22.08.2020
Печально известная в республике бизнес-семья отправилась на банкротство

Иски о банкротстве   поданы в Арбитражный суд Бурятии от Михаила и Александра Алажиновых,   владеющих десятками компаний. Самая известная из них – торговая сеть «Надежда». К слову, СПК «Надежда» тоже пытается отправиться на банкротство, как и еще один актив Алажиновых - ООО «Мясной дом Бурятии». Некогда процветающая бизнес-сеть ныне задолжала сотни миллионов рублей. Что это – крах империи или попытка выйти из бизнеса и заработать на невозвратных кредитах?

Первый звоночек

Такое развитие событий, как банкротство Алажиновых, на самом деле было ожидаемо. Ведь еще в мае прошлого года стало известно о конфликте с «Россельхозбанком», результатом которого стал арест имущества.

Заявление о принятии обеспечительных мер «Россельхозбанк» подал вместе с иском к подконтрольным предпринимателю Михаилу Алажинову фирмам, которые солидарно должны банку 275 млн рублей. В их числе ИП Алажинов М. А, ИП Алажинов А.С., ИП Янтранов Б.Е., ООО «Торговый дом Надежда», ООО «СПК «Надежда», ООО «Важенка», ООО «Гран», ООО «ТДН Плюс», ООО «ТДН на Проспекте», ООО «Коралл», ООО «Надежда», ООО «Пищевая компания» и ООО «Мясной дом Бурятии».

В обосновании ходатайства представители банка тогда сообщали, что в соответствии с условиями кредитных договоров заемщик обязуется ежеквартально и ежегодно, а также по требованию кредитора предоставлять документы и информацию, характеризующие финансовое положение и хозяйственную деятельность заемщика.

«Однако заемщик и другие организации, входящие в Группу компаний «Надежда», уклоняются от обязанности по предоставлению бухгалтерской отчетности группы по итогам деятельности за 2018 год, оперативных данных за 1 квартал 2019 год, - говорится в заявлении банкиров. - Сотрудниками банка при выезде по месту нахождения розничных торговых точек и производственной базы группы установлено, что в помещениях розничной сети Группы компаний «Надежда» в Улан-Удэ продажа товаров осуществляется ООО «Верхнеудинский» - юридическим лицом, не входящим в ГК «Надежда». Производственная деятельность осуществляется, однако бенефициаром Группы компаний Алажиновым М.А. сотрудникам банка в предоставлении информации о текущих объемах производства отказано».

«Крузаки» под арестом

Более того, по данным «Россельхозбанка, в конце марта 2019 года Михаил Алажинов, зная о наступлении сроков исполнения обязательств по кредитным договорам, произвел отчуждение принадлежащей ему доли в размере 50% уставного капитала ООО «Парк сити» Санжиме Алажиновой. Было рассказано и о имеющейся задолженности ИП Алажинова М.А. и Группы компаний «Надежда» перед другими банками по кредитным договорам и перед налоговыми органами.

«Вышеназванные обстоятельства свидетельствуют, по мнению истца, о сокрытии Алажиновым М.А. достоверной информации о финансовом положении группы,  что позволяет банку полагать о предпринятых заемщиком мерах по выводу активов из группы компаний «Надежда», возможном преднамеренном банкротстве ИП Алажинова М.А. и т.п. с целью уклонения исполнения обязательств в значительной сумме по кредитным договорам, заключенным с АО «Россельхозбанк», - сообщалось в заявлении.

В качестве обеспечительной меры банк потребовал наложить арест на счета всех перечисленных юридических лиц и их наличность, арестовать находящееся у них в залоге оборудование, а также запретить совершать регистрационные действия с транспортом и недвижимостью. Список всего перечисленного занимает не одну страницу. В их числе грузовики и рефрижераторы, трактора и комбайны, различное сельхозоборудование.

Однако суд счел все вышеперечисленные меры избыточными и ограничился наложением ареста на расчетные счета подконтрольных Михаилу Алажинову фирм. Также суд запретил совершать регистрационные действия в отношении транспорта бизнесмена. В их числе оказались «Тойота Лэнд Крузер 200» 2015 года выпуска, «Тойота Лэнд Крузер 100» 2003 года и «Лексус LХ450D» 2015 года.

В убытках и долгах

Уже тогда можно было предположить, что дела у семейства Алажиновых идут не очень. Тем не менее  еще были основания полагать, что бизнесмены выкрутятся, погасят долги и продолжат развивать свою мясную и не только империю. И лишь недавно стало понятно, что такой исход маловероятен.

В августе Арбитражный суд Бурятии начал работать по сразу нескольким искам. Два из них – от Михаила и Александра Алажиновых, они просят признать их банкротами. Еще по одному – от СПК «Надежда» и ООО «Мясной дом Бурятии»,   также считающихся частью аграрной империи известной бизнес-семьи.

Что касается «Мясного дома Бурятии», то он на 100% принадлежит Михаилу Алажинову. Уставный капитал – скромные 20 тыс. рублей. Зато долги у компании нескромные – только по исполнительным производствам остаток суммы к взысканию – 264,7 млн рублей. На конец 2019 года выручка составила 7,2 млн рублей, что на 93% меньше, чем в предыдущем году. А чистый убыток – 11,7 млн рублей.

При этом  ранее компания чувствовала себя совсем неплохо. И даже участвовала в госзакупках, причем довольно успешно. «Мясной дом Бурятии» поставлял мясо в медучреждения по всей республике, в школы, детсады. И даже снабжал субпродуктами для кормления собак ведомственную охрану на Восточно-Сибирской железной дороге.

СПК «Надежда» уже имеет несколько собственников: это уже знакомые нам Михаил Алажинов (примерно 47%), Александр Алажинов (примерно 13%) и ООО «Торговый Дом Надежда» (примерно 40%), которое, в свою очередь, тоже принадлежит означенному семейству.

Уставный капитал здесь внушительный – 61,8 млн рублей. Но задолженность куда внушительней – 264,6 млн рублей по исполнительным производствам. Финансы на конец прошлого года, как и в предыдущем случае, поют романсы: выручка упала на 56 % -  до 32,4 млн рублей, чистый убыток составил 70,2 млн рублей.

Не осилили формальности 

Впрочем, это лишь часть «империи» - на Алажиновых записано множество компаний в сферах лесозаготовок, торговли продуктами, аренды и управления недвижимостью, общепита, разведения скота, переработки мяса и так далее.

Михаил Алажинов при этом считался в республике довольно успешным бизнесменом-аграрием. В 2016 году его СПК «Надежда»   победил в номинации «Лучшая сельскохозяйственная организация РБ».

Ранее Алажиновы даже пытались подмять под себя племзавод «Боргойский». Правда, способ выбрали довольно сомнительный. Владельцы племзавода неожиданно начали дарить свои доли Алажиновым без каких-то видимых причин. И бизнес-семья взяла бы предприятие под контроль, если бы не выяснилось, что доли   незаконно перераспределены, что удалось доказать в суде другим собственникам, у которых эти доли нагло отобрали, о чем неоднократно писал «Номер один».

На что рассчитывают Алажиновы сегодня, можно только догадываться. Ведь все мы знаем, как проходят у нас банкротства. Как правило, если их инициируют сами бизнесмены, значит, они придумали способ, как не платить по накопленным долгам. А, учитывая опасения Россельхозбанка по поводу вывода и отчуждения активов, такой исход вполне вероятен.

К слову, суд оставил их заявления пока что без движения. Алажиновы, будучи весьма серьезными бизнесменами, почему-то не смогли представить нужные документы и оформить свое заявление, как полагается. Впрочем, у них еще есть время исправиться.

Станислав Сергеев, «Номер один».
^