27.04.2020
Как бурятские предприниматели спасают свой бизнес в Москве

Продают протезы через интернет, развозят буузы по домам, предлагают фитосборы и сертифицируют антисептики. Бурятские предприниматели, построившие бизнес в столице, рассказали, как  перестраивают свою работу в условиях пандемии и помогла ли им господдержка.

Работаем на доставку

Московскому ресторану бурятской кухни «Сэлэнгэ» в мае исполняется десять лет. Сотрудники верят, что этот юбилей станет далеко не последним. И все же волнуются, поскольку  сейчас, как и у многих других предпринимателей, у них большие трудности со сбытом продукции. Бизнес вынужден работать в треть силы.

- Нас не закрыли полностью, мы вошли в список разрешенных к работе организаций, ведь это общепит, но так как   не можем обслуживать клиентов напрямую,   перешли на доставку, - рассказывает Донара Гордоева, владелица ресторана «Сэлэнгэ».

Заказывают еду в основном постоянные клиенты, часто приходившие в ресторан до его самоизоляции. Привлечь новых  сложно, так как, несмотря на уникальность блюд, конкурентов в Москве предостаточно. Пришлось подстроиться под суровые кризисные реалии и начать работу в новом направлении.

- Мы почти не замораживали продукцию, если и  было, то немного. Вот теперь осваиваем новый вид деятельности: замораживаем буузы, пельмени, доставляем     и за счет этого привлекаем новых клиентов, - делится владелица ресторана.

Перестройка бизнеса помогла сохранить небольшой доход, правда, с каждым днем он становится все меньше и меньше. Повезло Донаре Гордоевой только с арендодателем, он вошел в положение и дал отсрочку по оплате. Но в глобальном смысле хвастать особо нечем.

- Сейчас только повар работает на кухне, остальные на «удаленке», но им тоже семьи на что-то кормить надо. Вот оформила беспроцентный кредит на выплату заработной платы. На девять сотрудников - 1 млн 400 тысяч. Из этих денег почти полмиллиона придется отдать в качестве налога государству. Условия в банке жесткие — нужно вернуть кредит одной суммой ровно через полгода, иначе начислят штрафы и пени, - рассказывает владелица ресторана.

Проще закрыться

Как заработать за полгода почти 1,5 млн рублей в банке, не подсказали. Только предупредили, что рефинансированию кредит не подлежит. С другими мерами поддержки Донара Гэрэлтуевна пока не ознакомилась, вернее, знает о них только из выступлений президента и уже понимает, что спасать себя придется самой. 

Зато Владимир Тапханаев изучил список государственных мер тщательнейшим образом. Прочитал, выругался и пошел закрывать свой интернет-магазин.

- У меня был небольшой магазинчик парфюмерии, весь ассортимент  из заграницы. Получилось так, что мои поставщики ушли на каникулы, плюс они сейчас вообще не хотят что-то из зарубежья закупать из-за скачков валюты. Соответственно, продавать мне нечего, - жалуется столичный бизнесмен по телефону, а сам в это время разбирает оставшуюся мебель в офисе. По голосу слышно, что старается не унывать, надеется, что после кризиса сможет возобновить работу.

А пока грузит вещи и идет спасать рекламное агентство, где   занимает должность исполнительного директора. Там постарались не пользоваться медвежьими услугами государства.

- Беспроцентный кредит на заработную плату это разве поддержка? Если бы, конечно, у меня тут сидел человек и строил мне космический корабль, то я бы взял этот кредит. А так  проще сейчас приостановиться, подсчитать убытки, переждать и заново открываться уже в новых реалиях, - говорит Владимир.

В его рекламном агентстве о закрытии пока не говорят, они сделали все, чтобы сохранить фирму и прокормить коллектив — сократили  расходы, временно уменьшили заработную плату, стараются привлекать в качестве клиентов продовольственных гигантов. 

Онлайн-продажи протезов

Особенно обидно наблюдать, как умирает социально значимый бизнес, который и без того в России претерпевал большие трудности. Иван Худяков - известная личность в Бурятии, на протяжении многих лет он основывал и укреплял бизнес по производству протезов для инвалидов. Продажи налажены в Улан-Удэ, Чите  и Сколково. И, несмотря на то, что резиденты Сколково освобождены от уплаты аренды, бизнес Ивана, основанный на живом общении с людьми, в условиях пандемии страдает в большей степени. 

- Мы работаем с людьми,   находящимися в группе риска (это инвалиды, имеющие сопутствующие заболевания),  и должны напрямую работать с клиентом, встречаться, снимать мерки, что сейчас категорически запрещено. Поэтому решили запустить портал, с помощью которого инвалид может выбрать для себя все необходимые комплектующие, - рассказывает основатель группы компаний «Салют Орто».

Других идей по спасению своего бизнеса у него пока нет. На пресловутую господдержку предприниматель, конечно, надеется, при этом понимает, что зря.

- Возьмем в пример беспроцентный кредит на оплату заработной платы, там расчет исходя из МРОТ (в Москве - 20 195 рублей), а у людей семьи, им на эти деньги ничего не купить, это очень маленькие финансы для столицы. Если вы увольняете этого человека, то в центре занятости ему платят такую же сумму, тот же МРОТ. Только при этом предприятию не нужно влезать в долговые обязательства перед банками. По факту государство нас подталкивает увольнять людей, - рассуждает Иван.

Что действительно  помогло бы сейчас его бизнесу, так это живые деньги — субсидия. Иван Худяков отказывается понимать, почему исправным налогоплательщикам не могут помочь в трудную минуту.

- Отсрочка по налогам на полгода только звучит как помощь. Чтобы ее получить, нужно предоставить банковскую гарантию либо в залог имущество. Мы не можем так рисковать, ведь правительство не говорит, когда это все закончится, мы находимся в неведении, - говорит бизнесмен.

В неведении находится и Светлана Чойжинимаева, основательница сети клиник тибетской медицины «Наран». Работать им разрешено, как и всем медицинским организациям. Только посетители боятся коронавируса и все реже заглядывают в клиники. Чтобы хоть как-то заработать, пришлось предпринимать экстренные меры и перейти на производство продукции (фитосборов, джемов, солей и др.) и продажу их через интернет. Это не особо помогает расквитаться с долгами и обеспечить сотрудников зарплатой.

- Государство не хочет помогать, как необходимо. В Европе объявили режим ЧС, и государство проплачивает им аренду, у нас за аренду сами договаривайтесь, как можете. Мы платим налоги,   уходящие на поддержание того же госаппарата, а в итоге власти не могут принять меры, которые бы помогли нам. Такое отношение может кончиться очень плачевно, - говорит бизнесвумен.

Я заработал на кризисе

Есть и истории успеха. Даниил Дондупов, сооснователь центра сертификации «Верно Делаем», не любит хвастаться, но и не хочет врать. В начале марта, когда начали активно продавать маски, он понял, что на этом можно если не сколотить состояние, то благополучно пережить период пандемии.

- Я переориентировал свой маркетинг на сертификацию масок и антисептиков. У меня даже чуть-чуть вырос бизнес благодаря этому. Но ситуация меняется каждый день, правительство принимает какие-то законы, которые переворачивают всю картину. Например, установили госмонополию на продажу масок, теперь их можно продавать только в аптеках, - делится опытом Даниил Дондупов.

А предприниматели, закупившие огромные партии товара, вынуждены раздавать маски бесплатно либо переоформлять их название - из «медицинских» в «гигиенические» - и продавать в три раза дешевле. На этом фоне многие бизнесмены разорились, и стоит ли напоминать, что в аптеках по-прежнему нет масок?   

- Также я работаю с клиентами, которые хотят реализовывать ИВЛ и тесты на коронавирус. Раньше их нужно было регистрировать шесть месяцев, теперь благодаря пандемии это занимает две недели. И те предприниматели, которые очень быстро реагируют,   сейчас успевают завозить медицинские изделия и продавать, - рассказывает бизнесмен.

При этом основная клиентура, с которой Даниил работал до кризиса, его покинула. А это достаточно серьезные потери. И все же пока жаловаться не приходится, подытоживает предприниматель.

Позвони мне, позвони

Тем же, кто переживает трудные моменты, то есть большинству бурятских бизнесменов, в Москве готово помочь полпредство Бурятии, по крайней мере, так заявил его глава.

- Представительство помогает всем землякам. Если есть земляки,   открывшие бизнес и испытывающие трудности, пусть звонят и рассказывают о своих проблемах, мы можем помочь решить любой вопрос. Но нужно сначала конкретно сформулировать проблему, позвонить, подробно рассказать и поставить нам задачу, пока же таких звонков не поступало, - говорит Антон Виноградов, глава полномочного представительства Бурятии при президенте России.

В Московской торгово-промышленной палате нас также заверили, что делают все возможное для поддержки столичного бизнеса. В первую очередь  организуют онлайн-обучение по переводу продаж и продвижению товаров и услуг в интернете.

- Также при разработке пакета антикризисных мер властями   учтены предложения Московской торгово-промышленной палаты. Сбор предложений предпринимателей по  горячей линии МТПП  продолжается, - комментирует начальник управления информационной политики и связей с общественностью МТПП Николай Фигуровский.

По состоянию на 14 апреля на линию обратилось порядка 1500 бизнесменов с сообщениями о форс-мажоре. Почему они звонят, если власть только и делает, что поддерживает их, остается загадкой.

Сами регионы объективно не в состоянии спасать бизнес-земляков за пределами родной земли - им бы на местах справиться с этой сложной задачей. Пока же   видим, как государство размазывает поддержку по тарелке  и число предприятий, некогда успешных, сокращается десятками. Очевидно, что сегодня малому бизнесу, тонущему в кризисе, нужен спасительный танкер  вместо спасательных кругов, скинутых с проплывающего мимо теплохода по имени господдержка.

Валентин Соколов, «Номер один».
^