18.08.2019
Силовики и чиновники вскрыли новые факты сомнительной деятельности руководства хореографического колледжа

Скандал вокруг дирекции Бурятского хореографического колледжа (БРХК) набирает обороты. На днях педагоги и студенты прославленного учебного учреждения получили первые результаты проверок деятельности руководителя БРХК Ирины Хундановой и оказались ими, мягко говоря, не удовлетворены. Заявители ожидали жесткой реакции со стороны ряда ведомств и были крайне удивлены, что директор колледжа получила лишь замечание. Они требуют немедленной отставки Хундановой, в противном случае обещают выйти на пикет перед домом правительства Бурятии.

Договоры, которых нет

В конце июня педагоги и студенты Бурятского республиканского хореографического колледжа имени Л. П. Сахьяновой и П.Т. Абашеева обратились к главе Бурятии, в Министерство культуры РБ, республиканскую прокуратуру и к уполномоченному по правам ребенка в Бурятии с просьбой проверить на законность деятельность директора образовательного учреждения Ирины Хундановой. К ней у коллектива колледжа и родителей учащихся накопилось немало вопросов, как морально-этического плана, так и относящихся к финансовой стороне ее работы.

Заявители подозревают директора в масштабных денежных махинациях, которые, по их словам, огромным неконтролируемым потоком проходят через администрацию хореографического колледжа. Дело в том, что в именитом колледже обучаются дети из Китая и Монголии. Десятилетние малыши приезжают в Бурятию с пачками денег за пазухой – год обучения для ребят из Поднебесной стоит 350 тыс. рублей, а для детей из Монголии – 250. Эти немалые средства учащиеся передают по требованию администрации только наличкой, хотя все операции должны осуществляться только через уполномоченный банк. 

В этой связи интересен следующий момент. К нам в руки попал договор с одной из девочек-китаянок на получение образовательных услуг в БРХК, датированный 1 сентября 2013 года, не подписанный ни одной из сторон. Документ на китайском языке, но это не мешает найти в тексте среди иероглифов цифру – 122 600, коей в тот год исчислялась сумма за обучение. Что интересно, в договоре указан расчетный счет, на который должна была поступить оплата.    С тех пор таких договоров на китайском языке детям не выдавалось, соответственно, их не подписывали родители учащихся, которые, к слову, не владеют русским языком.

Договоры на предоставление платных образовательных услуг, написанные на русском языке, хранятся в колледже, но они подписаны – внимание - не законными представителями несовершеннолетних учащихся, а самими детьми. Имеют ли они право в своем возрасте, да еще и находясь в чужом государстве, подписывать какие-либо документы, большой вопрос.

Реформа с «китайской оплатой» произошла аккурат, когда на место директора колледжа взошла Ирина Хунданова. Интересно, что уже на 2014-2015 учебный год обучение подорожало до 250 тысяч. Через год эта сумма возросла до 350 тыс. рублей. Какие были на то основания, неизвестно.

Сбором этих крупных сумм в колледже занимается почему-то не бухгалтер, а старший воспитатель  Валентина Халява. Здесь стоит заметить, что по заявлению педагогов и студентов сейчас работает Управление по экономической безопасности и противодействию коррупции МВД по РБ. Во время обыска в интернате при понятых был открыт сейф, в котором полиция обнаружила пачку приходных ордеров и кассовых чеков в беспорядочном состоянии, которые, по идее, должны были находиться у родителей учащихся. Почему они хранились в интернате, выясняет полиция.

Таким образом, все платежи от китайских родителей обучающихся должны были осуществляться через уполномоченный банк, который по законодательству РФ может осуществлять валютные операции, конвертируя валюту (юань) в рубли, а не путем принятия наличности через кассу учреждения.

Нарушение валютного законодательства в расчетах с иностранными студентами  это не только нарушения законодательства РФ, но и нанесение репутационного ущерба в отношениях с гражданами иностранного государства, которые вынуждены были принять предложенные руководством колледжа сомнительные схемы расчетов, но, добросовестно оплатив деньги, не получили надлежащим образом оформленный договор на оказание образовательных услуг.

Попранный принцип добровольности

Интересует педагогический состав колледжа и вопрос поборов, взимаемых с воспитанников. В интернате колледжа проживает около 60 учащихся. Питание и проживание осуществляются за счет республиканского бюджета, но каждый проживающий в интернате оплачивает 3,5 тыс. рублей в месяц, а это 35 тыс. рублей в год. И вновь требование администрации - все оплачивать наличными. Данный платеж обозначается как добровольные пожертвования. Квитанции родителям не выдаются (со слов родителей). Что интересно, если ребенок болеет и по каким-то объективным причинам не проживает в интернате, сумма оплачивается за весь месяц проживания, никаких перерасчетов не делается. Таким образом, злоупотребляя доверием мам и пап учащихся, заставив поверить их подписанием договора (на руках у них договора нет), дирекция создала у родителей мнение о том, что этот платеж является обязательным.

Проверка, начатая Минкультом по заявлениям педагогов, установила, что размер добровольных пожертвований был утвержден решением родительского комитета от 16.02.2015 года. И добавляет, что «эти средства учреждение принимало и учитывало в обособленном порядке, так как попечительский совет не был зарегистрирован как отдельная некоммерческая организация». Педагоги недоумевают, с момента того решения родительского комитета прошло уже четыре года, за это время родительский состав сменился, но новые папы и мамы никаких документов о согласии добровольно сдавать деньги не видели и не подписывали.

Подозрения неравнодушных педагогов, встревоженных нездоровой обстановкой в колледже, частично уже нашли свое подтверждение в результатах первой проверки Министерства культуры РБ. Установлено, что попечительские взносы за ‎2018-2019 годы не отображались в установленном порядке ни в кассе учреждения, ни на расчетном счете хореографического колледжа. Это нарушение указаний Центрального банка РФ. Вот и прокурорская проверка показала, что «установление размеров добровольных пожертвований в БРХК не соответствует принципам добровольности и создает мнение об обязательности внесения платежей». По данному факту прокурором внесено представление в адрес директора колледжа.

«Также проверка министерства выявила нарушения правил ведения учета наличных денежных средств, выдачи в подотчет. Вышеуказанные факты нарушения кассовой дисциплины служат основанием для привлечения к административной ответственности по статье 15.1 Кодекса РФ. Информация для привлечения к административной ответственности будет направлена в соответствующие органы», - сообщает Минкульт, подчеркивая, что это итоги только первой проверки. По ее итогам руководителю объявлено дисциплинарное взыскание в виде замечания за ненадлежащее выполнение своих обязанностей.

«Алексей Самбуевич, помоги!»

Педагоги, обеспокоенные сложившейся ситуацией в стенах колледжа, бьют во все колокола. С их слов, дети из Поднебесной настолько запуганы, унижены и ущемлены в своих правах, что боятся возвращаться на учебу. Чтобы их защитить, учителя обратились к уполномоченному по правам детей в Бурятии, но защиты не получили – Татьяна Вежевич переадресовала их обращение в прокуратуру, за сим и откланялась. Однако преподавателям все-таки удалось найти способ, как защитить иностранных учащихся. Они подключили к этому делу китайскую сторону, которая уже вышла на консула КНР в России.

Еще один вопрос чрезвычайно волнует заявителей - почему в здании хореографического колледжа, официально признанном аварийным, полным ходом идут занятия? Дело в том, что в прошлом году инженерно-техническая экспертиза признала здание БРХК аварийным, об этом тогда говорили все СМИ. 

Однако в акте проверки директор колледжа Ирина Хунданова сообщает, что старое здание образовательного учреждения по Ербанова, 3, аварийным не является. Интересно, что и в своем ответе прокуратура Советского района города пишет, что это здание «признано по результатам инженерного обследования ограниченно работоспособным» и необходимо осуществить мониторинг технического состояния этого объекта.

Так кому же верить? Тем более что старое здание эксплуатируется на полную катушку. Здесь ежедневно ведутся коммерческие занятия, в том числе и с дошколятами. Деньги, по словам педагогов, льются рекой, однако никто не предупреждает посетителей об опасности, а кабинеты и залы не опечатаны. Мало того, сейчас колледж занимается в арендованных помещениях, средства на которые выделяет республиканский бюджет.   

Преподаватели уверены, что проверка финансово-хозяйственной деятельности колледжа выявит и другие нарушения. Учителя настаивают, чтобы к новому учебному году директора колледжа сняли с должности. Министерство культуры пока лишь разводит руками - трудовое законодательство запрещает увольнять человека по необоснованным доводам. Чтобы расторгнуть с руководителем учреждения трудовой договор, необходимо придерживаться определенных процедур.

Заявители опасаются, что дирекция колледжа сможет уйти от ответственности и найдет для этого тысячу способов, поэтому решили обратиться к главе Бурятии через газету: «Алексей Самбуевич, помоги!». Учителя уверены, что он не представляет всех масштабов проблемы. Если ситуация с колледжем не разрешится с началом учебного года, инициативная группа родителей и преподавателей готова будет выйти на пикет к дому правительства.
 
А пока Министерство культуры Бурятии продолжает служебные проверки «по вновь открывшимся фактам и поступившей дополнительно информации». Проводит следственные действия и республиканское МВД, мы же со своей стороны будем следить за развитием ситуации вокруг хореографического колледжа, который, надеемся, выстоит в этой опасной и сложной борьбе за свое право честно жить и работать.

Любовь Ульянова, «Номер один».
^