04.01.2019
В 2018 году политическая жизнь Бурятии кипела, как в мыльной опере

Рубишь одну голову – вырастают три. Примерно по такой формуле происходили изменения в политической жизни Бурятии в уходящем году. Кто-то бежал из правительства, кто-то рвался в Хурал при помощи кислоты и побоев. В итоге новая власть с замашками старой. А позитивных изменений пока что не видно.

Брат на брата ради мандата

Конечно, главным событием уходящего 2018 года были выборы депутатов Хурала. Шоу, как и ожидалось, «удалось на славу». Попытки облить кислотой работников предвыборных штабов, кандидаты-двойники, «грязные» технологии «девяностых» - это лишь малая часть происходившего в самую горячую предвыборную пору.

«Единая Россия» решила выехать на имидже главы Бурятии Алексея Цыденова, который еще не успел потерять рейтинг. Он по факту встал во главе предвыборной кампании партии, будучи лицом проекта под названием «Команда Бурятии». Рядом с ним с баннеров, развешанных по Улан-Удэ, смотрели известная шахматистка Инна Ивахинова и не менее известный директор авиазавода Леонид Белых.

Коммунисты решили воспользоваться шансом, который им подкинула власть в виде повышения пенсионного возраста и НДС. Однако даже на этой волне протестов уехать далеко не удалось.

Остальные – ЛДПР, «Справедливая Россия» – были менее активны, но, тем не менее, обеспечили себе места в Хурале. На руку жириновцам сыграл Сергей Дорош – весьма известный в республике после прошлогодних выборов главы, где он был одним из кандидатов. Эсэров за собой вел Иринчей Матханов, который совершил некий комбэк после долгого отсутствия в рядах хуралистов. Он, напомним, долгое время занимал кресло депутата Госдумы. Однако в новый созыв федерального Заксобрания, избранный в 2016 году, не попал.

Царь горы

«Грязными» технологиями, как уже было сказано, кандидаты не побрезговали. Так, против коммуниста Виктора Малышенко, который, конечно, выборы выиграл, был выставлен дважды судимый по статьям «дезертирство» и «кража» Андрей Фолькенштейн. Он перед выборами, в июне 2018 года, специально сменил фамилию на Малышенко, чтобы быть выставленным на 23-м избирательном округе. По роду занятий лже-Малышенко обозначил себя «домохозяином».

Были и более явные выходки. Например,  работники штаба одного из кандидатов в Прибайкальском районе заявили, что их избил неизвестный. Сотрудники другого штаба, уже в Улан-Удэ, пострадали также пострадали от нападения. К ним ворвался неизвестный и начал обливать кислотой.

На партиях-спойлерах, вроде КПСС, «Коммунисты России», «Партиоты России» и иже с ними, особо останавливаться не будем. Их наличие на каждых выборах более-менее серьезного уровня уже стало традиционным.

Главная интрига после самих выборов – кто станет спикером вновь избранного Хурала. Прежнего председателя парламента – Цырена Доржиева – СМИ даже особо не рассматривали на эту должность. По мнению многих, вопрос был решен заранее.

Чем он не угодил элитам? Видимо, излишней критичностью и некими далеко идущими планами, которые ему так и не удалось реализовать.

На смену ему пришел ожидаемо Владимир Павлов – главный «единоросс» Бурятии. Впрочем, должность руководителя партии он оставил вскоре после избрания. И передал бывшему правительственному чиновнику, ныне  вице-спикеру Хурала Баиру Жамбалову.

В целом же Хурал серьезно обновился. Пришли политики, которые никогда не имели хуральского мандата, вернулись те, кого давно не было в стенах парламента. Старые кони сошли с борозды. Правда, многие из них после этого были устроены на теплые места.

Мы недовольны, но потерпим

Не менее шумно происходило в Бурятии принятие федеральных инициатив. Больше всего население республики «порадовало» повышение пенсионного возраста. Эта тема стала поводом для митингов, но так как дело происходило перед выборами, эти митинги носили исключительно политический характер и как-то не привлекли должного внимания. Во время предвыборной кампании все митинги списываются на попытку пиара, и отчасти так оно и есть.

Несмотря на массовое недовольство, каких-то более масштабных явлений по этому поводу не происходило. Все закончилось так же, как бывает всегда в таких ситуациях: недовольные возмущаются, но потом умолкают.

Реакция властей Бурятии на пенсионную реформу была пассивно-соглашательской. Ни правительство республики, ни Хурал не сказали и слова против этого, за исключением пары оппозиционных депутатов. Более того, Хурал на одном из заседаний, которое широко не освещалось, одобрил такое решение правительства.

Повышение НДС и введение налога на самозанятых было встречено ничуть не теплее. Но шума по этому поводу было в разы меньше. К росту цен жители республики уже привыкли, так что повышением НДС на 2% особо никого не удивишь. А самозанятые, видимо, оказались слишком заняты, чтобы как-то реагировать на новый налог. Либо решили, что им удастся, как и раньше, работать втихаря, незаметно. И отчасти они правы – ведь проверить всех самозанятых Бурятии налоговая вряд ли сможет.

Ради хайпа

Одним из главных политических скандалов стала тема смены власти в Оперном театре. Прежний директор Аюна Цыбикдоржиева была уволена с этого поста. На ее место была назначена Эржена Жамбалова, Бурдрамы, где работала художественным руководителем.

Увольнение стало поводом сначала внутритеатрального конфликта. Позже он вышел за рамки Оперного и стал местом для ловли хайпа, куда устремились многие политики в поисках дополнительных баллов.

Мнения разделились. Кто-то считал, что увольнение – шаг неправильный, и напирал на достижения Аюны Цыбикдоржиевой. Кто-то приводил цифры из отчета Счетной палаты, накануне проверившей театр и нашедшей множество нарушений.

Кто-то отнесет эту заварушку к итогам культурным, но, по нашему мнению, политики здесь больше. В конфликт был вынужден вмешаться сам глава Бурятии, позже в него встряли депутаты Хурала, пытавшиеся то защитить, то обвинить уволенного директора. В итоге победила сторона тех, кто увольнял. А конфликт сошел на нет через пару месяцев.

Помаши маме ручкой

Если 2017 год стал годом, когда правительство избавляется от ненужных ему министров, то нынешний был богат на увольнения по собственному желанию. В гору отправились сразу несколько членов правительства Бурятии.

Первым стал Юрий Сафьянов, который весной этого года был назначен гендиректором ООО «Новатэк-Камчатка». Эта компания с уставным капиталом в 10 млн рублей создана в начале апреля 2018 года в городе Петропавловск-Камчатский. Ее учредителем является ПАО «Новатэк» - крупная российская газовая компания. По данным из открытых источников, ее крупнейшими акционерами являются олигархи Геннадий Тимченко и Леонид Михельсон.

Перед этим Юрий Сафьянов работал на посту министра природных ресурсов Бурятии с июня 2014. Пережил чистку правительства в 2017-м, чтобы помахать ручкой уже спустя полгода.

За ним отправился Сергей Козлов – министр транспорта, энергетики и дорожного хозяйства. Правда, отправился он совсем в другом направлении. Его назначили на должность директора филиала «МРСК Сибири» - «Бурятэнерго».

До него на этом месте сидел депутат Хурала прошлого созыва Андрей Меделянов. Видимо, предвкушая собственный уход, он не стал баллотироваться в новый созыв, хотя публично резко отрицал свой возможный уход.

Третий – министр промышленности и торговли республики Алексей Мишенин. О его отставке стало известно 3 декабря. Об этом Алексей Цыденов объявил на планерке. 
- Алексей Сергеевич с сегодняшнего числа уже в другом статусе. Он уже, к сожалению, не министр. Пошел в «Ростех» на повышение. Но остается куратором проекта создания промышленного технопарка в статусе советника главы Бурятии на общественных началах. Поэтому даже не говорю: «В добрый путь!», а «Идем дальше», - заявил глава.

В итоге вместо Юрия Сафьянова назначили министром природных ресурсов Вадима Кантора. Остальные два места вакантны: их временно замещают заместители уволившихся начальников. Видимо, назначения новых министров произойдут уже в 2019 году.

Таковы итоги года. Неутешительны? Да. Печальны? Отчасти. Оптимистичны? Нисколько. В конце каждого года чиновники произносят фразу: «Это был непростой год». И каждый раз они правы. Надеемся, что 2019-й будет проще, но лучше сильно на это не рассчитывать.

Владимир Пашинюк, «Номер один».
^