный в отделении Байкальского колледжа, поступила партия денег, совершили вооруженный налет. Преступники взломали замок и проникли в колледж с черного хода. Услышавший металлический стук сторож пошел по коридору, чтобы оценить обстановку. Увидев в коридоре человека в маске, он собрался бежать к пульту, но в это время один из нападавших, выскочив из коридора, оглушил сторожа.

Дальше преступники разделились, один побежал на выход, чтобы наблюдать со стороны, а второй начал бить сторожа, нанеся ему тяжелые увечья: сломал челюсть, нос, лобные пазухи и выбил глаз. Лежащего в крови Владимира Пичугина налетчик связал, а затем начал душить проводом. Сторож смог сгруппироваться, и преступнику не удалось задушить его. Посчитав, что сторож убит, налетчик побежал на второй этаж к банкомату.

- Я очнулся, услышав звук «болгарки», которой он вскрывал банкомат, - рассказывает Владимир. — Это продолжалось довольно долго, наверное, пару часов.

И когда налетчик с грузом денег (1 млн 200 тыс. рублей) спустился на второй этаж, было около шести утра. К этому времени в колледж должны приехать первые ученики, и преступник об этом знал. Поэтому спешил, раскурочил систему видеонаблюдения и забрал диск памяти, обобрал сторожа и еще раз внимательно осмотрел его. Владимиру удалось притвориться мертвым: он выглядел соответствующе. Побелел, потеряв много крови.

После того, как налетчики ушли, буквально через считанные минуты в колледж постучали. Владимир был спасен. Ведь еще немного, и он мог бы скончаться от потери крови.

В больнице, когда к нему пришли оперативники, он назвал фамилию грабителя.

Впрочем, даже без Пичугина уже через считанные часы после разбоя оперативники очертили круг подозреваемых, первым из которых был именно бывший спецназовец.

Первый подозреваемый

Дело в том, что бывшего спецназовца не случайно не брали в силовые органы. Судя по всему, затеяв ограбление банкомата в Татаурово, этот экземпляр провалил операцию с самого начала. Пойдя на зверское преступление, он не учел, что сразу же станет главным подозреваемым в маленьком поселке, где все наперечет. И уже не имело никакого значения - удалось бы ему или нет ликвидировать единственного свидетеля. Ведь инкассаторы зарядили банкомат накануне, что стало известно работникам колледжа. Там же работали жена подозреваемого (учителем физкультуры, позже она уволилась) и сестра (уборщицей). К тому же оперативники выяснили, что накануне ограбления Ж. порядком наследил: несколько раз навещал колледж и интересовался системой охраны. Сам бывший спецназовец жил в Татаурово и числился безработным.

Выяснить, что на кровавое преступление мог пойти жесткий и сильный человек (в ту пору он весил, как говорят, 130 килограммов) по наводке кого-то из своих, мог даже первокурсник школы полиции.

Миллион в перегородке

Естественно, на следующий день после преступления оперативники окружили дом подозреваемого. Как рассказывает один из очевидцев события, полицейские стали штурмовать жилище подозреваемого, лишь убедившись, что он в доме (шелохнулась занавеска на окне). Не ожидавший, что за ним так быстро придут, Ж. сопротивления не оказал. В ходе обыска в комнатной перегородке было найдено около одного миллиона рублей, а на одной из курток Ж. - следы крови. Которые были идентичны крови пострадавшего.

Казалось бы, что еще надо? У безработного, не имеющего стабильного источника дохода, нашли миллион! Причем в стабильной раскладке банкомата: банкноты по 1000, 500 и 100 рублей. И кровь Пичугина, как говорится, с униформы уже не смыть. Экспертиза признала Ж. вменяемым. Все казалось очевидным: дело в суд, а грабителя - в колонию.  Правда, потом грабитель, помещенный в СИЗО, с подачи его адвоката, заявит, что миллион ему якобы подкинула полиция. Причем подбросила, мол, так ловко, что деньги незаметно засунули ему в перегородку дома и замаскировали! Понятно, что подобную ахинею особо никто слушать не стал, но проблема в том, что дело показалось настолько простым, что к его расследованию отнеслись как-то уж очень поверхностно. Как говорится, простота хуже воровства. И, несмотря на очевидность преступления, оно забуксовало с самого начала.

Хотя, как рассказывает Владимир Пичугин, первый следователь из Прибайкальского ОВД, которая начала расследовать дело, сразу правильно квалифицировала состав как «Покушение на убийство». И в довесок добавила «Разбой». Однако вмешалась прокуратура, настояв на том, чтобы убрать 105-ю и работать только по разбою. Так было проще. Дело быстро расследовали и передали в Прибайкальский райсуд.

Сам Пичугин говорит, что ему было без разницы, как квалифицируют преступление. Лишь бы его мучителя упекли в колонию.

Однако судья посчитал иначе и задал прокурору вопрос: а куда подевалась квалификация «удушающего момента»? Где 105-я, «Покушение на убийство»? Поскольку внятного ответа получено не было, дело было направлено обратно прокурору для исправления брака. Добавив новый состав, дело затем передали по новой подследственности - в СУ СК РФ по РБ.

Миллион без срока давности

Но дальше расследование завязло, дело переходило от одного следователя к другому, и когда год назад оно все же дошло до суда, наступила очередь подсудимого и его адвоката. Последние ездят в Прибайкальский райсуд из Иркутской области (после выхода из СИЗО уехал на свою историческую родину), постоянно «болеют», и процесс затягивается. Пошел восьмой год с момента преступления, еще пара лет, и, как говорится, птичка вылетит из клетки. Ведь сроки давности по подобным преступлениям составляют 10 лет.

Каковы выводы из всего этого? Улики, как говорится, очевидны. Это примерно то же самое, если бы убийцу изловили с окровавленным ножом на выходе с места преступления. Но где приговор? Где наказание преступника? Где дело в отношении второго соучастника? Того, кто первым ударил Пичугина и потом «стоял на шухере».

Эти вопросы сегодня фактически в пустоту задает Владимир Пичугин - обычный житель ст. Старое Татаурово. Его уже все забыли, и даже на суд повестки не отправляют. Человек, который чудом выжил, отдав свое здоровье в ходе того налета на колледж. Причем и банк поступил, мягко говоря, не по-людски: несмотря на то, что сторож стал инвалидом в ходе ограбления банкомата, топ-менеджмент не только не оказал какую-либо материальную помощь изувеченному охраннику, но и даже в больнице никто из них не навестил!

Хотя что тут удивительного? Для тех же банкиров, судя по всему, сторожа или охранники — это просто расходный материал с соответствующим отношением. Однако эта позиция не имеет права на существование, поскольку зло должно быть наказано. Вне зависимости от того, кто является пострадавшим.

Дмитрий Родионов, «Номер один»
^