23.04.2020
Пока в Бурятии запрещали парикмахерские, буйным цветом расцвел  черный рынок

Глава Бурятии Алексей Цыденов разрешил работать парикмахерским, внеся послабления в свой Указ №37 от 13 апреля 2020, регулирующий работу бизнеса в период самоизоляции.  Ранее малый бизнес республики неоднократно просил правительство РБ возобновить стрижки. Однако пока разрешили лишь работать парикмахерским, имеющим отдельный вход с улицы. Многочисленным же коллегам из торговых центров предписано подождать. Между тем  за почти месячный период запретов в Улан-Удэ буйным цветом вырос  теневой рынок парикмахерских услуг. Одна из его представителей на условиях анонимности рассказала, как удавалось заработать на богатых клиентах в период искусственного дефицита услуг.

Держаться за машинку

Как известно, рост волос не запретишь указанием чиновников. За без малого месяц продолжающегося карантина  улан-удэнцы порядком обросли. Однако не все. Например, люди известные и состоятельные не выглядели в связи с эпидемией неухоженными, демонстрируя на публике свои аккуратные стрижки. Как выяснилось, спрос и предложения никуда не делись.  О чем может свидетельствовать значительно выросшее количество предлагаемых парикмахерских услуг в СМИ, соцсетях и на сайтах поисковиков.

Проблема в том, что услуга стрижки или укладки предполагает довольно интимный контакт: мастер находится от клиента гораздо ближе безопасной дистанции в 1,5 метра. Именно поэтому парикмахерские в период Covid-19 запретили самыми первыми. Таким образом остался без средств к существованию многочисленный класс мелких предпринимателей, в основном женщины. Улан-удэнский парикмахер Елена оказалась в их числе. По ее словам, она первое время просидела взаперти, безукоризненно выполняя все указания Роспотребнадзора.  Но вдруг выяснилось, что у нее нет денег. А держаться как-то надо. Тем не менее, несмотря на очевидный шаг - идти и работать,  Елена сомневалась.

- Поначалу не хотела, было страшно даже выходить, но когда пошла третья неделя и стало понятно, что карантин, скорее всего, продлят и в мае, то пришлось задуматься, - рассказывает она. - И тут как-то сразу начали звонить старые клиенты и интересоваться стрижками.

Парикмахер рассказывает, что теперь   обслуживает только тех клиентов, которых знает, рекламу не дает. К тому же в «доковидные» времена она и так специализировалась на выездном обслуживании тех, кто не ходил в обычные парикмахерские. В основном это довольно состоятельные люди. К ним Елена приезжала на работу или домой на личной машине со своим оборудованием.

Цены у нее и так были не рядовыми, а в связи с риском выросли примерно на 30%, в зависимости от сложности прически. Но от клиентов отбоя нет. Да и эффективность использования рабочего времени повысилась.

У них все дома

Приезжая на вызов, Елена теперь чаще всего стрижет всю семью. По словам парикмахера, еще до выезда она оговаривает с заказчиком все условия. Важное значение придается профилактике.

- Сама я работаю в респираторе и прошу всех тоже быть при мне в масках,   тех же, кто не стрижется, отходить подальше, - говорит она. -  Заранее задаю вопрос, есть ли у кого температура или кашель? Если чувствую, что темнят, то отказываюсь, прошу понять меня и не обижаться.

Однако подобное, по словам Елены, происходит очень редко. Она говорит, что у  клиентов чаще всего все хорошо продумано. Например, в последнее время   все чаще стрижет людей... на улице.

- У многих коттеджи, сейчас стало теплее, и, когда   предлагаю стричь на открытом воздухе, большинство охотно соглашаются, - говорит она. - Люди понимают, что это гораздо безопаснее, чем в помещении, единственная проблема - мытье волос, но чаще всего обходимся без этого.

По словам парикмахера, штрафов она не особо боится. ИП   закрыла пару лет назад, когда решила уйти из этой сферы, но, как оказалось, все, что ни делается, все к лучшему.

Боец невидимого фронта

Она говорит, что ее знакомые коллеги-предприниматели, работая без разрешения, очень рискуют (штраф до 150 тыс. рублей). Сама она,  как нигде не зарегистрированная,  практически невидима для проверяющих.

По ее словам,   еще до кризиса Елена выполняла фактически две функции - парикмахера и собеседника, своего рода психолога, просто слушая и поддерживая разговор. Сегодня все очень обострилось, и клиенты болтают без умолку.

- Мой приезд в семью  - это почти праздник, особенно для детей, - продолжает она. - Им очень тяжело и скучно сидеть взаперти, и я вижу, что они давно переругались друг с другом. И тут целое событие для них.

Разрешение    парикмахерским осуществлять свою деятельность восприняла в целом положительно, по ее словам, первое время  они столкнутся с ростом числа клиентов. Сработает эффект отложенного спроса, однако большого потока пока не будет.

- Например, мои клиенты не пойдут в обычную парикмахерскую, по крайней мере в период карантина, поскольку не хотят рисковать, ведь очереди в помещениях нельзя исключить, - говорит Елена.

Поэтому для нее мало что изменится.  Но для людей в целом это некоторая отдушина. Ведь парикмахеры  делают людей не только   красивыми, но и более уверенными в период блокировок. Жизнь то продолжается.

К слову, как следует из указа главы Бурятии, парикмахерским, соответствующим санитарным требованиям, необходимо  зарегистрироваться на портале «Работающая Бурятия» и получить разрешение на работу. Только после этого можно  открывать свои залы для посетителей.

Дмитрий Родионов, «Номер один».
^