13.07.2019
В Бурятии завершилась полугодовая «схватка» между ООО «Бурятская мясоперерабатывающая компания» и Управлением федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору по Иркутской области и Республике Бурятия (Россельхознадзор)

Предприниматели требовали признать незаконным и отменить предписание, выписанное им ведомством. 

Дело, ставшее предметом разбирательства, произошло в зоне ведения Наушкинского межрайонного отдела. В ходе мониторинга в одном из магазинов были отобраны пробы колбасы вареной «Ветчинно-рубленой». Исследования в иркутской лаборатории выявили, что в продукции содержится ДНК курицы. Это не соответствует одному из пунктов документов Таможенного союза. Был составлен соответствующий протокол.

Вскоре Россельхознадзор выдал предписание «БМПК», в котором потребовал прекратить действие декларации о соответствии на целый ряд вареных колбас, сосисок, сарделек, шпикачек и даже колбасных хлебов. Всего  на 37 наименований (в т.ч. на «Ветчинно-рубленую»). Компания категорически не согласилась с этим.

В зале суда ведомство отметило, что неуказание в составе продукции курятины порождает угрозу, что у потребителя, страдающего аллергией на курятину, может возникнуть болезненная реакция на ДНК курицы. Ведь маркировка колбасы его об этом не предупредила.

Суд согласился с этим, но одновременно указал, что, «вынося оспариваемое предписание, Управление (Россельхознадзора. - Прим. ред.) не установило принадлежность исследуемого образца продукции ООО «БМПК», в частности, при отборе образцов продукции и составлении соответствующего акта, что, по мнению суда, является обязательным условием».

Был рассмотрен документ, говоривший о поставке в адрес предпринимателя, владеющего магазином, товара, в том числе «Ветчинно-рубленой» колбасы. Однако он не был подписан со стороны предпринимателя, копия не заверена. «Источник его получения ответчиком (Россельхознадзором. - Прим. ред.) установить не представляется возможным», отметил суд.

В компании есть «Порядок клипсования готовой колбасной продукции (колбасы вареные)». На клипсы наносится число, месяц (ЧЧММ) производства. Четыре цифры. Но на представленных фото колбасы «Ветчинно-рубленой» никакой клипсы с этими цифрами не было.

«Кроме этого, фотографии, представленные административным органом в материалы дела, сделаны в отсутствие надлежащего оформления в виде фототаблицы, в которой бы были отражены сведения о времени и месте проведения фотосъемки, о лице, осуществившем фотосъемку, поэтому не могут быть признаны судом в качестве 
доказательств», усомнился суд в фото.

Контролирующий орган выдвигал и такой аргумент. Что маркировка (по сути, фирменная этикетка или упаковочная пленка на батоне колбасы, содержащая необходимую информацию) в данном случае являлась достаточным свидетельством принадлежности отобранной пробы конкретному производителю. При ближайшем рассмотрении и этот довод был оспорен. 

Даже время отбора пробы в акте было странноватое - 00 часов 00 минут. Неужели инспектор ведомства вместо того, чтобы сладко спать, ходил и отбирал у предпринимателя полуночные пробы колбасы?

Между тем владелец магазина представил справку, что магазин работает с 8 часов утра до 21 часа вечера (не круглосуточный). И это лишь часть неувязок. 

«Вышеуказанные обстоятельства, свидетельствующие о недостоверности данных, отраженных в акте отбора проб, не позволяют суду сделать вывод о правомерности оспариваемого предписания», таков оказался вывод.

Надзорное ведомство зачем-то пыталось вызвать в суд того самого инспектора. Ходатайство отклонили. Действительно, что это дало бы? Узнать, как он попал в магазин в полночь, чтобы взять мониторинговый кусочек колбаски? Или был ли он вообще в магазине?

Позиция инспектора выразилась в акте отбора пробы и предписании «БМПК». Дополнительно он дал письменные пояснения, что на батоне колбасы была клипса, а на ней две цифры: «09». Суд критически отнесся к внезапно нахлынувшим воспоминаниям инспектора, т. к. цифр, повторим, должно быть четыре.

«Управлением должным образом не установлен факт принадлежности спорного колбасного изделия именно заявителю»,  поставил точку суд.

Служба информации «Номер один». 
^