08.08.2020
Не спешите рассчитываться с обанкроченным банком, ведь, возможно, вам придется заплатить дважды

Эхо довольно скандального банкротства «Востсибтранскомбанка», зарегистрированного в соседней Иркутской области, докатилось и до Бурятии. Агентство страхования вкладов (АСВ), занимающееся ликвидацией этого финансового учреждения, решило проявить инициативу и руками приставов собрать деньги с должников, вовремя не рассчитавшихся по кредитам. Загвоздка в том, что, по мнению юристов, делать этого АСВ и приставы не имеют права, а значит, судьба взысканных денег непонятна. Более того, с должников, кто, не разобравшись, отдал свои деньги и имущество АСВ, те же долги могут взыскать повторно.

Миллионы и «уголовка»

«Восточно-Сибирский транспортный коммерческий банк» («Востсибтранскомбанк») приказал долго жить в прошлом году. Точнее, в мае 2019 года, когда Арбитражный суд Иркутской области (именно там зарегистрирован банк) признал его банкротом и открыл конкурсное производство.

Как сообщали тогда СМИ, проблемы в деятельности «Востсибтранскомбанка» возникли из-за незначительного запаса собственных средств и отсутствия источников их увеличения для покрытия убытков. Длительное время банк проводил непрозрачные сделки, направленные на поддержание капитала. Организация также совершала фиктивные операции для сокрытия недостачи денег и вывод высоколиквидных активов в размере 130 млн рублей с ущербом для клиентов.

Перед тем как прикрыть учреждение, Центробанк девять раз в течение года применял в отношении него меры надзорного воздействия, дважды вводил ограничения на привлечение денежных средств населения.

К слову, совсем недавно суд вынес решение в отношении бывшего председателя правления этого банка. Его обвиняли в оформлении фиктивных кредитных договоров. Суд установил, что 51-летний иркутянин с 2015 по 2018 годы для улучшения финансовых показателей перед Банком России давал указания подчиненным оформлять фиктивные кредитные договоры по документам, которые им же и предоставлялись. В результате банку причинен ущерб на сумму 115 млн рублей. Суд приговорил подсудимого к двум годам лишения свободы условно с испытательным сроком 5 лет. Кроме того, он обязан полностью возместить ущерб.

Казалось бы, стандартная история, хорошо вписывающаяся в политику ЦБ последних лет по ликвидации региональных банков, жертвой которой стал и наш «БайкалБанк». Но в

процессе банкротства начали происходить странные вещи, причем не в Иркутске, а здесь, в Бурятии.

«Письмо счастья»

Когда «Востсибтранскомбанк» еще был на коне, он, как и другие, выдавал населению кредиты. И так же, как и везде, находились граждане, кто в силу разных причин гасить долги был не в состоянии.

Одной из таковых являлась жительница Бурятии, в отношении которой еще в 2015 году приставы открыли исполнительное производство из-за непогашенного кредита. Сразу же у нее арестовали автомобиль. Но забирать не стали, оставив его на ответственное хранение.

Прошли годы, банк обанкротился, в службе судебных приставов Бурятии сменилось руководство (недавно на должность руководителя ведомства назначен Петр Ертанов). И вот в июне этого года приходит пристав-исполнитель и изымает автомобиль.

Женщина же примерно за месяц до этого писала приставам заявление с требованием прекратить исполнительное производство. И ее требование было вполне обоснованное. Ведь закон гласит, что если кредитор отправляется на банкротство, все исполнительные производства по его должникам прекращаются.

Приставы то ли очнулись после долгой спячки, то ли плохо прочитали нормы закона, на который должны опираться, но вместо того чтобы закрыть дело, начали работать по нему с удвоенной силой. Кроме ареста автомобиля, наложили арест на пенсионный счет и даже успели взыскать с женщины какие-то деньги.

Конечно, женщина подала в суд. На заседании представителю службы приставов был задан вопрос: на каком основании изъят автомобиль? Ответом являлось письмо от АСВ к приставам, где, во-первых, напомнили, что банк признан банкротом, и это правда. Во-вторых, указано на тот факт, что АСВ выполняет функции арбитражного управляющего по делу о банкротстве «Востсибтранскомбанка», и это тоже верно. А в-третьих, сказано, что «денежные средства в погашение задолженности перед АО «Востсибтранскомбанк» при безналичной оплате необходимо направлять по следующим реквизитам…» И далее – реквизиты АСВ.

Не одна такая

И вот тут уже произошла несостыковка. Чтобы ее объяснить, нужно понять, чем вообще занимается АСВ.

Когда банк банкротится, как правило, процедуру его ликвидации поручают именно этому агентству. Его главная задача – вернуть деньги вкладчикам за счет государства (ведь они застрахованы). Но не всем - есть ограничения по сумме вкладов, но это уже другая история.

Вторая по важности задача АСВ – продать имущество банкротящегося банка. На торги выставляются здания, автомобили, оргтехника. И долги. То есть АСВ не может самостоятельно взыскивать не уплаченные клиентами банка кредиты. Необходимо эти кредиты перепродать, и уже те, кто их купил, имеют право их взыскивать. То же самое и по остальным долгам – АСВ выполняет роль посредника, не более того.

Но почему же тогда с вышеупомянутой гражданки агентство решило взыскать долг напрямую? И почему приставы, ни разу не усомнившись в законности подобной процедуры, бросились выполнять требования, указанные в обычном письме какой-то организации, словно это не письмо, а федеральный закон?

Более того, по нашей информации, женщина, у кого изъяли авто, далеко не единственная, оказавшаяся в подобной ситуации. Таких исполнительных производств может быть множество, а это в корне меняет дело.

Вопросы без ответов

Пристав, изъявшая авто, в ответ на вопрос о том, чем она руководствовалась, отвечает следующее: «В соответствии со статьей 180 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» в случаях и в порядке, которые предусмотрены федеральным законом, государственная корпорация «Агентство по страхованию вкладов» исполняет полномочия ликвидатора финансовых организаций, а также конкурсного управляющего… Взыскателем автоматически после принятия судом решения о признании должника банкротом становится лицо, утвержденное Арбитражным судом для проведения процедур банкротства».

И если взглянуть на статью 180 Закона, то там действительно прописано, что АСВ является ликвидатором и арбитражным управляющим. Но про то, что «автоматически» становится взыскателем, ни слова. Откуда пристав взяла эту формулировку? И что это? Попытка оправдаться или банальная неграмотность?

Любопытно и другое, почему приставы почти пять лет ничего не делали, а как только банк обанкротился и сюда зашло агентство страхования, внезапно развели бурную деятельность? Да еще и сомнительную с точки зрения закона? Связано ли это со сменой руководства в службе, которая как раз выпала на этот период? Но главный вопрос: замешаны ли тут деньги?

Кстати, о деньгах: так как АСВ не имеет права взыскивать долги напрямую, то не совсем понятно, как именно будут расходоваться взысканные по этой странной схеме средства. И на что. Есть ли юридические основания рассчитываться из этих денег с теми, кому должен банк? Думается, что это повод для серьезной проверки, возможно, с участием правоохранителей.

Еще один момент. Так как АСВ взысканы эти деньги не совсем законно, то теоретически те же самые долги агентство может продать с торгов – уже по закону, как полагается. И тогда тот, кто купит этот долг, придет к нашей героине требовать повторной оплаты.

В общем, если приставы пришли к вам и пытаются взыскать с вас деньги в пользу АСВ по кредиту обанкроченного банка, то крепко задумайтесь: каковы будут последствия? И не пора ли обратиться к юристам или пойти в суд, чтобы оспорить странную схему взыскания?

Станислав Сергеев, «Номер один».
^