03.05.2019
Как рядовые жители Бурятии зарабатывают миллионы на банкротстве физлиц

Безработные домохозяйки, медсестры, пенсионеры – это те люди, которые активно используют новые механизмы банкротства физических лиц. Схема простая: берешь у банков в долг несколько миллионов, а потом объявляешь себя банкротом. Если нет имущества и высокого дохода, то банки остаются ни с чем, а должник продолжает спокойно жить. Но, как и в любой подобной схеме, здесь имеются подводные камни.

«Обанкротьте меня!»

Закон о банкротстве физических лиц принимался долго и болезненно. От момента создания первого проекта и до момента утверждения его Госдумой прошел не один год. И это понятно, ведь его принятие  было большим риском со стороны властей. Однако хлынувшая через край закредитованность населения страны сделала свое дело. Закон приняли и дали банкам в руки инструмент собирать с населения деньги в более быстром и упрощенном порядке, нежели через приставов. А наиболее предприимчивым гражданам – возможность подзаработать на пока еще сырой и необкатанной системе.

Итак, для того, чтобы стать банкротом, нужно, во-первых, накопить нужное количество долгов. Во-вторых, не рассчитываться по ним не менее трех месяцев. И тогда у вас появится право прийти в суд и сказать: «Обанкротьте меня!». Это же право появляется и у ваших кредиторов – они сами могут инициировать процедуру вашего банкротства. Разницы между этими двумя вариантами формально нет, но на практике  она огромна. Однако об этом позже.

После того, как суд принял заявление, происходит, собственно, сама процедура. В ходе которой, как правило, распродается все ваше имущество (если оно есть). Вам назначают финансового управляющего, который и занимается распродажей за вознаграждение. После этого с вас списывают все долги, запрещают в течение пяти лет руководить бизнесом и обязывают информировать банки, в которых вы решили снова закредитоваться, о вашем банкротном статусе.

Вот и все. Схема довольно простая. Однако, как это часто бывает, если хорошо присмотреться, возникает множество нюансов. И эти нюансы тем отчетливее, чем меньше времени прошло с момента принятия закона.

На кредитном дне

В Бурятии практически ежедневно кто-то из жителей приносит в суд заявления о банкротстве. За месяц таких заявлений может накопиться сотни, за год – тысячи. Повальное банкротство населения вполне объяснимо. Несколько лет подряд наша республика была на вершине списка регионов с самым закредитованным населением в России.

Сейчас ситуация начала выправляться, но не очень быстро. На сайте проекта «За права заемщиков», где размещена кредитная карта России, Бурятия уже не краснеет тревожным цветом, а, скорее, розовеет средним уровнем. Однако уровень закредитованности по-прежнему высок: 29% населения должны банкам и прочим финансовым организациям.

При этом средняя кредитная задолженность семьи – более 250 тыс. рублей. Просроченная задолженность – 8,1% от общей. И все это  по состоянию на 1 января 2019 года.

Гораздо хуже ситуация, скажем, в Иркутской области, где уровень закредитованности населения – 42%, а каждая семья в среднем должна под 300 тыс. рублей.

«Отставание» Бурятии тоже вполне объяснимо. После того, как республика вошла в список самых закредитованных регионов, банки ужесточили политику в отношении потребительских кредитов и перестали выдавать их кому попало. Поэтому объемы выдаваемых заемных денег резко снизились. К тому же многие попали в базу должников, что доступна каждому на сайте судебных приставов, и это тоже стало причиной для отказов.

В любом случае банкротство физлиц стало одним из инструментов по снижению кредитной нагрузки на население. Но прошли годы, и сегодня этот же инструмент многие используют не по назначению.

Первопроходец из Гусиноозерска

Вспомним историю пенсионера из Гусиноозерска, который взял 37 кредитов на 1,5 млн рублей и отправился на банкротство. Эта история произошла в прошлом году и наделала много шума.

Восемь кредитов пенсионер взял в банках, в числе которых Сбербанк, «Восточный», «Росгосстрахбанк» и другие. Остальные – в различных микрофинансовых организациях, число которых приближается к 30.

В ходе процедуры банкротства свои требования предъявили только пять кредиторов на сумму 1 млн рублей. Остальные, судя по всему, просто не стали тратить время на бесперспективное дело.

За счет пенсии должника удалось сформировать конкурсную массу в сумме 132 тыс. рублей, что составило 12,3% требований кредиторов. Никакого имущества у мужчины не оказалось.

12 декабря прошлого года суд завершил процедуру банкротства пенсионера. Теперь все требования кредиторов к нему считаются погашенными.

Судя по всему, эта история послужила примером для многих. Потому что в картотеке бурятского арбитража стали одно за другим появляться дела, подобные вышеописанному.

Например, первого апреля сего года было вынесено решение в отношении некой гражданки, которая сама обратилась в суд о признании ее банкротом. Задолженность, как пишет суд, «не менее 3 млн рублей».

Имущество отсутствует. Гражданка не трудоустроена. Имеется несовершеннолетний ребенок. Другими словами, взять с нее ровным счетом нечего. Банки, выдавшие ей кредиты на 3 млн, по факту уже остались ни с чем.

При этом 25 тыс. рублей на вознаграждение финансовому управляющему гражданка все же нашла. Эта сумма внесена ею на депозит суда.

Куда безработная женщина с ребенком дела 3 млн рублей? Вопрос открытый. Как ей вообще выдавали кредиты? Непонятно. Ясно одно: имеет место схема «отжима» денег у банков либо других финансовых организаций, например, выдающих микрозаймы.

И ладно бы этот случай был единичным, как с нашим пенсионером. Но нет: 3 апреля суд вынес еще одно подобное решение. Тоже от женщины, тоже безработной. Правда, без детей. Из имущества: набор спальни «Отрада» (кровать, шкаф, туалетный столик с зеркалом), холодильник Samsung PL-42ECVB1. И все. Сумма долга тем временем почти 2,8 млн рублей.

Накормить детей в кредит

От третьего дела у многих на глаза могут навернуться слезы. Уроженка Еравнинского района, проживающая в Улан-Удэ, задолжала банкам 781 тыс. рублей. Далее цитата из решения суда: «Должник трудоустроена медицинской сестрой… средний размер ее дохода составляет около 15 000 – 17 000 рублей в месяц… На иждивении имеет двух несовершеннолетних детей. Дохода должника недостаточно для удовлетворения требований кредиторов. Задолженность возникла по кредитным договорам. Кредитные договоры заключались должником с целью удовлетворения потребностей в приобретении продуктов, одежды, содержания детей…».

Грустно, не правда ли? Кредиторов три: «Банк Русский стандарт», Сбербанк России и «ОТП банк». Из имущества: холодильник, стиральная машина, телевизор, пылесос, ноутбук, электроплита, двухъярусная кровать и денежные средства - 2 993 рубля 50 копеек. Муж, к слову, не трудоустроен.

Глядя на эту картину, можно сделать вывод, что банки и ситуация в стране зачастую вынуждают людей идти на такие меры, как кредиты и банкротство. Можно ли их за это судить? Вопрос неоднозначный. Ведь далеко не все банкротящиеся люди работают медсестрами и берут кредиты на пропитание детей. Многие из них решили «кинуть» банки просто из желания срубить бабла по-легкому. Но не у всех это получится.

Подводные камни

- Там есть один нюанс, который люди не учитывают. Есть такое понятие, как «недобросовестный должник». Если должника признают недобросовестным, то долг уже не списывается после окончания процедуры, он так и сохраняется на всю жизнь, - рассказал нам эксперт, пожелавший остаться неназванным.

Причин и способов для того, чтобы признать должника недобросовестным, множество. Самый распространенный – доказать, что при получении кредита он предоставил банку недостоверную информацию. Либо незадолго до банкротства совершал подозрительные сделки по отчуждению имущества.

Однако такой способ пока что банками в Бурятии практически не используется. Возможно, потому, что система еще не отработана и нет обширной судебной практики на этот счет. А возможно, из-за того, что доказать недобросовестность должника подчас бывает весьма сложно, а порой и невозможно.

Многое зависит и от того, кто заявил о банкротстве: сам должник или его кредитор.

- Если в суд о банкротстве обращается сам кредитор, то он и назначает управляющего, и может контролировать эту процедуру. А если должник заявился сам, то это первый звонок о том, что происходит попытка «на халяву» избавиться от долгов, - говорит наш эксперт. - Процентов, наверное, 60-80 подают на банкротство намеренно, чтобы избежать ответственности. Зачем деньги возвращать, особенно если взять с меня нечего? Фактически человек избавляется от долгов, и, самое смешное, он потом снова может кредитоваться.

В любом случае процедура банкротства понемногу превращается в способ зарабатывания денег. И становится все более популярной. Все больше юридических компаний, в том числе и в Бурятии, рекламируют свои услуги текстами следующего содержания: «Спишите долги законно. Начните жизнь с «чистого листа». Рассрочка 100%. Гарантия. Снимите стресс и бремя. Избавьтесь от кредитов. Спишите свои долги. Живите спокойно. Удобства: поможем на все 100%, помощь в сборе документов, персональный юрист».

Заманчиво, не правда ли? Учитывая, что эти компании вкладываются в рекламу и активно себя пиарят, потребность в их услугах весьма высокая. А значит, дальше банкротная эпопея в Бурятии будет развиваться исключительно в рост.

Станислав Сергеев, «Номер один»
^