08.08.2020
Мать ребенка, пострадавшего от рук родственника полицейского, требует справедливости

15 июля на одной из улиц Баргузина произошло ДТП – подросток без водительских прав сбил на машине семилетнего мальчика. По словам очевидцев, ребенок от удара отлетел примерно на десять метров. К счастью, малыш остался жив, но получил травму головы и сильный испуг. Мама пострадавшего опасается, что расследование этого драматичного инцидента закончится ничем, ведь подросток – родственник местного сотрудника полиции. Женщина просит придать гласности эту историю, дабы избежать возможного беззакония.

«Все как в тумане было»

Так уж повелось в нашей республике, когда пострадавшие и потерпевшие боятся, что расследование происшествия, где они получили увечья, затянется или вовсе остановится. Людям, уже пережившим страшное, снова приходится чувствовать страх из-за того, что их никто не защитит. Если же в деле замешаны родственники сотрудников полиции, то он увеличивается в разы.

Мама пострадавшего в Баргузине мальчика тоже опасается, что за ДТП, произошедшее с ее ребенком за 300 километров от Улан-Удэ, никто не ответит.

- Подросток, сбивший моего сына, был на машине тети, а муж у нее работает в местном отделе полиции оперативником. Если бы я была уверена, что разбирательство пойдет законным путем, то не беспокоилась и к вам не обращалась бы. Но это далекая деревня, к тому же со мной в отделе разговаривали так, будто это я сбила человека, а не мой ребенок пострадал, - делится Елена.

В тот день мать с детьми гостили в Баргузине у родственников. Примерно в 17.20, накормив сына и дочь полдником, Елена предложила малышам сходить в парк. Когда вышли за ограду, мать открыла свою машину, чтобы взять очки, сын с игрушечным мячом направился через пустынную проселочную дорогу к соседским девочкам.

- Мы живем в Улан-Удэ, где активное автомобильное движение, поэтому сын знает, как нужно переходить дорогу. Я видела, что он посмотрел направо и налево и пошел к подружкам. Кирилл уже почти перешел дорогу, когда на обочине его вдруг сбила машина, водитель которой даже не пытался затормозить. Она выскочила из-за угла, причем на большой скорости. От удара сына отбросило метров на 10-12, не меньше, - глотая слезы, вспоминает Елена.

На «Тойоте Креста» от резкого столкновения даже отлетел госномер. Автомобиль проехался по нему и остановился лишь примерно в пяти метрах от места, где очутился сбитый ребенок.

- Я сразу же бросилась к сыну, легла с ним рядом, просила, кричала, чтобы кто-нибудь вызвал скорую помощь. Все как в тумане происходило. Помню, ко мне подошли трое парней, они посмотрели на меня, потом сели в ту машину, сдали задом и уехали. Позже водитель говорил, что он там один был, но и я, и сестра, и соседи видели троих пассажиров той злосчастной машины, - рассказывает Елена.

Травма головы и острый невроз

Пока ждали скорую, мимо проезжала «таблетка» с красным крестом на боку. Ее остановили и попросили добросить до больницы. Елена на руках занесла сына в спецмашину, так доехали до Баргузинской райбольницы. Медики осмотрели ребенка, зашили ему рану на голове, сделали рентген.

- Сын жаловался, что у него сильно болит живот, я испугалась, вдруг произошел разрыв какого-то органа. Настояла, чтобы ему сделали УЗИ. К счастью, обошлось. На следующее утро прилетел самолет медицины катастроф, моего ребенка транспортировали сначала на машине до Усть-Баргузина, где функционирует аэродром, оттуда - в Улан-Удэ. Кирилл попал в ДРКБ, здесь ему выставили диагноз: «закрытая черепно-мозговая травма, ушиб головного мозга легкой степени, линейный перелом теменно-височной кости справа, ушиб мягких тканей, подкожная гематома теменно-височной области справа», - зачитывает диагнозы Елена.

Слава богу, обошлось без сложных и тяжелых травм и переломов, и сейчас малыш уже выписан из больницы. Однако опасение, что травма головы еще даст о себе знать, у матери остается. Чтобы избежать последствий в будущем, следуя назначению лечащего врача, мать взяла консультацию у невролога.

- Каких-то серьезных нарушений врач не выявила, но установила у сына острый невроз и направила нас к детскому психиатру. Сына моего теперь не узнать, чуть что, сразу плачет. Кушать стал плохо, вспыльчивый. Невролог сказала, что это последствия травмы. Конечно, такой испуг у ребенка… Но найти детского психиатра сейчас, в период пандемии, мы не можем, они нигде не принимают. Ни в частной клинике, ни в поликлинике. Где его найти? Психотерапевта тоже нужно посетить. К травматологу не можем попасть – у сына в области бедра болит нога, после падения там был огромный синяк. Такие проблемы навалились, а ведь нам этой осенью в первый класс идти, - сетует Елена.

«Я им никому не верю»

Мама мальчика и сама до сих пор находится в шоковом состоянии. Беспокойства добавляет вялотекущее, по ее мнению, разбирательство по делу.

- Я хотела бы привлечь к ответственности подростка, сбившего моего сына, хочу, чтобы все было по закону, не больше и не меньше. Я крови не жажду, просто нужно, чтобы вычислили, с какой скоростью двигался автомобиль, кто, кроме водителя, был в машине, почему парень взял автомобиль без спроса. Чтобы опросили свидетелей. Ведь, например, мою сестру и соседей-очевидцев до сих пор не опросили. Я им никому не верю, потому что у подростка дядя (муж тети) полицейский, - делится Елена.

Мать с родными попытались вычислить скорость машины и пришли к выводу, что она была намного выше, чем 30 км/ч. Если учесть, как далеко отлетел ребенок от удара, а также неровное, в щебенке, дорожное полотно, то выходит, что автомобиль мчался по населенному пункту на скорости минимум 80-90 км/ч.

- Мне кажется, было бы честнее и правильнее, если бы полиция прояснила все эти моменты. Ведь пострадал маленький ребенок. А мне говорят, что более полное разбирательство возможно только в рамках уголовного дела, которое может быть возбуждено, если судебно-медицинская экспертиза установит у сына тяжкий вред здоровью, причиненный автомобилем. Боюсь, дело в Баргузине замылят, - опасается мать мальчика.

От родителей того подростка, что сбил сына, Елене не нужны деньги. Только если на лечение, и все по чекам. Более всего ее беспокоит то, что они как-то легко самоустранились.

- Если бы, не дай бог, мой ребенок кого-то сбил, я бы во всем помогала, поддерживала семью пострадавшего, лишь бы они его простили. В день наезда подросток и его мама попросили у меня прощения. На мой вопрос, почему он убежал с места и не попытался нам помочь, он сказал: «я просто испугался». Мать еще звонила два раза, а сейчас трубку не берет, на контакт с нами не идет. Так же не делается, – сетует женщина.

«Административка» для подростка

В республиканском МВД нас заверили, что административное расследование этого ДТП проводится в строгом соответствии с порядком производства по делам об административных правонарушениях в установленные законом сроки.

- В отношении нарушителя составлены административные протоколы по ч. 2 ст. 12.27 «Оставление водителем в нарушение Правил дорожного движения места дорожно-транспортного происшествия, участником которого он являлся, при отсутствии признаков уголовно наказуемого деяния» и ч. 1 ст. 12.7 «Управление транспортным средством водителем, не имеющим права управления транспортным средством» КоАП РФ.

Административные протоколы направлены в комиссию по делам несовершеннолетних МО «Баргузинский район» для рассмотрения по существу, - сообщили в ведомстве.

Также, по данным полиции, законный представитель виновника ДТП уже привлечена к административной ответственности за передачу управления автомобилем лицу, не имеющему водительских прав. Кроме того, возбуждено дело об административном правонарушении по статье «Нарушение Правил дорожного движения или правил эксплуатации транспортного средства, повлекшее причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшего».

- В рамках административного расследования полицейские направили запрос в медицинское учреждение о предоставлении выписного эпикриза. В дальнейшем будет решен вопрос о назначении судебно-медицинской экспертизы, направленной на установление тяжести вреда, причиненного здоровью пешехода. На основании результатов исследования будут приняты дальнейшие процессуальные действия, - прокомментировали в МВД по РБ.

В полиции информацию о том, что виновник дорожно-транспортного происшествия является родственником полицейского, не подтвердили. Елена этому нисколько не удивлена, ведь дядя подростку не кровный родственник. Будем надеяться, что полиция, не затягивая и четко следуя закону, проведет разбирательство по факту наезда на ребенка. Мы будем следить за расследованием этого дорожного происшествия.

Любовь Ульянова, «Номер один».
^