26.04.2020
Обзор самых редких профессий Бурятии

Большинство людей, как правило, имеют самую обычную работу и живут, «как все». Но есть из этого правила некоторые исключения. «Номер один» рассказывает об обладателях самых необычных записей в трудовой книжке.

Спирт на усы

Постижеры (мастера по изготовлению париков) во все времена считались единичными специалистами. Профессия и сейчас не пользуется популярностью - в эту сферу молодежь идти не стремится. Знания и навыки передаются в основном от мастера к ученику. В Улан-Удэ таких мастеров можно сосчитать по пальцам одной руки – все они трудятся в театрах. В   Бурятской драме Дарима Дашиева работает уже более 40 лет, в профессию пришла молоденькой, сразу после окончания школы. С тех пор ежедневно окружена миллионами чужих волосков и приспособлениями с необычными названиями: карда, тресбанк, монтюр… 

- На один парик в среднем расходуем 200-граммовую копну волос. Обычно это локоны от разных людей. Перемешиваем их, расчесываем, а затем начинается самый длительный процесс - плетение тресса, - Дарима Соктоевна откладывает карду, специальную расческу, и начинает работать на необычном станке — тресбанке. С его помощью нужно получить 12-метровую ленту из волос. Для этого   работать необходимо по восемь-десять часов около восьми дней. 

Редко кому приходилось видеть, как по индивидуальным меркам изготавливаются парики, шиньоны, бороды, бакенбарды и другое - постижеры вручную  волосок к волоску  создают все это. Труд тяжелый - на один заказ уходит около трех недель не менее восьмичасовой ежедневной скрупулезной работы. Но результат впечатляет: парики из натуральных волос не отличить от настоящей шевелюры. 

Интересно, если в Москве постижеры покупают волосы в профессиональных магазинах, то в Бурятии мастера едут за материалом… в деревню. «Мы покупаем волосы в районах. За париком нужно ухаживать так же, как  ухаживаете за своими волосами, но мыть   не так часто. Если при укладке парика  использовали утюжок или плойку со стайлингом, то для волос на парике нужно сделать маску, вымыть и расчесать. Если парик с добавлением моноволокна, то вместо маски для волос следует использовать кондиционер для белья. А в советское время нам давали спирт – им мы протирали усы».

Постижер – работа творческая. Над созданием образа Дарима Соктоевна думает несколько дней: «Самые сложные – это лысые парики. И, помню, нужно было такой парик сделать для актера с шевелюрой, но   при этом на макушке должна   быть большая шишка. Долго искала материал для шишки, нашла случайно, подошла половинка киндер-сюрприза». 

Профессия – риск

Вместе со  взлетом бурятского кино в республике появилась и новая отрасль - собственная студия каскадеров «Сайнер» (в переводе означает «благородный воин»). Ее создал известный тренер по тхэквондо Эрдэни Жамбалов. Сегодня мастеров правильного риска можно насчитать чуть более десяти.

- В кадре все должно выглядеть реально – никаких красивых ударов ногами и руками. Все по-простому - проход в ноги, удар камнем, кирпичом, прикладом, первым, что попадется под руку. Настоящая драка простых сельских жителей, которые никогда не изучали рукопашный бой. И когда у тебя 100 человек дерутся саперными лопатами, ножами и прикладами, главное –   научить определять правильную дистанцию. И при этом у бойцов должны быть разные комбинации.

Его наставником в каскадерском ремесле и концептуальной разработке трюков стал известный бурятский режиссер Солбон Лыгденов. Секреты профессии Эрдэни также передал известный российский каскадер Сергей Головкин, тоже уроженец Улан-Удэ. 

По словам Эрдэни, самое сложное психологически - это гореть  в буквальном смысле. Среди трюков в «321-Сибирской» есть сцены, когда каскадеры горят в немецком бронетранспортере «Гономак»: «Это очень большое испытание, и, самое главное, нельзя паниковать. У каскадеров существует три уровня защиты - до, во время и после выполнения трюка. Важно чувствовать камеру оператора, ритм партнера, надо знать расстояние замаха оружия и радиус поражения огненных взрывов».

Спасти голос

Надежным ангелом-хранителем артистов называют Любовь Хабудаеву. Фониатор с большой буквы является заслуженным врачом Бурятии и председателем регионального отделения Российской общественной академии голоса. В далеком 1975 году по ее инициативе в театре оперы и балета открылся фониатрический кабинет.

- Меня, наверное, всегда тянуло к людям творческой профессии, к театру. Специфика моей работы – это различные воспалительные и онкологические заболевания гортани, заболевания, связанные с нарушениями голософункционального характера у пациентов, работа которых сопряжена с голосовой нагрузкой. Помимо певцов и студентов музыкальных заведений, это педагоги школ и вузов, профессиональными заболеваниями которых являются различные фарингиты и ларингиты. Врачую голоса.

Интересно, что фониатор лечит не только певцов. 

- Это и пациенты, утрата голоса у которых произошла в результате неудачной операции, например, на щитовидной железе. Если во время операции у больного случайно задевают возвратный нерв, происходит ограниченный паралич (парез) гортани, человек полностью или частично теряет голос. Кроме этого, есть риск развития стеноза различной степени сложности. Работа с парезами и параличами длительная, требует большого терпения. Процесс восстановления у всех пациентов протекает по-разному. И здесь многое зависит и от характера человека, и от его профессии.

У востребованного специалиста на первом месте остается театр. И это в 82 года.  

- Моя работа расписана согласно репертуару оперного театра. Большие нагрузки на голосовой аппарат, нервное напряжение необходимо правильно убирать, проводить профилактику. Для меня певец – это, прежде всего, пациент, от него я требую выполнения рекомендаций. Все зависит от самого человека. Бывает так, что человек оказался в сложной ситуации, и на всю последующую жизнь у него остается действующей одна голосовая связка. И для того, чтоб восстановить практически утраченные функции голосового аппарата, необходимо каждый день упражняться. Здесь нужны терпение и выдержка. Дух и вера.

Пинкертон местного разлива

Их профессия обязывает быть скрытными. Частный сыщик - профессия, о которой мы по большей части читали только в детективах. Но они есть и в реальной жизни.

- Розыск пропавших людей, сбор сведений по уголовным и гражданским делам -  это одни из основных наших задач, - говорит Александр Булдаев, руководитель детективного агентства.

По словам Александра, работа детектива специфическая и часто связана с человеческим горем: «Однажды к нам обратились родители, чью несовершеннолетнюю дочь похитили. В течение четырех дней мы нашли девушку, ее похитил наркоман, который таким способом хотел жениться на ней. Другую девушку также похитили и в наркотическом опьянении вывезли из республики. Нашли мы ее уже в глухой деревне в одной из сект. Или другой случай. Из Украины к нам обратился мужчина с просьбой найти его сослуживца, с которым он служил на флоте 27 лет назад. Что-то ему подсказывало, что нужно срочно увидеться. Когда мы нашли мужчину, оказалось, что он тяжело болен. Предчувствие не обмануло друга».

В этой работе самое главное - это опыт, поэтому все детективы в прошлом работали в оперативных подразделениях правоохранительных органов: «Конечно, нужны выдержка, терпение и отменное здоровье. Ведь нам часто приходится не спать и не есть сутками, сидеть в засаде, в общем, заниматься малокомфортными делами. Я выбрал эту стезю, потому что услуги детективов востребованы жизнью».

Бурятия ввиду ее экономических особенностей, не всегда нуждается в редких специалистах. Однако если уж таковые имеются, то их надо беречь. Ведь, как известно, кадры решают все.

Андрей Шевченко, «Номер один».
^