17.05.2020
Горожане бесплатно красят старые дома во имя доброй идеи

В сентябре прошлого года в Улан-Удэ стартовал проект «Старый город». Волонтеры вооружились кисточками и краской и покрасили два дома по улице Коммунистической. «Номер один» узнал,  зачем им это нужно и как происходит реставрация.

Взяли пример с Иркутска

В 2015 году в Самаре впервые прошел фестиваль под названием  «Том Сойер». Главная его идея - сохранение и восстановление исторической городской среды. Название для мероприятия придумал математик Андрей Чернов - в честь персонажа романов Марка Твена, который организовал покраску забора. 
Суть фестиваля сводится к тому, что волонтеры приводят старые здания в порядок, возвращая их в городскую среду обновленными. За несколько месяцев до запуска организаторы фестиваля выиграли городской конкурс идей, заручились поддержкой городской администрации, нашли спонсоров, которые предоставили строительные материалы и инструменты для работы.

В Иркутске акция по окраске фасадов домов впервые прошла на Киевской улице в 2012 году под названием «Красивым улицам – красивые дома». Идея акции – улучшение эстетического вида городов и вовлечение горожан в городскую жизнь. Проект посвящен приведению в порядок объектов недвижимости (в том числе объектов культурного наследия) - фасадов, заборов и дворов, при этом в акции вовлекаются горожане, жители и собственники объектов, представители городских организаций. 

В 2017 году организация «Иркутские кварталы» инициировала   акцию «Фасадник». За два месяца   окрасили фасады и заборы 42 домов. В 2018 году мероприятие  стало общегородским. Всего привели в порядок 73 дома.

Идеи «Фасадника» для подобного проекта в Бурятии взяла Аюна Пивоварова – идейный вдохновитель «Старого города». 

- Исторический центр в Улан-Удэ, к сожалению, в печальном состоянии. Собственники столетних домов пытаются ухаживать за ними, но не могут между собой договориться. Потому что, прежде чем приняться за такое дело, необходимо пройти несколько согласований, создать проект, найти людей и деньги. А в таких домах  в основном  живут арендаторы, им не до украшений, - рассказывает куратор проекта.

Аюна Пивоварова, кадастровый инженер по специальности, решила сделать упор на дома,   являющиеся объектами культурного наследия. Это гораздо сложнее, чем реставрировать обычные ветхие постройки, как делают в других регионах страны. Процесс согласования занимает несколько месяцев, а сама реставрация - всего один день. 

В команду проекта вошли общественники, кадастровые инженеры, архитекторы, реставраторы, бизнесмены, члены комитета по госохране объектов культурного наследия и фонда развития города. Последние и указали на те два дома, за которые взялись участники проекта.

- Мы не стали привлекать широкий круг волонтеров. Решили в первый раз сделать все сами. В глубокую реставрацию   не уходим, поэтому уложились за один день. Этим и прекрасен наш проект. Мы купили качественную краску благородного цвета, вымели столетнюю пыль, и стало видно, что дом красивый, что это памятник. Когда результат работы виден в течение дня, это здорово, – говорит куратор проекта.

Сучки недопустимы

Непосредственная работа по реставрации домов проходит под чутким руководством директора Научно-производственного центра по охране и использованию памятников истории и культуры Реваза Лутидзе. 

- Для проекта выбираются дома,  не требующие больших вложений и трудовых, временных затрат. Есть такие, где нужно, например, полностью менять ставни, этим пока не занимаемся. Наша задача – сохранить то, что есть, а не создавать новодел. Поэтому мы только красим фасады. Подбирается цветовое решение, максимально близкое к исходному. Также контролирую рабочий процесс – смотрю, чтобы доски были хорошо очищены от пыли и правильно покрашены, - рассказывает реставратор.

Оказывается, покраска домов,   являющихся объектами культурного наследия, непростое дело. Здесь прийти и просто помахать кисточкой не получится. При реставрации такое обыденное дело, как покраска, растягивается на несколько этапов.

- Приходим на объект, ставим леса, раздаем материалы – кисти, щетки, краску и прочее. Сперва удаляем пыль – либо щетками, либо шкурками-наждачками. Затем обрабатываем древесину антисептиком. И потом уже красим наличники, карнизы, пилястры. Дерево нужно как следует пропитать краской, в то же время не так, чтобы израсходовать все ведерко сразу. Дерево впитывает краску, как губка,   - описывает процесс Реваз Ревазиевич.
На покраске одного дома работают до пяти человек. Если фасад слишком длинный, приглашаются еще несколько волонтеров. 

Материалы и краска для покраски также подбираются заранее, абы что здесь не подойдет.

- На досках не должно быть сучков, мы их заказываем заранее   высшего сорта. Допустим, нужно сделать резьбу, а доска с сучком окажется. Тогда что произойдет? Сучок со временем высохнет и вывалится, а вместе с ним и узор нарушится. Работаем обычно с сосной, но если какая-то ручная, тонкая работа, берем кедр – на нем меньше сколов. Если использовать гипс, то подходит только специальный скульптурный  для лепнины, его выпускают на Самарском гипсовом комбинате. Когда он высыхает,  становится очень прочным, как керамика,  - рассказывает наш собеседник.

Краска для реставрационных работ также подходит не всякая. Реваз Лутидзе использует финскую на водной основе  - она не лопается на солнце и не так сильно выгорает, как масляная или нитроглицериновая.

Сейчас реставратор, руководитель проекта и другие члены команды готовятся к новому сезону - в этом году запланировано обновить  семь домов, шесть из которых являются объектами культурного наследия. В середине апреля завершилась работа по подготовке проектной документации. Хочется надеяться, что уже в ближайшее время исторический центр бурятской столицы силами волонтеров преобразится и заиграет новыми красками. 

Лариса Ситник, «Номер один». 
^